• 65,99 ↓
  • 74,90 ↓
  • 2,38 ↓
25 октября 2018 г. 12:24:33

Интервью с начальником Белгородской таможни Алексеем Архиповым

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
От качества нашей работы зависит имидж страны
Алексей Архипов. Фото пресс-службы Белгородской таможни

25 октября – День таможенника Российской Федерации. Как встречают свой профессиональный праздник белгородские защитники экономических интересов страны во главе с новым руководителем?

На Белгородской таможне ушедшего в отставку Анатолия Ушакова сменил бывший начальник Владимирской таможни Алексей Архипов. О переезде в Белгород он ни капли не жалеет.

Я бывал в кабинете прежнего начальника Белгородской таможни и, войдя туда для встречи с новым руководителем Алексеем Архиповым, немного удивился.

— Ничего ведь не изменилось, – произнёс я. – Вы даже мебель не переставили.

— А зачем? – ответил Алексей Николаевич. – Здесь всё хорошо. Главное – ничего не испортить.

Алексею Архипову 49 лет. Он родом из Ивановской области. В 1992 году окончил Владимирский политехнический институт по специальности инженер-электромеханик и пошёл работать на Костромской электромеханический завод.

«Год работал инженером-конструктором на заводе. Было это в начале девяностых. К сожалению, производство рушилось, зарплату по полгода не платили, – рассказывает Алексей Николаевич. – Как раз в то время создавали Костромскую таможню. Решил уйти туда. Хоть зарплата будет».

Начинал Архипов в отделе технических средств таможенного конт-роля и связи.

«Я обслуживал компьютеры и копировальные аппараты. Позже окончил Российскую таможенную академию. Работал начальником отдела, заместителем начальника таможни. А потом, через девять лет службы, стал начальником Костромской таможни».

— То есть решили сделать карьеру в таможне?

Алексей Николаевич чуть задумался. Было заметно, для него это вопрос философский. Вернее, тот, на который в двух словах и не ответишь:

— Оглядываясь на прожитые годы, в том числе и профессиональные, можно придумать ореол романтики или, как говорят, прислушиваться к так называемому внутреннему голосу. Но в то время я даже не задумывался, буду ли большим начальником. Просто пришёл работать. И всё.

— А как получилось, что именно вас назначили начальником Белгородской таможни?

— Вы сейчас пытаетесь своим вопросом залезть не только в душу, но и в механизм кадровой работы федерального органа. Скажу так: мне поступило предложение возглавить Белгородскую таможню, и я согласился.

— Есть ли отличие между Владимирской таможней и Белгородской?

— Да. Коренное отличие в том, что Белгородская таможня – это граница. Во Владимирской области мы, в основном, оформляли только документы на ввезённые или вывозимые товары. Здесь же я ежедневно сталкиваюсь с живым организмом под названием граница, на котором что‑то происходит. Мы делаем всё необходимое, чтобы и внутри страны, и за её пределами бизнесу было комфортно. От качества нашей работы зависит имидж страны.

— Вы, видимо, привели в Белгород свою команду?

— В этом не было необходимости. Здесь профессиональный и работоспособный коллектив. Белгородская таможня и в Центральном таможенном управлении, и в Федеральной таможенной службе не одно десятилетие находится на хорошем счету. И моя задача – не только сохранить то, что есть, но и улучшить.

— Как вас принял коллектив?

— Настороженно. Но я чувствую, что с каждым месяцем эта настороженность уменьшается. Это нормально. Хуже было бы, если бы меня встречали с распростёртыми объятиями. Следовало бы задуматься.

— Ваша семья живёт в Белгороде?

— Мне бы не хотелось распространяться о своей личной жизни, – ответил Алексей Николаевич. – Государева служба не позволяет. Поди знай, кто, когда и зачем захочет использовать эту информацию в неблаговидных целях.

— А чем отличается работа Костромской, Владимирской и Белгородской таможен?

— Когда я работал в Костромской таможне, то чаще всего мы оформляли лесоматериалы. Когда во Владимирской – химию, кондитерские изделия, сырьё для стекольной промышленности. Нынче же приходится работать с людьми, пересекающими границу. И у каждого свои проблемы, которые приходится оперативно решать. Таможенная служба на границе, по сравнению с работой внутри страны, требует быстрого и оперативного принятия решений.

Алексей Архипов, кстати, стал изучать азы металлургии:

«На Белгородчине это основной экспортно-импортный товар. Поэтому приходится вдаваться в подробности. Стал и в этой нише товароведом. Потому что должен знать, что как называется и сколько, в принципе, стоит».

— Есть ли планы по улучшению работы таможни?

— Сейчас задан новый вектор перемен нашей организации. К 2020 году центров оформления коммерческих партий товаров останется лишь шестнадцать. В ЦФО – один. А центральная электронная таможня расположится в Москве. Она и станет оформлять коммерческие партии товаров.

— Получается, что импортёрам для легализации товара нужно будет ехать в Москву?

— Нет. Коммерческий экспорт и импорт сможет декларироваться в электронном виде в любом из шестнадцати организованных центров электронного декларирования. То есть въехал большегруз на территорию России, мы его проверили –
и всё. Оформить товар, по желанию владельца, он сможет в любом из шестнадцати центров. Там уже будет собрана вся информация о грузе.

— Алексей Николаевич, у вас есть увлечение?

— Пешком люблю ходить. Когда принял должность и переехал в Белгород, вдоль и поперёк наш красивый город прошёл.


для комментариев используется HyperComments