• 63,92 ↓
  • 67,77 ↓
  • 2,44 ↓
29 октября 2016 г. 11:16:36

«ОнОнас» рассказывает, как Птаху из телевизора занесло в Белгородскую область

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Однажды в Строителе
Фото из личного архива Александра Пташенчука

Птахой его зовут свои. По паспорту он Александр Пташенчук. По жизни – артист. Любителям КВН запомнился как Лена из танцевальной бальной пары и заикающийся латышский полицейский (команда «Дежавю», город Нерюнгри), а сегодня его знают по выступлениям в юмористическом телешоу «Однажды в России». Однажды Александр оказался в Белгороде – и влюбился.

— Вы родились в 10 км от Одессы, бо́льшую часть жизни прожили в Якутии, перебрались в Москву. Как на карте этих передвижений возник Строитель?

— Как‑то с одним из моих нерюнгринских друзей катались на машине по ночной Москве. Время свободное было, делать нечего, и вдруг он говорит: «Поехали в Белгород!» Его родители к тому времени жили в Таврово и как раз умчали куда‑то в отпуск. А там дом трёхэтажный, природа, баня… Чё б не поехать? Часа в три ночи стартанули, в одиннадцать я продрал глаза, открыл окно: дороги хорошие такие, деревья аккуратненькие, тропинки… И запах какой‑то родной! Прокатились по городу, я сразу влюбился. И решил перевезти сюда родителей. Понял, что здесь им будет комфортно жить. Поездил по районам, посмотрел на Строитель: маленький городок, как Нерюнгри, только всё чистенько, благоустроено, идеально прям! И ценник демократичный, продукты местные… Скинул родителям фотки, так, мол, и так, подумайте. Мы‑то виделись с ними раз в два-три года, потому что съездить в Якутию – это 50 тысяч на дорогу только. Можно в Таиланде хорошо отдохнуть. В итоге продали там квартиру и купили здесь, в новом доме: рядом фруктовый сад, парк роз, церковь – супер просто. Родители счастливы, северной пенсии им хватает, можно ничего не делать! И главное, я теперь рядом – сел в машину и приехал. Единственное, пришлось в ипотеку влезть. Но ничего, заработаю.

Фото со страницы Александра Пташенчука «ВКонтакте»

— С этой целью и отправились в Москву, так? В Нерюнгри не видели перспектив?

— У меня в Нерюнгри были серьёзные отношения, первый курс университета по специальности «открытые горные работы» и перспектива трудиться на угледобывающем предприятии. В общем, нормально себя чувствовал! Играл в КВН на местном уровне и не планировал куда‑то дёргаться. А в Москву просто поехал с другом на месяц – поработать у его дядьки в какой‑то строительной фирме. Ну и город посмотреть – ни разу в Москве не был. И неплохо заработал! Решил остаться, поступил на заочку в университет туризма и сервиса. И ушёл из КВН – сказал ребятам, что начинаю в столице новую жизнь.

Устроился в фитнес-клуб инструктором по спортивному питанию. Зарплаты хватало, чтобы платить и за квартиру, и за учёбу. И на жизнь оставалось. Ребята-кавээнщики посмотрели на меня и через год тоже сорвались в Москву, поступили в университет культуры и искусств (МГУКИ). На творческом экзамене показали кавээновскую визитку – и их всей командой взяли на бюджет! Они продолжали играть в КВН, отучились год и сказали: «Санёк, давай к нам! Чего ты там деньги платишь? Поступишь на бюджет, будем вместе жить в общаге…» Так и вышло. Я сдал творческий экзамен, заехал в общежитие… и стал дальше работать, а не играть в КВН. Тем временем команда съездила на фестиваль в Сочи и очень хорошо там выступила – взяли в Первую лигу. Тогда уже меня припёрли к стенке: «Санёк, возвращайся, у нас перспективы!»

— Работу, наверное, пришлось оставить?

— Начались сборы, поездки, игры, но на первое время удалось договориться. Ребята в фитнес-клубе подменяли меня, работая по два-три недели без выходных, потом, соответственно, я отрабатывал в таком же режиме. Но, несмотря на то что директор очень меня любила, вечно так продолжаться не могло. Уволился. Однако для меня возвращение в КВН, в творчество стало глотком свежего воздуха. Да, началась трудная, зато настоящая студенческая жизнь – общажная, безденежная, весёлая.

— Кавээновская классика. Денег нет…

— Но вы держитесь там. Да.

— Однако большой КВН – это большие расходы. Кто вам помогал?

— Сначала администрация города Нерюнгри. Мы отыграли сезон в Первой лиге, дошли до финала (заняли второе место), а потом успешно выступили в Сочи. Так успешно, что нас, минуя Премьер-лигу, взяли в Высшую. Первые игры, первые эфиры… Для Нерюнгри это было нечто! Нерюнгри – и на Первом канале! В первый раз за всю историю республики, наверное. В «вышке» сметы выросли, на одни только перелёты требовалось по полмиллиона, плюс гостиницы в Москве – очень дорого. Тогда нас стало спонсировать уже правительство Якутии.

