• 63,87 ↓
  • 68,69 ↑
  • 2,45 ↑
1 сентября 2015 г. 17:58:03

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
«Они нас переловили, за руки-ноги завели в школу»

Белгородцы вспоминают своё первое в жизни 1 сентября


 

Борис Осыков,

журналист, писатель, краевед

 

Фото Вадима Заблоцкого

В школу я пошёл в 1944-м. Почти все военные годы мы прожили с отцом в 5-м запасном авиационном полку под Пензой. Когда осободили Ивню и соседние сёла, в том числе родное село отца — Павловку (в 7 км от Ивни) — он взял меня туда с собой. Ехали на попутных-перекладных, через разрушенный Белгород — картины его до сих пор сохранились в памяти до мельчайших деталей. В селе был старый сад, деревья уже зазеленели, но видно было, что они все иссечены осколками, и это было очень страшно. Возле садов была немецкая траншея, и мы, мальчишки, находили там много трофеев. К лету 1944 года мне было неполных восемь лет, а в школу брали только с восьми. Отец, погостив немного у родителей, уехал в свой полк, а меня оставил с дедушкой и бабушкой. И о школе я тогда, конечно, не думал.

Школа в Павловке располагалась в старинном двухэтажном здании. Туда приходили дети и из соседних сёл и хуторов: это была единственная средняя школа на всю округу. И вот 1 сентября 1944 года. Возле школы — небывалое оживление, много детей разных возрастов, по-моему, даже музыка играла.

Мы с другими мальчишками-дошкольниками тоже прибежали к школе и очень завидовали тем ребятам, которые пойдут учиться. А они смотрели на нас, мелочню, немного свысока. И вот зазвонили в колокольчик — настоящий, размером с ладонь, и все школьники ринулись на уроки, а мы остались на улице. Стоим, смотрим на дверь, домой идти неохота... И вдруг из школы вылетают старшеклассники и — к нам. Мы в рассыпную. И вот они нас переловили, за руки-ноги (ну я-то особо не сопротивлялся, а другие пытались убежать) завели в школу. В большой класс в конце коридора. Там за партами сидело совсем немного детей. Учительница, Евгения Васильевна, показалась нам очень доброй, как мама, встретила нас спокойно, по-домашнему. Сказала: «Садитесь, узнаем, сколько вам лет, и, может быть, вы с этого года будете ходить в школу».

Все стены были увешаны плакатами на разные учебные темы, мне это было очень интересно: читать я любил, а в 1944 году ни книг, ни журналов особо не было. Учительница узнала, что мне несколько месяцев не хватает до восьми лет, спросила: «Буквы знаешь? Читать умеешь?» — «Умею!»

Она только кивнула: она знала моего отца, он тоже в этой школе учился. И я проходил в павловскую школу почти весь первый класс, пока отец не увёз меня в полк. Там, в 5-м запасном авиационном полку, я и встретил День победы. Но школы там не было, и мне пришлось пропустить целый год, пока отца не перевели в Куйбышев, где я и пошёл во второй класс.


 

Елена Коннова (Алейник),

глава администрации села Берёзовка

  • Елена Конова с мамой Верой Андрееввной накануне 1 сентября

В ожидании первого школьного дня, встречи с новыми друзьями и первой учительницей я, конечно же, проснулась раньше всех в доме. Сразу же начала приставать к маме с косичками. И, наверное, от того, что волосы у меня были очень светлые, она вплела мне в косу не белый, а коричневый бант.

Тогда в школу первоклассников вели не мамы с папами, а старшие ученики. В тот год, 1971-й, с нашей улицы собралось 15 учеников разных классов. Все они дружной компанией зашли за мной и моей подружкой, тоже первоклассницей, Леной Винник. Мама бросила нам вслед монетку — на удачу — и мы отправились. Представляете: я — нарядная, в окружении красивых взрослых парней и девушек. Счастью не было границ!

Впечатление от встречи с первой учительницей осталось в памяти на всю жизнь. Вервейко Мария Петровна — так звали нашу вторую маму. Красиво уложенные волосы, статная фигура, строгий костюм и глаза... глаза, полные материнской заботы. Как-то сразу мы, первоклашки, к ней потянулись... А вечером я с нетерпением ждала маму с работы, чтобы взахлёб рассказать ей о своём первом учебном дне.

