• 63,30 ↓
  • 67,21 ↓
  • 2,45 ↓
3 апреля 2015 г. 13:08:39

«Белгородские известия» выясняют цену креативного подхода в деле выбивания денег на детей

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Олежа, заплати алименты!

Фото рекламного щита с изображением загорелого мачо, возлежащего на перине и окружённого рамочкой с цветами и подписью «Олежа, от души с 8 Марта! Заплати алименты» опубликовал в «Твиттере» местный блогер. Небольшое журналистское расследование показало, что плакат находится не в Белгороде. История умалчивает, пробудил ли этот поступок бывшей супруги отцовские чувства у человека, который, видимо, подзабыл о существовании отпрыска, но оставить равнодушным такой креатив точно не мог. «Белгородские известия» выяснили, возможно ли появление такой «рекламы» в Белгороде и сколько родителей задолжали по алиментами у нас.

Посиди, подумай

Фото билборда разошлось по Интернету, аудитория, его увидевшая, увеличилась. И теперь не только сам Олежа, но и его друзья и друзья друзей, возможно, узнают его и напомнят об отцовском долге.

Особо ревностные блюстители морали и семейных ценностей, а по совместительству личные недоброжелатели невольного героя – или, скорее, антигероя – сей публикации могут сообщить о его местонахождении в службу судебных приставов. Уж там-то знают, как освежать беззаботным папашам да и мамашам воспоминания о бурной молодости. В рамках закона, разумеется.

На 1 января 2013 года в работе у Управления Федеральной службы судебных приставов (ФССП) по Белгородской области было 11 818 дел по алиментам. За два года их сумели сократить до 7 300.

«Мы создали отдельную группу по алиментам. у нас максимальная нагрузка на пристава не более 300 производств, но для этой категории мы сделали нагрузку минимальную, чтобы у них было время взыскивать задолженность и штрафовать, применять меры уголовного преследования», – рассказывает руководитель УФССП по Белгородской области Игорь Рудаков.

Для мам и пап, которые предпочли скинуть с себя финансовые заботы о своём ребёнке, есть ускоренные «курсы родительского мастерства» в местах не столь отдалённых. В прошлом году по Белгородской области против неплательщиков алиментов возбудили 790 уголовных дел. За неполные три месяца этого года в производстве уже 207.

«Увеличилось количество приговоров, когда суд назначает срок лишения свободы, и уменьшилось количество наказаний в виде исправительных работ, – продолжает Игорь Рудаков. – В основном мы нацелены на то, чтобы должникам, которые являются злостными неплательщиками и ранее уже привлекались к уголовной ответственности, суд назначал реальные сроки лишения свободы».

Фото из «Твиттера»

Градус злости

Перефразируя классика – все счастливые семьи счастливы одинаково, каждая несчастливая семья разводится по-своему. Одним везёт остаться в дружественных отношениях, другие жизнь после развода кладут на то, чтобы уколоть бывших побольнее: отсудить не просто половину имущества, а до последней рубахи! Хочешь алименты – получи две тысячи в месяц: «Потому что я теперь не зам генерального, а сантехник и зарабатываю 8 тыс. рублей, вот и справочка имеется, а задолжал за три месяца потому, что вообще без работы был». А ведь, может, и действительно уже не топ-менеджер, а сантехник – как определить «степень злостности»?

«Вопрос остаётся дискуссионным, – подтверждает главный судебный пристав области. – Но уже выработана судебная практика: к тем, кто не платит алименты вообще, несмотря на предупреждение приставов, или, получая нормальный доход, платит мизер, несоразмерный с суммой задолженности, мы применяем меры уголовного преследования».

Сейчас нет определённой пороговой суммы, после которой алиментщика официально признают злостным неплательщиком. Да и как её установить, если всё зависит от судебного решения: одному суд назначает к выплате твёрдую сумму 10 тыс. рублей в месяц, другому – 20 тыс., третьему – четверть заработка, четвёртому половину… Каждый случай индивидуален.

Множество таких индивидуальностей сливаются в единый поток уклонистов – пять лет назад в стране их было 1,5 млн человек, в прошлом году снизили до 978 тыс. Как рассказал директор Федеральной службы судебных приставов Артур Парфенчиков, такой результат дала специально разработанная программа, по которой работали всё это время. Только за прошлый год судебные приставы взыскали с россиян алиментов на 2 млрд рублей, а против тех, кто платить категорически не хочет, возбудили 70 тыс. уголовных дел.

Поймай меня, если сможешь

Мало возбудить уголовное дело – человека надо ещё найти. Тут традиционные методы зачастую бывают безрезультатны, и тогда за дело берутся люди с фантазией – в ФССП креативщиков немало.

В прошлом году в Нижегородской области уклонистов-алиментщиков водили на экскурсию на зону, чтобы те увидели, что их ожидает, если они и дальше не будут платить детям. Там же в 2010 году крутили фильмы о должниках перед показами в кинотеатрах. В Сочи фотографии злостных алиментщиков судебные приставы размещали в маршрутках, на городских экранах и в прессе; в Брянске их изображения украшали кофейные аппараты. В Пензе и Владимире фотографии вывешивали на доске объявлений на автовокзале, а в Казани – на информационных табло в автобусах нескольких маршрутов.

