• 66,25 ↓
  • 78,08 ↑
  • 2,36 ↓
23 января 2018 г. 14:29:39

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Неславная эпопея. Как строительство обернулось для семьи головной болью
Для семьи Оксаны Карзовых переезд превратился в долгострой. Фото Вадима Заблоцкого

Зимой без отопления жить очень некомфорт­но, но такая нынче зима у Оксаны и Владимира Карзовых и их детей. Оксана показывает новый дом в Дубовом. Внешне неплохой, и планировка удачная. Иначе и быть не могло, если муж строитель: просторный холл, вместительная ванная, три спальни, кухня-гостиная. Правда, нет отопления и внутренней отделки, даже штукатурки, и когда будет – Карзовы не знают.

Началась их эпопея полтора года назад – в июне 2016-го. Жили они тогда в Ивне. Владимир работал, у Оксаны – своя парикмахерская. Люди они городские, в районе оказались волею судеб, переехав из Сибири. Тянуло в город. Решились продать дом и найти фирму, которая помогла бы построить дом в Белгороде.

«Нашли «Домовой-Строй», встретились с директором Юрием Котельниковым. Обговорили, что будем строить сами, а через них купим участок, будем брать стройматериалы (у них же наверняка есть скидки в магазинах) и обращаться за отдельными работами. Например, отопление сделать, крышу», – рассказывает Оксана.

Нашли участок с недостроенным домом за 600 тыс. рублей и обрадовались такой удаче. Посредник обещал во всём помочь и попросил задаток.

«В разговоре выяснилось, что есть общие знакомые. Мы как‑то сразу прониклись к нему доверием, – продолжает она. – У нас было 95 тыс. рублей, мы отдали. Он написал расписку с печатью».

Тем временем нашёлся покупатель на дом в Ивне, тоже дал задаток 100 тыс. Их передали на закупку стройматериалов, «пока не подорожали». После продажи своего дома передали ещё 200 тыс., тоже под расписку. Так получилось, что дом продали раньше, рассчитывая на то, что с покупкой участка всё будет в порядке. Время шло, пришлось съезжать на съёмную квартиру. Думали, временно: ведь скоро они начнут достраивать собственный дом. Уже назначили день сделки, когда вдруг выяснилось, что у недостроя несколько собственников, и где их всех искать, не понятно.

«Конечно, мы отказались от покупки, – говорит Оксана. – Сентябрь на носу, а у нас ни дома, ни прописки».

Карзовы стали искать участок без посредников и нашли те самые шесть соток в Дубовом за 600 тыс. рублей. Со съёмной квартиры переехали в съёмный дом в посёлке и начали сами стройку с нуля.

«Котельников нам отдал 60 тысяч, остальное не отказывался вернуть, но постоянно тянул, просил подождать. Мы подождали месяц – ни денег, ни стройматериалов. И в сентябре 2016 года я написала заявление в полицию. Мне сказали, что это гражданское разбирательство, надо подавать в суд. Тогда я стала смотреть в Интернете отзывы про «Домовой-Строй», сама написала во все чёрные списки. Начали откликаться другие, такие же, как мы, – говорит Оксана. – Сейчас нас пятеро».

Строили и недостроили

В июле 2014 года, продав квартиру в Махачкале, А. В. Ларина заключила с «ДомовойСтрой» договор, по которому те обязались за 2,2 млн рублей к январю 2015 года построить ей дом. Она частями передавала деньги директору лично в руки под расписку возле отделения банка и к ноябрю рассчиталась полностью. Так сказано в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела на директора «Домовой­Строй» Юрия Котельникова.

Параллельно в октябре 2014 года Ларина решила на этом же участке построить дом дочери, через тот же «ДомовойСтрой» за 1,3 млн рублей. Работу должны были закончить через полгода. Первый дом сдали с опозданием, к сентябрю. По второму заказчица насчитала недоделок на 131,6 тыс. рублей и пошла в Октябрьский районный суд. Тут‑то и выяснилось, что «ДомовойСтрой» ликвидирован ещё в сентябре 2014 года – за месяц до того, как они составили договор на дом для дочери. Деньги же по нему Ларины выплачивали до февраля 2015 года.

Николай Галич подписал договор с «ДомовойСтрой» в феврале 2016 года. К августу он за 900 тыс. рублей рассчитывал получить коробку одноэтажного дома. Внёс 585 тыс. рублей, а в срок получил только фундамент и недостроенный цоколь. Эксперты Воронежского регионального центра судебной экспертизы, куда он обратился в сентябре, оценили работу на 347 тыс. рублей.

«Я отказался от всех строительных компаний и всё делал сам, – рассказывает Николай. – Денег хватило, чтобы достроить коробку, крышу и окна. Жильё мы с тех пор снимаем, а дом стоит недоделанный. Котельников хоть и сделал часть работ, но изначально оформлял мне все договоры на «ДомовойСтрой», а фирма‑то уже была ликвидирована. Я не обратил внимания, узнал об этом только в начале 2017 года, когда собирался подавать в суд».

Маленькая разница

Разница между «ДомовойСтрой» и «Домовой-Строй» всего лишь в маленьком дефисе. Руководитель один и тот же, офис тоже, а юрлица разные. У Лариной вышло, что заключила договоры она с первой фирмой, а готовые дома пришла требовать во вторую.