...Вспоминается мне ещё вот какой случай из первого школьного года. К нам в гости тогда приехал брат отца из Харькова. А мы в школе уже изучили прописные буквы, и я придумывала, как буду расписываться, когда вырасту. Показала подпись дяде. А он мне в ответ: «А зачем тебе в колхозе подпись, в ведомости на зарплату можно и крестик поставить». Захлестнула меня обида за сельских ребят! Сама того не осознавая, я тогда, наверное, получила мощный стимул для учёбы. Захотелось доказать, что сельские дети тоже могут добиться чего-то в жизни.

Мне было очень интересно учиться. И я рада, что мои сын и дочь тоже закончили эту же, самую лучшую в районе, Берёзовскую среднюю общеобразовательную школу имени С. Н. Климова.


 

Константин Курганский,

директор ЦМИ, председатель региональной организации Российского союза молодёжи, выпускник школы № 12 Белгорода

Я родителями был воспитан на советских фильмах про школу. «Доживём до понедельника», например. Многого тогда не понимал, но смотрел, поэтому некий образ учителя у меня сформировался. И моя первая учительница в него никак не вписывалась: это была женщина метра два ростом, с сумасшедшим макияжем... Недопытайло Наталья Ивановна. Она шла на линейку, закрывая собой солнце. Я тогда реально испугался!

Помню, только уселись в класс — кто-то умный спросил, почему фамилия такая: Недопытайло. Она рассказала легенду о прапрапрадеде, который попал в пещеру к каким-то врагам, его пытали и расспрашивали, где партизаны... Не допытались, в общем. Потом испуг, конечно же, прошёл: буквально со второго дня Наталья Ивановна влюбила в себя всех. Я, кстати, недавно узнал, что она умерла года три назад.

Линейка здорово смотрелась. Сейчас на том месте хоздвор, а тогда стояли флаги всех советских республик, цветочки росли. Все в школьной форме, с портфелями. Это потом уже с пакетами начали ходить (у меня был классный такой, с Ван Даммом!). Я даже успел пионером стать — в 1991 году, 22 апреля, галстук повязали. А к следующему 1 сентября его уже и не принято было носить...

В школе я отличался не самым лучшим поведением. Но не в плане хулиганства: я либо списывал, либо мудрил с домашкой. Родителям проверять было некогда, поэтому я переворачивал лист и просто заново переписывал одно и то же задание, надеясь, что на уроке прокатит. Но прокатывало далеко не всегда, потому что в 1-м классе ты, естественно, не хитрее учителя. Я учился в классе «Б» — на параллели только две буквы было. И меня одно время хотели перевести в «А», но это ж всё равно что к врагу перебежать! Благо, обошлось.

В целом из школьных лет ещё запомнилась история, когда я получил тройбан в году по английскому. Я не смел признаться в этом маме: у нас школа специализировалась на английском, и языку всегда уделяли особое внимание. Я, значит, сзади дневника, где выставлялись четвертные и годовые оценки, исправил «3» на «5». За учительницу, разумеется, расписался. И вот канун последнего звонка, 24 мая. Мама приходит домой с цветами. У тебя, говорит, английский весь год шёл тяжело, а Галина Алексеевна вытянула всё-таки на пятёрку. Хочу, мол, завтра её лично поблагодарить. Это был вечер таких мучений! Сказать — не сказать? Я уже продумал разные варианты, якобы Галина Алексеевна приболела, уехала. Но родители, видимо, быстренько всё поняли и продолжали меня раскручивать на правду. Раскрутили. Получил от папы подзатыльник. Зато выдохнул: совесть была чиста.

Возвращаясь к 1 сентября, признаюсь, что этот день, как и многие дети, я не любил. Исключение — это 9–10-й классы, когда ты уже взрослый, хочется поскорее встретиться с друзьями и ещё не надо переживать по поводу экзаменов и поступления в институт.


