04.12.2016, Воскресенье 15:15
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
30 ноября 2015 г. 17:58:01

Как ослиный огурец арбузом стал – рассказывает «ОнОнас»

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Ну и фрукт же этот овощ!
Фото с сайта wallpaper.com

«Не Фекла, а Фёкла, не свекла, а свёкла!» – учила нас, первокурсниц филфака, преподаватель на практических занятиях по русскому языку. С нормой произношения слова «свёкла» мы разобрались довольно быстро. А вот почему, когда нас посылали на сельхозработы в помощь свекловичным бригадам, труженицы белгородских полей упорно называли свёклу бураком, пытливым филологиням ещё предстояло выяснить с помощью диалектологических и этимологических словарей.

Бурак бураком

Оказывается, слово «свёкла» заимствовано из греческого языка очень давно. Впервые оно отмечается в форме «сеукль» в «Изборнике» 1073 года(это были древнерусские дайджесты из византийской, южнославянской и западной литератур – прим. авт.). Форма «свёкла» появляется позже – в XVI–XVII веках, именно в таком написании оно употребляется в «Домострое». Кстати, заимствовали «свёклу» у греков не только мы, но и другие наши братья-славяне. На это указывают, например, болгарское слово «цвекло» и словацкое cvikla.

Как появился в русских диалектах, а также в украинском и белорусском языках «бурак», или «буряк», не столь очевидно. Народная этимология возводит происхождение названия корнеплода к слову «бурый». Вроде бы всё логично: любая хозяйка знает, что, когда варишь красную свёклу, вода становится именно бурого цвета.

Только вот лингвисты этим простым объяснением не удовлетворяются и сближают слово «бурак» с названием растения борач. Оно же в сербскохорватском языке именуется так же – борач, в чешском – borák, borág, в польском – borak, borag, burak. Все эти славянские наименования травянистого растения, в русском языке известного также как бурачник, борачник, огуречник и огуречная трава, по мнению специалистов в области этимологии, восходят к латинскому borāgo или итальянскому borragine. Этот самый борач, считают учёные, и дал ещё одно название красной свёкле. Почему? По той очевидной причине, что оба растения употреблялись в салат.

Так это или нет – спорить со знатоками не будем. Но вот что интересно: вытесненное в русском языке за границу литературной нормы слово «бурак» жителями Белгородской области употребляется в отношении именно красной свёклы, листья которой и впрямь можно резать в салат. Да и выражение «красный, как бурак» подразумевает отнюдь не сахарный цвет.

Лада-седан, баклажан!

Вообще, с названиями плодов, которые когда-то завезли оборотистые купцы в восточнославянские земли, происходило немало занимательного. Например, всем известен такой представитель семейства паслёновых, как баклажан. В русский язык это название попало, скорее всего, из турецкого, где оно звучит как «патлыджан». А турки заимствовали его у персов, которые произносили нечто похожее на «бадинджан». Кстати, в астраханских землях до сих пор бытуют такие названия, как «бадижан» и «бадаржан».

Для славянского уха все эти названия были диковинными, и жители южных регионов России и Украины стали называть заморские плоды «синенькими». Они, конечно, скорее, фиолетовенькие, чем синенькие, но ведь в спектре данные цвета расположены рядом! При этом баклажанами украинцы, кубанцы, дончане стали называть совсем другое растение. Например, у классика украинской литературы Ивана Нечуй-Левицкого можно прочесть: «на рундуках скрiзь здоровi купи червоних баклажанiв». Красные баклажаны? Что ж это за фрукт?

На самом деле никакой не фрукт, а ещё один представитель паслёнового семейства – хорошо известный нам помидор. Мой отец до сих пор вспоминает, как в гостях у маминой родни в Воронежской области, в Придонье, его попросили принести с огорода «баклажанив». Он долго смотрел на грядки, но баклажанов не углядел. А потом был немало удивлён, узнав, что так в этой местности называют помидоры.

Видимо, наши предки, когда познакомились с баклажанами и помидорами, совершенно правильно восприняли их как родственные и поэтому попутали названия. И чтобы не заморочить себе голову окончательно, придумали для них свои имена – «синенькие» и «красненькие». Об этом свидетельствует Константин Паустовский в «Повести о жизни»: «Чудно пахли листья помидоров, обещая недалёкий урожай «красненьких» (так в Одессе звали помидоры)». И Владимир Гиляровский в «Москве газетной»: «Старик представил меня жене, пожилой, но ещё красивой южной, донской красотой... Выпили водочки – старик любил выпить, а после борща, «красненьких» и «синеньких», как хозяйка нежно называла по-донскому помидоры, фаршированные рисом, и баклажаны с мясом, появилась на столе и бутылочка цимлянского».

Вам арбуз или кавун?

Не менее интересны приключения в русском и украинском языках наименований бахчевых культур. Вот, скажем, почему русские называют полосатый сочный плод арбузом, а украинцы – кавуном?
Как предполагают лингвисты, в русский язык слово «арбуз» попало из тюркских, вероятнее всего – из татарского. Изначально было заимствовано в форме с «х» – харпуз, которая восходит к персидскому xarbuza – «дыня». В дословном переводе это означает «ослиный огурец»: слово образовано от хег (хага) – «осёл» и bucina – «огурец». Кавун в украинском и южнорусских диалектах – тоже заимствование. И тоже из тюркских языков, в которых оно означает как арбуз, так и дыню.

А вот почему исконно славянское слово «тыква» на юге России и на Украине было вытеснено «гарбузом», догадаться нетрудно. Как и в случае с баклажанами-помидорами народ просто запутался в разных видах бахчи. Зато в этих же регионах родилось выражение «выкатить гарбуза». Когда жениху отказывали в сватовстве, ему выносили на тарелке или выкатывали в комнату, где он ждал своей участи, тыкву. Но это уже совсем другая история...


для комментариев используется HyperComments