«В прокуратуре сказали, если найду троих пострадавших, они возбудят уголовное дело», – говорит Николай Галич.

Трое нашлись. Все их заявления в полиции объединили, но в возбуждении уголовного дела отказали. Как следует из постановления, Котельников подтвердил, что деньги брал, от обязательств не отказывался. Просто подводили обстоятельства: подорожали стройматериалы, заказчица выгнала рабочих, заказчик внёс изменения в проект. А договор между «ДомовойСтрой» и Лариной «заключался по ошибке, так как на тот момент данное общество было в процессе ликвидации. Ошибку при заключении договора вместо «Домовой-Строй» допустила бывший бухгалтер общества». Мошенничества и незаконного предпринимательства в этих историях не усмотрели. Заодно, кстати, не забыли проверить пострадавших на ложное доносительство, его в действиях Лариной, Карзовой и Галича тоже не усмотрели.

Деньги кончились, а стройки остались

В свой недостроенный дом Карзовы переехали только через девять месяцев. По словам Оксаны, ни стройматериалов, ни помощи по строительству от строительной компании они не получили. Те 335 тыс. как раз могли бы закрыть проблему с отоплением, но их нет. Муж работает, она ездит в Ивню к своим клиенткам, денег еле хватает на жизнь.

«Я с себя вины не снимаю. Понимаю, надо было поэтапно заключать договоры: на фундамент, цоколь, стены, крышу, постоянно контролировать и только потом рассчитываться, – рассуждает в свою очередь Николай Галич. – Сейчас осталось 30 тыс., а делать ещё очень много».

История Сергея Коршенко на фоне остальных, наверное, самая счастливая – он живёт в собственном готовом доме. За внешним благополучием – большая нервотрёпка. Весной 2016 года он также заключил договор на дом под ключ стоимостью 2,8 млн рублей, дал аванс. К осени Сергей не получил ни готового дома, ни отчётов о тратах и подал в суд.

«Я выиграл. А как иначе, если они деньги взяли и ничего не сделали? Присудили вернуть уплаченный аванс. В декабре 2016 года я отдал судебным приставам исполнительный лист, но денег до сих пор не получил, – рассказывает Сергей. – Достраивала другая компания. Я сам контролировал их ежедневно, находясь на стройке».

На сайтах осталась информация с адресами и телефонами «Домовой-Строй». Мы позвонили. Мужской голос ответил, что сейчас компании нет, но, если нужна консультация по строительству, может дать: «Адрес не скажу, звоните по этому номеру».



Компетентное мнение

Леонид Шеметов, юрист:

«Чтобы дать объективную оценку по каждому случаю, необходимо ознакомиться со всеми документами. Исходя из имеющейся информации в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, можно отметить несколько нюансов.

Все потерпевшие вносили денежные средства в ООО «ДомовойСтрой» через директора. В нарушение кассовой дисциплины он в качестве подтверждения выдавал расписку, хотя должен был давать кассовый чек или бланк строгой отчётности. Затем он должен был самоинкассировать полученные деньги в банк либо получить их в подотчёт, но расходовать на цели заключённых с потерпевшими договоров. В любом случае по бухгалтерии указанные платежи должны были быть учтены. Ведь договор заключался с юридическим лицом, а по факту, как следует из постановления, деньги получил Котельников, он же ими и распоряжался.

Признать действия Котельникова мошенничеством сложно. Большую часть работы его компания выполнила, следовательно, умысла в действиях на хищение денег нет. Мы в своей практике часто сталкиваемся с подобным: заключили договор, получили деньги и исчезли. Или взяли предоплату, например 100 тыс. рублей, потратили 5 тыс. и пропали. Если такое повторяется из раза в раз, то это мошенничество.

Далее, Котельников ликвидировал «ДомовойСтрой», но несмотря на это продолжил вести деятельность по этому предприятию и получать от его имени деньги. Объяснения, что это бухгалтер допустил ошибку, видятся мне крайне сомнительными. Что это за бухгалтер, который не заметил, что принимает деньги по реквизитам ликвидированного предприятия? Или деньги по бухгалтерии не прошли? Это повод для УФНС провести проверку, даже по ликвидированному предприятию.

Сложно сказать, смогут ли люди вернуть свои деньги. В любом случае, Лариной можно посоветовать предъявить иск непосредственно к Котельникову, а Коршенко активнее взаимодействовать со службой судебных приставов-исполнителей. Если потерпевшие не согласны с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, можно обжаловать его в прокуратуре».


Другая сторона

Юрий Котельников:

«Люди больше на эмоциях, договор с Николаем Галичем соблюдён полностью, просто он хотел за эти деньги получить большее. У Карзовых я выступал гарантом при покупке дома, потом они передумали, а я остался виноват. Я им предлагал забрать стройматериалы, но они сказали, что нашли дешевле. Я не отказываюсь вернуть деньги, но придётся ждать, когда я продам стройматериалы. С Сергеем Коршенко всё было нормально, но вдруг он приехал и расторг договор, к тому моменту я за материалы проплатил уже. После суда я ему предложил забрать купленные стройматериалы, но он отказался».


для комментариев используется HyperComments