 

Вероника Васильева,

актриса Белгородского государственного академического драматического театра имени М. С. Щепкина

Мой папа – военный, и за школьные годы мне пришлось поменять не одно учебное заведение. А в свой первый День знаний я пошла в школу № 45 неподалёку от Новодевичьего монастыря в Москве. И довольно хорошо помню то 1 сентября 1989-го.

Ещё задолго до события мне купили форму. Кстати, на фото я примеряю её именно в день покупки, а в руках у меня искусственные розы, которые мне бабушка дала «для картинки» – получилась такая репетиция перед главным днём. И школьное платье, и белоснежные фартук, воротник и манжеты, отделанные кружевом, и ажурные гольфы, и новые сандалии – всё мне нравилось. Только из-за ранца я сильно переживала. Сине-коричневый, огромный, с металлическими застёжками, он походил на мальчиковый. Но в то время особенно не из чего было выбирать, и я, в конце концов, к нему привыкла.

Наконец, настало 1 сентября. В то утро мама разбудила меня очень рано. И начала собирать на линейку. И вот я в парадной форме с ранцем за плечами уже шагаю по дороге из жёлтых листьев в школу. Держу маму за руку, в другой – несу пышный букет разноцветных астр. С серьёзным видом вручаю его моей первой учительнице Наталье Викторовне, встречающей нас на школьном крыльце. Она мне сразу понравилась – настоящая русская красавица с выразительными глазами и длинной густой косой. И очень добрая. Учительница взяла астры, вдохнула их нежный аромат и улыбнулась мне.

В следующую минуту я уже спешила на школьный двор влиться в бело-коричневый жужжащий рой. Торжественная линейка завершилась, и мы, первоклашки, разбившись по парам, отправились в класс. Наши заботливые родители уже приготовили для нас чай со сластями. Мы знакомились друг с другом, общались. Обычно мне нужно время, чтобы освоиться в новой обстановке с новыми людьми, поэтому я держалась скромно, с интересом наблюдая за происходящим. Но когда вместе с мамой мы возвращались домой, я подумала, что очень хочу завтра пойти в школу, снова увидеть Наталью Викторовну и ребят. И эти первые ожидания подтвердились в будущем, мне было интересно в школьных стенах.

А дома нас ждали близкие и друзья семьи. Разговоры, смех. Хорошо помню чудесный запах шарлотки и приятный треск «зарезанного» арбуза. Кстати, и яблочный пирог, и арбуз появлялись на праздничном столе каждое 1 сентября и теперь вызывают у меня устойчивые ассоциации с ним. Но, понятно, не только они. Ощущение чего-то совершенно нового, необычного, чувство радости, много новых открытых лиц, улыбки, красивые цветы, пышные банты – все впечатления того самого первого похода в школу слились в одно большое и тёплое воспоминание из моего детства. Оно приходит ко мне всякий раз, когда наступает первый день осени.


 

Никита Редкокашин,

управляющий сети кофеен «Калипсо»

  • Николай Редкокашин (слева)

Моя мама работала учителем в 24-й школе города Фрунзе (Бишкек). И задолго до начала учёбы я знал школу досконально, потому что помогал маме ремонтировать летом класс. Я очень хотел учиться и ждал 1 сентября.

Мне сшили красивый серый с полосками костюм, и, наверное, я чувствовал себя в нём совсем-совсем большим. Ну и, конечно, портфель – у всех нас были советские портфели с тонкими лямками, которые надевались, только если поставить его на парту, а потом подлезть под него, просовывая в лямки руки.

Отлично помню свой первый урок – урок знакомства. Нам рассказывали, как много мы узнаем и какими станем. Обманули почти во всём, кстати. Запомнился один кадр: родители, ждущие нас на улице, болтающие между собой и сидящие на подоконниках. После окончания этого урока папы и мамы обступили стол преподавателя, что-то обсуждая. Мне же была необходима оценка. И непременно пятёрка!

Пробравшись через взрослых, я протянул дневник и настоятельно потребовал мне её поставить. Домой я эту пятёрку унёс вместе с обещанием отработать на занятиях. Как показало время дальнейшей моей учёбы, обещание я практически не сдержал.


для комментариев используется HyperComments