• 63,30 ↓
  • 67,21 ↓
  • 2,45 ↓
16 сентября 2015 г. 14:51:35

Народный мастер Альбина Борисова ищет основы оскольской росписи

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Оранжевый – не наш
Альбина Борисова. Фото Владимира Бабича

Традиционной росписи в наших краях не существует. Для её рождения, считает народный мастер Альбина Борисова, не было исторических предпосылок. Мы были пограничьем, и здесь развивались другие ремёсла.

Первый мазок

«В России народных кистевых росписей не так уж и много. Можно выделить хохлому, городецкую, урало-сибирскую, северную. Я думаю, что наш край и белгородский народ настолько самобытен и самодостаточен, что имеет право на существование своей росписи», – говорит Альбина Борисова, мастер росписи по дереву.

В художественной росписи обязательно есть символизм. Хохлома всегда считалась богатой, царской, много золотого цвета, ярко-красного. Остальные направления более, как выразилась Борисова, крестьянского толка. Люди писали то, о чём мечтали. Лошадь – желание богатства, в старые времена безлошадный двор – значит бедный. Изображали пузатого петуха как символ достатка и сытости.

«Я пишу сейчас по мотивам двух стилей: хохломского и городецкого. Очень содержателен городецкий. Много жанровых сцен, образов птиц и животных. Центральное место занимают цветочные мотивы, пышные розаны. Для меня важно досконально изучить народную художественную роспись. Я пыталась смешивать росписи, привносить что-то своё, но потом понимала, что мои вкрапления там чужеродны, они выпадают из общей композиции. Появиться новые элементы могут только на традиционных промыслах, где мастера живут духом тех мест», – рассказала мастер.

В основе оскольской росписи, а может даже и белгородской, Борисова видит природные мотивы.

«Взять, к примеру, традиционную глиняную игрушку, она простая и незамысловатая. И роспись должна быть без помпезности, нам ближе крестьянское, народное. Главным элементом, безусловно, должен стать цветок. Я пробовала писать колокольчик с васильком, красочно смотрится полевая ромашка. Фигурок животных я в росписи не вижу, – объясняет Альбина Борисова. – Белгородчине ближе по духу цветочные мотивы. И гамма цвета природная: тёплый синий, неяркий коричневый и зелёный, редкие ярко-красные точки. Оранжевого, как в хохломе, там точно не будет, это не наш цвет».

Девочка с опилками

Борисова родом из Губкина. В семье все «художничали», мама детдомовская, самоучка, замечательно рисовала, папа стихи писал.

«Мы жили на первом этаже, а в подвале была столярная мастерская. Лет с пяти повадилась туда бегать, меня сначала гнали, а потом разрешили сидеть в сторонке на горе опилок. Я набирала их в ладони, запах дерева просто завораживал. Как я мечтала, чтобы мне дали стругануть рубанком. Может, поэтому я теперь люблю дерево и работаю только с ним», – вспоминает Альбина Юрьевна.

В 1984 году Альбина заканчивает Губкинское техническое училище по специальности художник-декоратор. Занималась оформлением интерьеров в кафе, ресторанах, магазинах. Знает толк во всём, начиная от резьбы по дереву и заканчивая ковкой и чеканкой.

«С тех пор и не выхожу из орбиты художественной деятельности. Пять лет работаю в Незнамовском сельском модельном доме культуры. Веду занятия в студии росписи по дереву «Купава» для взрослых и «Купавка» для детей. Я рада, что те знания и умения, которые я им даю, падают на благодатную почву. Моя ученица Лида Асянова поступила в Старооскольский педколледж на дизайнера. И я надеюсь, что эта девочка продолжит моё дело, и когда-нибудь оскольская роспись всё же явится миру», – с волнением сказала мастер.

Национальный код

Истоки народных художественных промыслов в седой древности. Но в каждое время мастера пытались привнести что-то своё. Лучшие находки сохранялись, неудачные – отметались, как выражается Альбина Юрьевна, «отшелушивались». Так развивались и обогащались традиционные стили, а где-то рождались свои, самобытные. Иногда они возникали, «вытекали» из уже существующего.

«Знаете, плагиат существовал всегда. И в любом стиле вы найдёте далёкие отголоски прежних, старых мастеров. Ремесленники приезжали на ярмарки, покупали друг у друга поделки, разъезжались по своим весям, что-то подсматривали и копировали. Я не считаю, что занимаюсь плагиатом, работая в несвойственном нашему месту ремесле», – говорит Борисова.

Страшнее плагиат другой, считает мастер, – тот же промышленный ширпотреб. На фабрике делают слепок и штампуют «народное искусство», вымывая из него русскую душу.

«Поэтому мы и стараемся сберечь и передать искусство традиционных промыслов следующему поколению. На выставках и ярмарках возле народных мастеров собирается много людей, которых как магнитом тянет к своим истокам, – рассуждает Альбина Борисова. – Значит, в нас ещё сохранился национальный код, и пока он есть, мы неистребимы и непобедимы».


для комментариев используется HyperComments