• 57,51 ↓
  • 67,89 ↓
  • 2,17 ↓
25 июля 2017 г. 10:21:19

Насколько белгородские школы приспособлены для детей-инвалидов, выясняли «Белгородские известия»

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Пандус для первоклассницы. Как сделать доступной «Доступную среду»

Этой весной в белгородской школе № 50 появился взрослый в инвалидной коляске. Владимир Тараненко проехал по маршруту, который должны преодолевать дети с ограниченными возможностями.

Работа подъёмника, лифта, ширина проёмов, расположение столов – ничего не осталось без внимания. Пригласили вполне здорового мужчину в школу не случайно: Тараненко – отец ребёнка с поражением опорно-двигательного аппарата, и кому как не ему знать, подходит ли новая школа для детей-инвалидов?

С 2011 года в области действует программа «Доступная среда», цель которой – архитектурная доступность и приобретение специального оборудования для обучения детей-инвалидов. В ней участвуют более 100 общеобразовательных школ региона. Что думают про эту программу те, для кого интересы инвалидов стали первоочередными?

Проблемы за порогом

Школа № 50 – первая в области, типовой проект которой предполагает, что в ней смогут учиться дети-инвалиды. И судя по тому, что сегодня в школу обращаются из других регионов, это пока редкий опыт.

«Нас находят в Интернете, у нас узнают, как сделать максимально доступной школу для детей с ограниченными возможностями, – поясняет директор школы Елена Галеева. – И если такие школы будут строиться, то я уверена, что в ближайшие 10 лет мы хотя бы на 50 % снимем проблему инклюзивного обучения детей».

Строящиеся по типовому проекту в Белгороде школы в микрорайонах Луч и Новый также будут доступны детям-инвалидам. Но будут ли они там учиться в ближайшее время? Прошло несколько месяцев, как открылась школа № 50, но родители детей-колясочников туда не спешат.

«Моя 15-летняя дочь на домашнем обучении, за всё время мы с ней единственный раз побывали в своей школе № 30. Что говорить, если в специализированной школе нет даже пандуса? – говорит Наталья Смолянина. – Для нас проблемы начинаются сразу за порогом квартиры. Коляску с ребёнком практически приходится тащить на себе по ступенькам».

Пандус у подъезда, который больше похож на горку с препятствиями, не самое главное препятствие. Многие упрекают родителей детей-инвалидов, что они держат детей в изоляции.

Что говорить о детях, рассказывает Наталья Смолянина, когда сердобольные бабушки, увидев её дочь с ДЦП, говорят своим внукам: будешь себя плохо вести – станешь таким же.

Александр Выродов определил свою дочь Машу в частную школу «Искорка». Для инвалидов её здание мало приспособлено, нет даже пандуса, ребёнка приходится заносить в школу на руках, но затем…

«Затем ребята просто налетают на коляску и переносят Машу в ней на любой этаж, – говорит Александр. – Учителям удалось создать такую атмосферу, в которой дочери комфортно».

Фото с сайта ru.123rf.com

Что впереди?

«Для того чтобы попасть в школу с доступной средой, необходимо туда добраться, – говорит Владимир Тараненко. – Но как это сделать, если этим занимаются здоровые люди, которые считают, что они всё делают правильно, но потом оказывается, что пользоваться многим ими сделанным инвалиды не могут».

«У нас есть специальные обоснованные федеральные стандарты, которые тщательно учитывают, как и что на строительных объектах должно быть сделано для людей с ограниченными возможностями», – говорит начальник отдела спецразделов и технологий производства Белгородоблпроекта Елена Семисорин.

Но в процессе реализации, утверждают те, кто пользуется оборудованием для инвалидов, не всё оказывается так гладко. Даже в лучшей по условиям для детей-инвалидов новой школе № 50 нашлись недочёты. Да, они мелкие и легко устранимые, например, где‑то на считанные сантиметры завышен подъём – но это препятствие для колясочников. Их не было бы, если бы родители детей-инвалидов и сами инвалиды привлекались в качестве экспертов.

«Что говорить об этом, если на обсуждении концепции по благоустройству Белгорода была встреча с экспертной группой, в которую входили бизнесмены, архитекторы, дизайнеры и много кто ещё, но не было приглашено ни одного человека, который бы представлял права инвалидов», – говорит Владимир Тараненко.

Другие адреса

«Я бы в первую очередь сделала доступным белгородский Центр восстановительной медицины и реабилитации, – говорит Ольга Корниенко, мама шестилетней Полины. – Мы дважды в год проходим в центре лечение, и здесь нет ничего для колясочников, ребёнка приходится поднимать на этаж на руках».

