• 67,68 ↑
  • 76,07 ↓
  • 2,42 ↑
20 апреля 2018 г. 16:54:50

Чем грозит булимия и анорексия и как с ними бороться

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Не щадя живота. Почему одни страдают обжорством, а другие боятся есть
Фото shutterstock.com

В обоих случаях это нарушение пищевого поведения. И страдает не только тело – расстройства приёма пищи по медицинской классификации болезней отнесены к психическим расстройствам поведения.

Заедаю я…

«Я с детства была пышечкой. Бабушка нарадоваться не могла. Пирожки в доме не переводились, – со вздохом начинает свой рассказ Елена П. – Когда мне было шесть, родители развелись. И на смену бабушкиным пирожкам пришли шоколадные батончики. Я их ела десятками. С чаем и просто так, за книгой и по пути из школы…»

Елене чуть за 30, но выглядит гораздо старше. Потухший взгляд, одутловатое лицо, передавленные кольцами пальцы, угадывающийся под широкой туникой живот. Ставшая привычной одышка и больные ноги («что же лифта у вас в редакции нет?»), часто повышенное давление, преддиабетный уровень сахара в крови.

Елена сама понимает, что буквально съела своё здоровье. Факты биографии – как строчки из меню. Первая безответная любовь – в ход пошли знакомые шоколадки. Институт: обед из 3–4 булок с кефиром в студенческом буфете, а вечером – сковородка жареной на сале картошки. Счастливое поначалу замужество вскоре стало поводом для регулярных «зажоров» на нервной почве.

Набранный во время беременности вес осел «спасательным кругом» на талии, утяжелил бёдра. В декрете тоже приходилось много переживать – из‑за лишних килограммов, отстранённости мужа, частых болезней ребёнка.

«Я все проблемы заедаю. Ничего не могу с собой поделать. Вот сейчас шла, а в переходе пирожками жареными пахло. У меня аж руки задрожали. Купила и прямо на улице съела. Хотя за час до этого плотно позавтракала», – сетует она.

Взять себя в руки, сесть на диету, заняться спортом она пробовала много раз. Но порыва, говорит, хватало максимум на пару дней. Елена и хотела бы измениться, но сама не может. Поэтому уже созрела для похода к диетологу в частную клинику, где обещают здоровое похудение. 

Комментарий специалистов

Елена Ярошенко, заведующая гастроэнтерологическим отделением горбольницы № 2 Белгорода:

«В среднем объём желудка взрослого человека натощак 0,5 л. Размер физиологического приёма пищи – от 300 до 500 г. Желудок примет и больше – до 4 л, но при этом не сможет нормально функционировать, – говорит заведующая гастроэнтерологическим отделением горбольницы № 2 Белгорода Елена Ярошенко. – Пища начинает перевариваться, и через час-полтора после еды желудок должен освободиться. При переедании пища не успевает эвакуироваться, и тогда начинаются процессы брожения и даже гниения прямо в желудке. Всё, что не сгорело, начинает откладываться в депо – печень, поджелудочную, большой сальник и околосердечную сумку. Так происходит ожирение.

Кроме того, принимая большие объёмы пищи, желудок растягивается и провисает и до нормального объёма уже не вернётся. А там же есть связки, сосуды. Всё это натягивается, кровообращение нарушается, возникает тошнота, тяжесть, а потом и боль.

Люди, страдающие булимией, постоянно переедая, вызывают рвоту. Им становится легче, но со рвотой уходит жидкость, которую секретируют стенки желудка, уходят ферменты и электролиты: калий, натрий, хлор и магний, которые должны там содержаться в определённой концентрации. Если такое происходит однократно – организм восстановится, а если регулярно, даже неделю подряд, – происходят грубые нарушения электролитного обмена.

От этого нарушается процесс всасывания пищи. В организме увеличивается концентрация токсических соединений, происходит как бы самоотравление. Человек начинает болеть – у него повышается давление, развивается сахарный диабет и даже нарушаются функции центральной нервной системы.

А когда он разъелся до 120 кг, помочь ему практически невозможно. Такие люди не могут свой вес «продышать»: сердечная мышца истощена, а само сердце находится в жировом панцире. Так что никаких повышенных физнагрузок для снижения веса тут не пропишешь – человек сразу задыхается. Только ферменты и лечебная физкультура. Но если организм привык работать в таких рамках, когда желудок набивается до предела, то при ограничении объёмов пищи возникает дикое чувство голода. Нужна огромная сила воли и помощь психиатра, чтобы преодолеть эту проблему».

Наталья Профит, медицинский психолог поликлиники № 4 Белгорода:

«Переедание сводится к самолечению плохого настроения, так как, по одной из гипотез, в некоторых высококалорийных пищевых продуктах имеется повышенное содержание карбонгидрата – вещества, усиливающего выработку в мозгу серотонина, который отвечает за настроение».

Татьяна Фирсова, главный внештатный диетолог облдепартамента здравоохранения и соцзащиты населения:

«Встречается два типа реакции на стресс у людей: кто‑то голодает, а кто‑то заедает. Есть и компульсивное переедание – когда человек не просто много ест, а делает это на фоне стрессовой ситуации, когда устал или перенервничал. Прежде чем ставить диагноз «булимия», врач-диетолог должен направить человека к гинекологу и эндокринологу, чтобы выяснить, нет ли у этого обжорства изначальной эндокринной причины. Потому что некоторые эндокринологические проблемы сопровождаются постоянным чувством голода.

