• 63,39 ↓
  • 68,25 ↓
  • 2,46 ↑
27 июня 2016 г. 16:13:12

Почему наш земляк – знаменитый конструктор планеров – летал единственный раз в жизни

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Небесные парусники Шереметева
В верхнем ряду третий справа Шереметев. Из архива Белгородского историко-краеведческого музея

В этом году исполнилось 125 лет со дня рождения одного из основоположников советской школы планеризма – авиаконструктора Бориса Шереметева. Однако наш земляк заинтересовал меня не только по причине этой знаменательной даты. В своей книге «Пройдёмся по старому Белгороду» краевед Александр Крупенков пишет, что созданный Шереметевым планер «Белгородец» стал прототипом будущего самолёта У-2. И никаких подробностей. А мне захотелось их узнать.

Планер из аптеки

В Белгородском историко-краеведческом музее мне показали старую фотографию: молодые люди вместе с инженером Шереметевым строят планер «Белгородец».

Борис Шереметев родился 15 апреля 1891 года в Брест-Литовске (ныне Брест). В 1916 году после окончания Харьковского технологического института приехал в Белгород, где жили его родители. Здесь Шереметев учительствовал в школе II ступени, а в 1920-м перешёл на работу в Белгородское общество содействия авиации и химической обороны (ОСОАВИАХИМ), которое в то время располагалось в одном из зданий бывшего мужского Свято-Троицкого монастыря.

Через пять лет кружку планеристов под руководством Бориса Шереметева городские власти предоставили небольшое помещение в бывшей аптеке провизора Петре – на углу улиц Корочанской и Введенской(сейчас это перекрёсток Гражданского проспекта и улицы Николая Трубецкого, где находится жилой дом и детская библиотека имени А. А. Лиханова). В той мастерской и был построен первый планер конструкции Шереметева. Назвали его «Белгородец». В 1927 году он участвовал во Всесоюзном планерном слёте в Крыму – в Коктебеле.

«После слёта Борис Николаевич сказал, что основной задачей для него стало создание хорошего учебного планера такой конструкции, которая полностью отвечала бы всем запросам учебно-планерного дела. А присутствовавший на соревнованиях авиаконструктор Александр Яковлев высоко оценил лётные качества планера и пригласил Бориса Шереметева на работу в Москву», – рассказывает младший научный сотрудник историко-краеведческого музея Анна Малахова.

Шереметев и «Аннушка»

В 1927 году Борис Шереметев переехал в Москву. Начал работать в столичном ОСОАВИАХИМе. Вскоре по направлению общества его назначили старшим конструктором на новый планерный завод. Здесь за семь лет Шереметев спроектировал 13 типов планеров и самолётов. Некоторые из них, например Ш-5 и Ш-10, строились серийно.

В апреле 1940 года Бориса Николаевича командировали с группой главного конструктора Олега Антонова в Ленинград, где он также строил планеры и самолёты. В том же году на конкурсе ОСОАВИАХИМа Шереметев завоевал премию за проект учебного планера.

В первые дни Великой Отечественной он перешёл на работу в конструкторское бюро при Военно-воздушной академии. Конструкторов эвакуировали в Волжск. Там Шереметев создавал десантные планеры.

Позднее в составе конструкторского бюро Олега Антонова участвовал в создании ставшего известным самолёта Ан-2.

Планер «Белгородец» в Коктебеле.
Планер «Белгородец» в Коктебеле.
Фото из архива Белгородского государственного историко-краеведческого музея

Ан-2 («Аннушка», кукурузник) – советский лёгкий многоцелевой самолёт. Ан-2 используется как сельскохозяйственный, спортивный, транспортный, пассажирский самолёт и состоит на вооружении ВВС многих стран. Большинству «Аннушек» более 40 лет, а налёт некоторых из них достигает 20 тыс. часов. Ан-2 производился в СССР, Польше и до сих пор выпускается в Китае. Всего было построено более 18 тыс. Ан-2. В своё время этот самолёт был самым большим в мире одномоторным бипланом. Кроме того, он занесён в Книгу рекордов Гиннесса как единственный в мире самолёт, который выпускается уже более 60 лет.