Этот центр посещают немало детей-инвалидов. Не вошла в программу «Доступная среда» и белгородская школа № 28, в первый класс которой в этом году пойдёт Полина.

«Но это ничего не значит, – говорит директор Анна Козловцева. – первому сентября в школе будет сделан пандус, средства на который выделяет комитет Восточного округа города».

Конкретные дети, на которых рассчитаны мероприятия программы «Доступная среда», учитывались и в школе № 1 города Строитель, где учится сын Владимира Тараненко.

«Пять лет назад у нас только что прошёл капитальный ремонт, когда мы узнали, что школа включена в программу «Доступная среда». Но, несмотря на необходимость переделок, мы были рады, так как у нас уже учились два школьника-инвалида, – говорит директор школы Ян Тарасов. – Всё просчитывалось, исходя из конкретных условий и потребностей, смотрели, где лучше расположить классные и тренажёрную комнату, какое необходимо оборудование».

А вот в школе № 28 Старого Оскола два года назад в рамках программы «Доступная среда» сделали пандусы, оборудовали санузлы для детей с нарушением опорно-двигательного аппарата, но пока всё это оборудование стоит в ожидании. Установили пандус в Майской гимназии, где он также не используется.

«Мы должны быть готовы, а вдруг дети, которым он нужен, появятся», – поясняет завуч гимназии Любовь Шукшина.

Но Владимир Тараненко, полагаясь на собственный опыт, утверждает, что надо делать не абстрактные инвалидные сооружения, а тщательно тестировать их, даже если в школе не учатся дети-инвалиды. Тем более что к одним пандусам дело не сводится. Кроме колясочников, о доступности которых к обучению так часто идёт речь, есть немало других инвалидов. И им требуются световые, тактильные, звуковые индикаторы, если есть ограничения по слуху или зрению, – это пока роскошь.

Фото с сайта pixabay.com

Добились от строителей

Один из удачных примеров – стрелковый тир на базе индустриального техникума. На его ремонт выделили более 2 млн рублей из областного бюджета и федеральных субсидий по «Доступной среде». Каждый спуск, поворот оборудованы пандусами, всё, вплоть до обустройства санузла, направлено на то, чтобы люди с поражением опорно-двигательного аппарата чувствовали себя комфортно.

И в том, что тир, как отмечают тренеры и спортсмены, получился действительно максимально удобным, большая заслуга директора Центра адаптивного спорта и физической культуры Елены Стрижаковой. Она не только привлекла к обсуждению, каким должен быть тир, специалистов, которые будут в нём работать, но и решала немало вопросов с подрядными организациями.

«Иногда проект, чтобы сделать его максимально приемлемым для инвалидов, надо было менять на ходу и аргументировано добиваться этого от строителей», – поясняет Елена Владимировна.

Этого и пытается добиться Владимир Тараненко, который в этом году обратился в Белгородоблпроект и передал специалистам материалы по организации доступной среды в общеобразовательных учреждениях. Иначе, считает он, многое разработанное людьми, далёкими от конкретных проблем инвалидов, так и не станет доступным. Даже если это и сделано по программе.


Что стало доступно детям с ограниченными возможностями в рамках программы «Доступная среда»?

Хорошее образование. Дети-инвалиды со всех районов Белгородской области учатся в Белгородском инженерном юношеском лицее-интернате в Центре дистанционного образования. Сегодня здесь около 60 учеников, которые осваивают предметы школьной программы на постоянной основе, около 70 ребят учатся через Интернет.

У всех дома бесплатно устанавливается комплект лицензионного оборудования, есть компенсация на оплату Интернета.

«Оборудование для каждого ребёнка мы подбираем с учётом его физических возможностей и характера основного заболевания, что позволяет обучаться без ущерба для здоровья», – говорит замдиректора лицея Ирина Еремина.

Учитель общается с ребёнком в режиме онлайн, у каждого ученика индивидуальное расписание, которое корректируется в зависимости от его состояния здоровья и занятости.

В центре работают 36 преподавателей плюс совместители, для которых также оборудованы рабочие места по месту жительства. С детьми-инвалидами занимаются учитель-дефектолог, логопед, психолог, социальный педагог. Учиться в центре может любой ребёнок-инвалид школьного возраста.

Стало больше возможностей заниматься спортом. Ребята ходят в оздоровительную группу по плаванию в бассейн «Луч». Они могут приходить заниматься плаванием на серьёзной спортивной основе пять раз в неделю. Дети также могут пострелять в полностью адаптированных тирах для неслышащих и колясочников.


для комментариев используется HyperComments