Команда «Дежавю»
Команда «Дежавю»
Фото из официальной группы «Я люблю КВН» в «ВКонтакте»

— Какие перелёты, если команда жила в Москве?

— Не вся. В Нерюнгри жила Надя(фронтмен команды «Дежавю» Надежда Ангарская – прим. авт.), Оля Паздникова, Максим Степаненко и наш директор Людмила Березовская. К тому же правительство республики помогало с тем условием, чтобы в команде были якутские лица. Если мы раньше позиционировались как команда города Нерюнгри, то теперь везде звучало «Республика Саха (Якутия)», и спонсор считал, что национальный колорит необходим.

— Скажите честно: вам самому нравился юмор команды «Дежавю»?

— Нравился, но не весь. Я всегда хотел чего‑то другого. «Дежавю» – это сборная. А как делается сборная? Со всего города собирают лучших кавээнщиков. Так вот до этого в Нерюнгри я играл за медучилище, команда называлась «Мультики». И мне нравилось то, что я там делаю. Это был альтернативный такой юмор в духе «Станции Спортивной». А юмор «Дежавю» более лояльный, правильный, что ли. К тому же ещё в Первой лиге дядя Миша (Михаил Гуликов – чемпион Высшей лиги КВН 1997 года в составе команды «Запорожье – Кривой Рог – Транзит» – прим. авт.), увидев наши сильные и слабые стороны, задал формат: поющая девочка и симпатичные танцующие мальчики вокруг, иногда смешные игровые шутки. С этой концепцией мы попали в Высшую лигу, поэтому надо было её продавливать, деваться некуда.

— Какой кавээновский номер запомнился больше всего?

— Номер «Танцевальная студия «Спайс», танец в стиле кэжуал» очень меня веселил всегда. Ну и заикающийся официант, конечно. Он родился в ночь перед игрой в лиге «Сибирь» (мы там обкатывали материал перед «вышкой»). Позарез нужно было что‑то для домашки. Я поставил два стула, стол. Давайте, говорю Серёге и Косте, сделаем случай в ресторане. Я официант. Подошёл такой, пытался что‑то на ходу придумать – и затрои́л. Парни подхватили, стали угадывать – и минут за десять набросали номер.

Образ хорошо зашёл, и мы его потом взяли на «Голосящий КиВиН» в Юрмалу. Причём тогда уже не играли в Высшей лиге – финансирование закончилось, все отошли от дел. Но пришло письмо от Александра Васильевича с предложением поучаствовать. И как раз незадолго до этого Наде встретился глава Нерюнгринского района Андрей Фетисов – он любил слушать её песни, когда Надя ещё подрабатывала в ресторанах, а сам он не был главой. Узнав про письмо Маслякова, он выделил деньги – на костюмы, на дорогу, на авторов… Мы собрались у Нади в офисе (она уже работала в Comedy Woman). Пошли по простой схеме: спеть, станцевать плюс взять лучшее из того, что было. Работали с ребятами из «БАК – Соучастники»: Колей Архипенко, Арамом Аракеловым, Игорем Беланом. Они помогли с песнями, с шутками на начало, мы придумали заику (латышского полицейского) и номер с танцевальной парой – Леной и Игорем. У нас, кстати, эти персонажи появились раньше, чем у «Днепра».

Ещё на редактуре, на прогоне, мы понимали, что получается качественно, смешно, и рассчитывали на «птицу», но не на такую большую, как в итоге оказалось. Взяли «Большого КиВиНа в тёмном» (награда за третье место – прим. авт.)! Там‑то, в Юрмале, после генеральной репетиции и подошёл Вячеслав Дусмухаметов (продюсер Comedy Club, шоу «Танцы», сериалов «СашаТаня», «Интерны», «Универ» и других телепроектов – прим. авт.). Рассказал про «Однажды в России» – тогда у проекта ещё было рабочее название «Майонез». Собираем, мол, всех звёзд КВН: Азамата Мусагалиева («Сборная Камызякского края»), Олю Картункову («ГородЪ ПятигорскЪ»), Игоря Ласточкина («Днепр»), Максима Киселёва («Триод и Диод»)… «Тебе это интересно?» – спрашивает. Естественно, я сказал да! «Ну тогда я тебя приглашаю в проект». Это был один из самых счастливых дней в моей жизни!

Вернулись в Москву, записали пилотный выпуск и ждали, скрестив пальцы, когда позвонят. Месяца через три проект утвердили и начались репетиции.

На съёмках проекта «Однажды в России» вместе с Тиуром Тания и Игорем Ласточкиным
На съёмках проекта «Однажды в России» вместе с Тиуром Тания и Игорем Ласточкиным

— Вы в проекте исключительно как актёр или участвуете в написании сценария?

