• 64,15 ↑
  • 68,47 ↑
  • 2,48 ↓
17 марта 2015 г. 16:58:40

«Белгородские известия» о том, как будут влиять долги по ЖКУ или алиментам на выдачу кредитов

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Отлучили от денег

Злостным должникам теперь не дают кредиты. Законодатели приняли решение за тех, кто уже имеет долги по квартплате, алиментам и даже мобильной связи. Для них кредиты в прямом смысле слова стали недоступной мечтой, поскольку вся информация о задолженности теперь попадает в личную кредитную историю. Раньше кредитное бюро собирало данные только по уже выданным кредитам.

На карандаш

Новое требование с 1 марта введено поправками в Федеральный закон о кредитных историях от 28.06.2014 г. № 189-ФЗ. Изменения касаются не всех, а только тех, кто не платит за коммунальные услуги или по алиментам на постоянной основе, и дело уже дошло до суда. У неплательщика, который желает навесить на себя новые долги в виде кредита, после вступления решения суда в законную силу есть только 10 дней, чтобы полностью погасить долги и тем самым реабилитировать себя в глазах финансового мира. Иначе вся правда о долгах в течение 14 дней уйдёт в кредитную историю.

Итак, теперь кредитная история российского заёмщика включает четыре раздела: личные данные; информацию об обязательствах и качестве их исполнения, где как раз говорится о коммунальных и алиментных долгах; далее – заявки заёмщика на кредиты и причины отказа, а также признаки дефолта – сюда вносится информация об отсутствии двух и более подряд платежей по кредиту в течение 120 календарных дней и ранее поданные заявки на кредит с описанием их дальнейшей судьбы. Последний раздел касается запросов на кредитную историю заёмщика.

«Повышается значимость кредитной истории как для россиян, так и для кредиторов. Это позволит повысить ответственность участников процесса кредитования, сделать его более прозрачным и эффективным», – приводит слова генерального директора Национального бюро кредитных историй (НБКИ) Александра Викулина пресс-служба НБКИ.

Иначе говоря, теперь есть своеобразный стоп-кран для тех, кто сам не в состоянии оценить свои финансовые возможности и, уже имея долги, хочет усугубить положение кредитными обязательствами перед банками. Станет ли? Человек с плохой кредитной историей не пойдёт в банк, а обратится в ломбард или в микрофинансовые организации, где ему с радостью ссудят нужную сумму под все 300 % годовых и не будут озадачивать себя опасениями его возможного дефолта.

«Требование, чтобы банкиры проверяли эти истории, – нормальное требование, ведь нельзя всем подряд выдавать кредиты: тем самым банки множат должников», – считает председатель совета белгородского отделения Всероссийской лиги защитников потребителей Николай Бойко.

По его словам, эта мера призвана прежде всего защитить банки от недобросовестных
заёмщиков, хотя не исключено, что стремление получить кредит подтолкнёт их к разным дельцам типа «помогу получить кредит с плохой кредитной историей».

«Если у человека есть намерение получить деньги, то его уже не остановишь. Естественно, что он будет обращаться и в такие структуры, которые будут ему что-то обещать, но в конце концов он может остаться и без тех денег, которые ему пообещают, а ещё и заплатит людям, которые занимаются такой деятельностью. Всегда нужно оценивать риски», – напоминает Николай Бойко.

А оно мне надо?

В прошлом году белгородцы набрали больше 55 млрд рублей только по розничному кредитованию. По подсчётам портала «Рейтинги и новости», область стала четвёртой среди регионов ЦФО по кредитованию населения.

С точки зрения развития финансового сектора, наверное, неплохо. Но основную часть розничных займов в регионе, как и по всей России, составляют рискованные потребительские кредиты, которые значительно дороже и быстрее других видов займов. ОНФ подсчитал наши позиции в рейтинге закредитованности, и оказалось, что каждый белгородец должен банкам примерно 62 тыс, рублей, или 2,5 месячных дохода, если исходить из официальных данных о средней зарплате в регионе. Общий же долг жителей Белгородской области по кредитам, по данным ОНФ на декабрь 2014 года, составлял 96,4 млн рублей,из которых 5,3 млн – просрочка. Для отдельных заёмщиков долговая нагрузка уже давно превратилась в непосильную ношу.

Новые экономические условия заметно охладили кредитный пыл в первые месяцы 2015 года. Сейчас щедрость большинства банков в Белгородской области в сегменте потребительского кредитования граничит на уровне 27–39 % годовых. Есть предложения от 15 %, и тут ключевым можно назвать предлог «от». Самые честные указывают 69 % , а то и все 80 % годовых. Такие проценты сами по себе, без всяких законодательных инициатив, многих потенциальных клиентов должны заставить сильно призадуматься: а так ли необходимо занимать?

Алексей Киселёв, директор Белгородского регионального филиала Россельхозбанка: Рынок недобросовестного заимствования перестанет существовать или очень существенно сузится

«Эти шаги правильные. У меня очень консервативный взгляд на этот счёт: Бюро кредитных историй должно исключить все мошенничества, которые подлежат формализации, то есть с недобросовестным исполнением обязательств, недостоверной информацией, которая предоставляется. Жаль, что мы долгое время не обладали этим алгоритмом. К нам попадали заёмщики, которые имели массу фактов, связанных с недобросовестным поведением на финансовом рынке, но не дошедших до Бюро кредитных историй, ввиду того что они официально не пользовались кредитами, хотя могли иметь частные долги, исполнительные листы. Хорошо, если наша система проверки позволяла выявить эту информацию – и мы их блокировали.

Снижение спроса (на потребительские кредиты, которое банки стали ощущать с начала года – прим. авт.) будет, но этот спрос во многом был фиктивным и не создавал новую стоимость на рынке. Большая часть этих кредитов потом трансформировалась в «проблемку» и сужала денежную базу, потому что банкам приходилось списывать эти деньги на убытки. Поэтому глобально для экономики скачки потребительского кредитования имели эффект на краткосрочный период, когда увеличивался товарооборот, и позволяли оживить экономику. Но когда проблемная задолженность накапливалась на балансах банков, это влекло негативные последствия, и из-за плохих заёмщиков в итоге страдали хорошие, к которым предъявлялись более высокие требования. Тяжелее стало привлекать из-за этого добросовестных клиентов, которые более чувствительны к процентным ставкам и менее доходны для банков. С другой стороны, мы надеемся, что это (новое требование закона – прим. авт.) снизит наши издержки по проблемной задолженности.

Микрофинансовые организации также пользуются базой кредитного бюро. Мне сложно говорить за них, может быть, они будут готовы кредитовать. Всё зависит от того, какие риски они готовы на себя принимать, выдавая кредиты. Да, скорее всего, эти клиенты пойдут за деньгами туда, где смогут их получить. Но, на мой взгляд, рынок недобросовестного заимствования перестанет существовать или очень существенно сузится. В шутку скажу, что для отдельных категорий граждан получение кредита стало альтернативой зарплаты. Есть факты задокументированные, к счастью не у нас, когда у одного заёмщика может быть несколько десятков кредитов. Он ухитрился их как-то оформить, и зачастую по внешнему виду его трудно идентифицировать как рисковую категорию: прилично одет, неплохая машина. При этом он продолжает поддерживать образ жизни за счёт всё новых и новых заимствований, которые привлекаются уже и на текущие потребности, и на погашение прежних обязательств. Таких людей немного, но факты есть».


для комментариев используется HyperComments