11.12.2016, Воскресенье 09:11
  • 63,30
  • 67,21
  • 2,45
26 ноября 2016 г. 10:16:11

Как «Белгородская правда» поднимала колхозные урожаи и надои

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Орден мокрой курицы

Газета наравне с обкомом партии контролировала положение дел в хозяйствах, ей отчитывались о ходе посевной и уборочной, положении дел на фермах. Прокуроры начинали день с чтения «Белгородки», чтобы понимать, что и где у нас не так.

Красная и чёрная

Так повелось, что с первых шагов образования колхозов в начале 1930-х годов (имеется в виду массовое появление и укрепление) их руководство писало два отчёта: для секретаря парткома и копию – для «Белгородской правды». Рапорты отдельных хозяйств победного содержания, подписанные председателями колхозов, печатались на первой полосе в витиеватой рамочке.

Но были в газете и две коллективные доски, которые оглашали списки лучших и худших колхозов во время подготовки к севу, самого сева, уборки урожая и других работ. Первая – для ударников и новаторов называлась красной и существовала более 40 лет. Вторую доску – чёрную – для срывщиков, оппортунистов, разгильдяев (как только не называли за эти годы нерадивых работников!) вели до Великой Отечественной войны.

Для той и другой списки формировали по данным райкомов и обкома партии. Но журналисты добавили перчинки в вечную борьбу лучших и худших. В 1933 году в газете учредили собственную «награду» для отстающих колхозов – Орден мокрой курицы. Не знаем, существовал ли орден в натуральном виде, но изображение его сохранилось – несчастное создание эта курица: без перьев, с полузакрытыми глазами, стоящая на одной ноге. Насколько обидно или позорно было получить такой знак отличия, история умалчивает.

Покончить с суетнёй

Но отчёты отчётами, а для собственной оценки ситуации на местах редакция постоянно устраивала рейды в сёла, после чего обязательно публиковала статьи. Их воспринимали как серьёзные сигналы, которые власть и контролирующие органы, в том числе прокуратура, должны были проверить. Статьи обсуждали на партийных бюро и пленумах, в горкомах и обкомах.

Чаще всего найденные корреспондентами недостатки подтверждались. Так, например, в 1939 году Белгородский райком партии проанализировал материал «Пора закончить с заседательской суетнёй» и постановил, что пора и впрямь покончить с заседаниями в рабочее время. Сельсоветам и колхозам рекомендовали проводить совещания только после работы и организовать их так, чтобы они длились не больше двух-трёх часов. А председателей вовсе не дёргать во время уборки урожая и вызывать на заседания в райцентр только с разрешения райкома.

Если подтверждались факты безалаберности, виновные рисковали попасть под уголовную статью или лишиться партбилета. Как, например, в 1949 году руководители колхоза «Красная нива» после выхода статьи «Потерянная слава», когда выяснилось, что во время хлебозаготовок они «ослабили руководство многогранным хозяйством» и выполнили план только на 39 %.

Если факты не подтверждались, то по шапке получал редактор или его заместитель, которым на партсобраниях указывали на недостоверность изложенного и предупреждали, чтобы в другой раз не отвлекали серьёзных людей от работы необоснованными сигналами. Но чаще всего начальство ругало редакторов «Белгородки» как раз за то, что газета мало критикует и слабо освещает колхозные недочёты.

 

Как журналисты находили золотую середину в процессе работы – загадка. Но линию на изобличение недостатков газета гнула постоянно. В 1970–80-е годы писала, что в некоторых колхозах доярки в глаза не видели аппарат для механической дойки, что халатно относятся к уборке урожая прибывшие от предприятий горожане, почему уезжает из сёл молодёжь и о многих других сельских проблемах.

Говорить об успехах всегда было проще и приятнее, что газета постоянно делала, прославляя лучших аграриев области.

Передовое в газете

Вообще, «Белгородская правда» фигурировала везде, где употреблялось слово «колхоз». Любой сельскохозяйственный почин тут же подхватывался областным изданием.

Организовали в 1932 году в Белгороде первую колхозную ярмарку – газета не только напечатала о том объявление, но и возглавила работу бюро содействия колхозной торговли.

Началось движение «За здорового колхозного коня» в 1930-е годы, селькоры чаще иных ветврачей стали наведываться в колхозные конюшни, проверяя качество корма и ухода за лошадками, фотографируя животных.

Стахановскому движению в колхозах и совхозах в газете посвятили отдельную рубрику.

Кукурузная эпопея Никиты Хрущёва, строительство крупных животноводческих комплексов с середины 1960-х, курс на специализированные колхозы в 1970-е годы, выполнение продовольственной программы 1982 года… В 1990-е кризиса газета каждую неделю честно рассказывала о том, в какое тяжёлое положение попали колхозы. Началась другая жизнь, где слова «коллективное», «общее» заменили «частное», «акционерное общество».

Имени негров

По материалам «Белгородской правды» можно проследить историю создания белгородских колхозов, узнать имена их первых героев, увидеть их фотографии. Или узнать, как некоторые из колхозов получили свои названия.

В одном из номеров 1932 года опубликовали статью под интригующим (для нас, во всяком случае) названием «Протестуйте против казни 8 молодых негров». Оказалось, что в духе интернационализма и международной солидарности «Белгородская правда» призывала поддержать, говоря нынешним политкорректным языком, афроамериканцев, которым в США грозил суд Линча. Казнить их должны были по сфабрикованному делу об изнасиловании белых женщин. На самом деле задержали девять человек, но одного потом оправдали из‑за малолетства.

Эта история из далёкого американского Скоттсборо нашла на Белгородской земле совершенно неожиданное продолжение. В селе Сафоновка Ивнянского района в честь жертв расовой дискриминации появился колхоз имени девяти рабочих негров.

 

Название, конечно, было по всем меркам из ряда вон выходящее, потому что коллективные хозяйства предпочитали имена героев революции (имени КироваФрунзеВорошилова и пр.) или словосочетания, содержащие революционную символику («Красная звезда», «Серп и молот», «Новый быт» и другие соответствующие политике названия).

По информации директора Ивнянского краеведческого музея Сергея Шаповалова, образовался колхоз имени девяти рабочих негров в начале 1930-х годов (судя по дате заметки, в 1932–33 годах), а в 1950 году его и ещё пять небольших хозяйств объединили в один – «Путь Ильича».

Удивительно, но в этот же временной промежуток в селе Илек-Кошары Краснояружского (теперь Ракитянского) района существовала сельхозартель имени самой газеты «Белгородская правда». При укрупнении колхозов в 1950 году она вошла в состав колхоза «Знамя труда».


Редакция благодарит сотрудников Государственного архива Белгородской области за помощь в подготовке материала.


для комментариев используется HyperComments