Управление ФССП Ростовской области пошло ещё дальше – в прошлом году фото, фамилия и адрес граждан, задолжавших по алиментам и уголовным штрафам, напечатали на спичечных коробках, картонных упаковках для сладостей и коробках для пиццы. И ведь сработало – через две недели после того, как первые 40 коробок с пиццей были раскуплены, кто-то узнал человека на фото и сообщил приставам. Оказалось, что житель Таганрога недоплатил детям 800 тыс. рублей и давно в розыске. Против него возбудили уголовное дело…

Красноярские судебные приставы размещали портреты, имена и фамилии алиментщиков и банковских должников на бирдекелях – картонных подставках под пивную кружку. В Карелии с их фотографиями продавали даже молоко в пакетах.

Да и Олежина жена совсем не пионер по части использования рекламного пространства. Билборды с фотографиями алиментщиков размещали судебные приставы в Северной Осетии, Бурятии, Забайкалье, Коми, Костроме…

Задушевные вечера

Помимо этого в разных регионах нерадивых родителей зовут на встречи с ветеранами, блокадниками, священниками – в расчёте на то, что душеспасительные беседы заставят дремлющую совесть проснуться. Кстати, в городе Тосно Ленинградской области такой подход принёс в 2010 году неплохие результаты. Что конкретно сказали алиментщикам ветераны и блокадники, не уточняется, но 7 из 11 неплательщиков устроились на работу и начали выплачивать деньги.

В Белгородской области с уклонистами-алиментщиками тоже беседуют священники. Говорят, некоторым помогает. Другие нетрадиционные методы широко пока не применяются.

«Фотографии мы публикуем, но только в отношении лиц, которые находятся в розыске. Мы размещаем о них информацию на своём сайте, в СМИ, но, конечно, нет фотографий ни на подставках для пива, ни на коробках от тортов, – говорит Игорь Рудаков. – Представьте, вы открываете коробку с тортом, а там фотография какого-то мужика. Зачем портить людям аппетит? Торт же не должник покупает».

По словам главного судебного пристава, гораздо эффективнее демонстративных игр с картинками реальная помощь тем, кто не может заплатить алименты.

«Мы активно работаем с органами местного самоуправления – созданы комиссии по трудоустройству лиц, осуждённых на наказание, не связанное с лишением свободы, посредством квотирования рабочих мест на предприятии: чтобы эти граждане устраивались на работу и можно было вытянуть их из этой ямы», – продолжает Игорь Рудаков.

Цена мести

Передать привет бывшему мужу через баннер в Белгороде оказалось не так-то просто, да и развлечение это совсем недешёвое.

«Размещать объявления личного характера на билбордах вообще-то запрещено», – сразу сказали в первом рекламном агентстве, куда корреспондент обратилась с необычной просьбой эксперимента ради.

Ещё в нескольких заявили, что поскольку рекламные щиты в городе демонтируют, то вряд ли вообще удастся найти компанию, которая сможет помочь. Но главное – поставить цель! Нет отдельных щитов – повесим прямо на доме, желательно напротив окна забывчивого папаши.

– Вы можете предоставить рекламную площадь 3 х 6 м на доме, я даже знаю на каком, чтобы разместить «привет» для бывшего мужа? – вопрос вызвал смешок в очередном агентстве.

– Не знаю, к нам ещё с подобными просьбами не обращались. А что вы хотите?

– Ну, скажем: «Саня, гад, заплати алименты!» – и его фото с египетского отдыха.

Пока менеджер ушёл консультироваться, прикидываю расценки: 15–17 тыс. рублей в месяц за аренду площади, помимо этого 3–4 тыс. рублей за печать изображения и ещё около 2 тыс. монтаж и демонтаж самого баннера. Итого дешевле 20 тыс. рублей в месяц не получается… Олежа, возлежащий в тюльпанах, видимо, прилично задолжал, не иначе!

– Теоретически это возможно, давайте фотографии и информацию для размещения, и дизайнер всё это соберёт в макет, – прояснил вежливый сотрудник рекламного агентства. – Постараемся сделать, как вы хотите, но окончательное решение принимается в администрации города.

– Буду думать, – туманно отвечаю менеджеру.

А подумать есть над чем: с одной стороны – расходы, которые, возможно, и не будут возмещены выплаченными алиментами. С другой – задетое мужское самолюбие может и до суда довести.

«Возможность использования изображений граждан в фотографиях, видеороликах, даже в произведениях изобразительного искусства регламентирована гражданским законодательством РФ, что позволяет гражданам законно защищать права на своё изображение от произвольной публикации в СМИ, рекламных носителях, интернет-сайтах и прочих, – говорит медиаюрист Елена Захарова. – Согласно ст. 152.1 ГК РФ, обнародование и использование изображения гражданина (в данном случае фотографии) допускается только с его согласия. И хотя этой же нормой закона предусмотрены случаи, когда согласие гражданина не требуется, при всём желании наша ситуация не может быть отнесена к случаям, при которых согласие гражданина на обнародование и использование его изображения не требуется».

Юрист подчёркивает, что ни административной, ни уж тем более уголовной ответственности такие действия обиженной жены не предполагают. Максимум, что сможет Олежа, если сильно возмутится, – потребовать, чтобы его фотографию удалили и компенсировали ему моральные страдания, нанесённые его чувствительной натуре грубым обнародованием некрасивых фактов из его личной жизни.

«Если в добровольном порядке фотография удалена не будет, то гражданин имеет право требовать в судебном порядке прекращения использования своего изображения. Речь может идти о денежной компенсации за незаконное использование изображения и моральный вред, а также возмещении убытков, полученных в результате распространения материалов, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию. Возможно и требование опровержения сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, если они распространялись в СМИ», – говорит медиаюрист.


для комментариев используется HyperComments