Сам не летает

Более 40 лет Шереметев проектировал планеры. Его книга «Планеры» была настольной для любителей свободного парения в небе.

Созданный им в 1930-е годы Ш-5 считался одним из лучших учебных планеров. А в 1950-м его двухместный планер Ш-17 успешно прошёл испытания и был рекомендован в серийное производство. Он предназначался для продолжительных парящих полётов в сложных метеоусловиях, учебных буксировочных полётов и выполнения фигур высшего пилотажа.

Однако вот что пишет в своей книге «Небо для всех» известный советский планерист Виктор Гончаренко:

«…На планере Бориса Николаевича мне пришлось полетать уже после войны. Это была хорошая двухместная пилотажная машина, и, явись она в тридцатых годах, на ней, очевидно, было бы сделано много интересных, а может, и рекордных полётов. Но, появившись в начале пятидесятых годов, она всем своим видом в полёте как бы говорила пилоту: «Извини, пожалуйста, что я опоздала». Этому планеру тоже чего‑то «чуть-чуть» не хватало… Одним словом, мне показалось, что в планерах Шереметева, хотя они в общем были неплохими, чувствовалось, что конструктор сам не летает».

Тыком в землю

Несмотря на преклонный возраст, Борис Николаевич решил‑таки устранить этот недостаток своих планеров. Вот как описывает Виктор Гончаренко первый самостоятельный полёт Шереметева:

Конструкторы Сергей Королёв и Борис Шереметев.
Конструкторы Сергей Королёв и Борис Шереметев.

«…Борис Николаевич решительно занёс свою журавлиную ногу над фанерным сидением планера. Летать всем нам казалось таким естественным делом, что никому даже в голову не пришло, что в случае с Борисом Николаевичем – человеком в летах и не слишком здоровым – эта затея может не привести к добру! Началось с того, что обтекатель кабины, не рассчитанный на длинные ноги Бориса Николаевича, ложился своей верхней площадкой ему на колени и не становился на замки. Вытянуть ноги было нельзя: для этого нужно было бы отнести педаль почти на полметра вперёд.

Кто‑то предложил положить деревянные бобышки между сидением и обтекателем, привязав его за замки верёвочкой, подобранной тут же, на старте. Со всех сторон сыпались самые озорные, в том числе и анатомические – предложения. Наконец приняли простое, единственно возможное решение – лететь совсем без обтекателя.

Борис Николаевич с лицом сфинкса, взирающего на величественное течение Нила, сидит, втиснутый в планер, почти упираясь коленями в двойной подбородок, а седенькой головой в крыло… Планер отделяется от земли, Борис Николаевич делает несколько поспешных движений ручкой от себя и на себя и заканчивает десятиметровый полёт классическим тыком в землю. Отстегнув дрожащими руками удержавший его на сиденье пояс, Борис Николаевич медленно поднимается с сидения и, согнувшись в три погибели, делает несколько неуверенных шажков вперёд…»

Эксперимент, к счастью, закончился удачно. Однако с тех пор Шереметев окончательно решил, что лавры пилота не для него.

Два кукурузника

Шереметев покинул Белгород, но желание летать не покинуло белгородцев. Наш планерный клуб был одним из старейших в СССР. Местные пилоты успешно выступали на всесоюзных соревнованиях.

В лихие девяностые клуб прекратил своё существование. Однако белгородские энтузиасты воссоздали федерацию планерного спорта. Их крылатые парусники снова уходят в небо с аэродрома томаровского аэроклуба.

А как же насчёт планера «Белгородец», который якобы стал прототипом самолёта У-2? Сведений о том, что Шереметев работал с конструктором У-2 Николаем Поликарповым, я не нашёл. Думаю, что эта информация стала результатом добросовестного заблуждения далёких от авиации людей. Конструкция самолёта (фюзеляж, крылья, оперение, шасси) называется планер. А самолёты Ан-2 и У-2 получили одинаковое народное прозвище кукурузник. Борис Шереметев участвовал в создании одного из кукурузников. Видимо, случилась небольшая путаница с планером и У-2.


для комментариев используется HyperComments