— Там есть целая гильдия авторов, человек 15. Мы приезжаем непосредственно на репетиции, получаем тексты и ставим их на ноги с Давидом Цаллаевым – это наш креативный продюсер (в прошлом капитан команды КВН «Пирамида» – прим. авт.). Можем что‑то доделать, переделать, убрать, придумать какие‑то обёрточки, но так, чтобы прям сидеть и писать… Я – нет.

— Среди ваших ролей каких только нет: рэпер, повар, гладиатор, продавец… Какой образ наиболее близок к реальному Александру Пташенчуку?

— Образ недоделанного рэпера мне нравится. Я по сути такой и есть! В школе увлекался брейк-дансом, занял четвёртое место в Якутии среди би-боев, писал и читал тексты на хип-хоп-тусовках, поэтому я легко в это погружаюсь. Так получилось, что периодически играю такого… нетрадиционного мальчишку. Однажды дали эту роль – я справился. Мне она совсем не близка, но такова моя работа: я должен этот образ воплощать и буду это делать, если сценаристы считают нужным. Бывает, ребята что‑то пишут на мою короночку – заику. Я не очень люблю играть обычных людей. Допустим, просто полицейский, который должен выйти и сказать: «Товарищ капитан, я привёл того‑то». Или врач: «Что у вас?» А вот играть каких‑то недалёких, странных людей, заниматься дурачеством нравится больше.

— «Однажды в России» занимает всё ваше время?

— Пока этой работе я посвящаю всего себя. Сейчас заканчиваем третий сезон, потом поедем с гастролями по городам. Уже много где побывали в России, в Прибалтике, в Казахстане… В 2017 году планируются туры по Германии и США. Съёмочный день длится с 9 утра и, бывает, до часу ночи. Но в целом есть время – и на корпоративе подработать, и в Строитель съездить.

— Насколько отличается то, что видят телезрители, от происходящего в студии? На съёмочной площадке всё записывается с одного дубля?

— Чаще с двух. Даже если всё хорошо, играем второй раз – это нужно для операторов, монтажёров. С двух дублей проще собрать качественную картинку для эфира, с крупными планами, наездами и так далее. Иногда получается идеально с первого же дубля. Три или больше бывает крайне редко. Только если что‑то технически сложное: допустим, взрыв или выстрел из пистолета… Мы всё оттачиваем на репетициях до съёмок и стараемся, чтобы люди в студии получили удовольствие.

Фото со страницы Александра Пташенчука «ВКонтакте»

— В какой‑то из соцсетей есть корпоративная фотография, где на вас футболка с надписью «Птаха». В проекте у всех есть прозвища?

— Да, там я редко слышу своё имя. Птаха, Пташ и другие производные от фамилии. С остальными то же самое: Дорохов – Дорох, Ласточкин – Ластик, Заурбек (Байцаев) – Воробей…

— Вне шоу команда «Однажды в России» общается тесно? Или устаёте друг от друга?

— Нет, друг к другу все относятся с теплотой, с душой. Просто не все после репетиций и съёмок остаются в Москве. Та же Оля Картункова всегда уезжает домой, Ласточкин улетает к себе, Тимур Тания – в Абхазию (он там, кстати, сейчас снимает полнометражный фильм). Мы с Дорохом дружим более плотно. И с Ласточкиным, когда он в Москве. Три таких маленьких и талантливых человека.

— Насколько хорошо знаете Тимура и Филиппа из «ДАЛСа»?

— Они одни из авторов проекта «Однажды в России», поэтому хорошо. Тимур недавно присоединился к актёрской группе – начал писать на себя номера и играть их довольно успешно. Мне нравится то, что он делает. Филипп приглашает в Белгород посидеть в жюри Слобожанской лиги КВН. Я за, но мы всё как‑то не совпадаем по датам. Когда с ним встречаемся, разговариваем про Белгород. «Как ты, давно был? Чё изменилось? Как погода?..» Есть общие белгородские темы.

— Вы прокачивали актёрское мастерство в Школе драмы Германа Сидакова. Думаете уйти из шоу-бизнеса на театральные подмостки?

— Нет, просто мы с Денисом Дороховым решили повысить свой дан, попробовать себя в драме. Это были курсы девятимесячные. Правда, мы так и не закончили, пропустили выпускные экзамены из‑за съёмок. Зато кое‑какое достижение есть. На международном фестивале Шекспира в Литве взяли второе место с постановкой «Короля Лира» – обошли ГИТИС и уступили Театру на Таганке. Дорохов играл графа Глостера, а я Эдгара. Для нас, непрофессионалов, это, несомненно, успех.

— Ну а на большой сцене себя видите?

— Любой уважающий себя актёр видит себя на большой сцене. Считаю, что я уже там, потому что «Однажды в России» и канал ТНТ – это большая сцена! Хочется попробовать себя в сериале или большом кино, но всему своё время. Я уверен, оно скоро придёт!


для комментариев используется HyperComments