Пациенты с ожирением у нас лечатся в стационаре. Амбулаторно их принимают только в частных клиниках. Как правило, это люди в возрасте, с комплексом сопутствующих заболеваний – от гипертонии до диабета. Им трудно изменить свой образ жизни, они к нему привыкли. А вот у тех, кто моложе, есть мотивация. Они снижают вес, и у них падают сахар и давление, пропадают одышка и проблемы в половой сфере. Они начинают ходить на фитнес, становятся более привлекательными».

 

Фото pixabay.com

Скелетик в юбке

Историю ещё одной героини с противоположной проблемой рассказала её сестра.

«Ещё год назад Оля была просто худенькой. Но сейчас…» – Татьяна К. вздыхает и достаёт из сумки фотографию младшей сестры, которой пару месяцев назад исполнилось 17 лет.

На снимке – невероятно худенькая девушка-подросток. Глаза для её лица кажутся огромными. Ноги почти одной толщины с руками.

«Сейчас она весит 39 кг при росте 1,69 м. А до начала лечения было ещё меньше. Она своим видом не только нас, родных, пугала – люди на улицах оглядывались, чуть ли не пальцем тыкали. Но даже это её не убеждало в том, что такая худоба является нездоровой», – продолжает Татьяна.

До анорексии Олю, по словам её сестры, довела излишняя впечатлительность. Сначала она расстроилась, что не влезла в понравившееся платье («а оно было размера XS, на кого только шили!»), потом подружка предложила ей вместе худеть к Новому году («но той‑то было куда, а Олю и так ветром сдувало!»). Свои пять копеек добавили соцсети и модные журналы, пропагандирующие нездоровую худобу. Так Оля подсела на диеты: худела по всем известным методикам. В итоге у неё исчезла грудь, а ноги и руки стали напоминать конечности кузнечика с утолщениями в районе локтей и коленей.

Но по‑настоящему родня забила тревогу, когда Оля случайно обмолвилась, что ей теперь не нужно покупать прокладки, так как менструации у неё пропали. К тому времени Оля могла есть микроскопическими порциями и только пропущенную через блендер пищу. Упирающуюся девушку повели к диетологу. Урон, нанесённый диетами её здоровью, оказался катастрофическим.

«Сперва покупали ей сбалансированное питание в бутылочках, потом потихоньку перешли на обычную пищу. Правда, ест она и сейчас понемногу и через скандалы. Хоть скелетик в юбке, но уже на человека похожа», – заключает Татьяна.

Комментарий специалистов

Елена Ярошенко:

«Анорексия лечится только на ранней стадии. И только если человек сам осознаёт свою проблему. Но обычно такие люди считают себя здоровыми. Чаще всего анорексией страдают девушки. Лишая себя еды, они лишают свой организм энергии. А без неё замедляются все процессы жизнедеятельности: падает иммунитет, хуже работают железы внутренней секреции. Когда еда извне не поступает, организм начинает тратить жировые запасы. Когда заканчиваются жиры – начинают расщепляться белки. Тают мышцы конечностей, грудной клетки, истощается сердечная мышца. В итоге изменяется кровоток, нарушаются дыхание и газообмен – возникает одышка.

А потом происходит атрофия всех слизистых – у женщин, например, исчезают месячные, и наступление беременности под большим вопросом, атрофируется желудочно-кишечный тракт – даже сбалансированная пища перестаёт всасываться. Запускается механизм саморазрушения, и человек погибает от полиорганной недостаточности.

Помочь людям с нарушениями пищевого поведения трудно. Ведь для этого требуются не только усилия врачей, но и желание самого человека. Все хотят чуда, а чудес не бывает».

Наталья Профит:

«Существует два механизма возникновения навязчивой потребности ограничить объём пищи. При медицинском варианте используется разгрузочная диетотерапия. Сначала – на стадии вхождения в голод – людям очень тяжело подавить аппетит. Но затем состояние меняется: появляются новые силы, аппетит исчезает, усиливается двигательная активность. Некоторым пациентам нравится это состояние, и они стремятся его продлить. На уровне достигнутой голоданием эйфории происходит потеря контроля над ситуацией, и человек продолжает голодать даже тогда, когда это становится опасным для его здоровья.

При немедицинском варианте голодать начинают самостоятельно с целью похудеть, отдавая дань моде. В этом случае одним из психологических механизмов, провоцирующих голодание, является желание изменить себя физически, выглядеть лучше. Другой механизм заключается в самостоятельной постановке задачи и возникающем чувстве самоудовлетворения от её выполнения. При этом у людей может возникать отвращение к еде, выраженное до такой степени, что даже зубную пасту, попавшую в рот во время чистки зубов, они считают достаточным для себя количеством пищи.

Помочь людям с нарушениями пищевого поведения можно лишь с помощью комплексных мер. Сначала нужно провести медикаментозную подготовку, а затем – психотерапию с проработкой глубинных психологических травм».

Татьяна Фирсова:

«Чаще всего к нам в больницу попадают люди в состоянии, близком к анорексии. У них искажённое представление о себе – дисморфофобия. Единственная помощь им – проведение энтерального (лечебного питания специальными смесями через рот) и парентерального (через вену) питания. Но есть анорексики, которые даже питание через вену пытаются ограничить.

У меня была пациентка, которая говорила: «Ой, хватит, у меня уже живот появился!» А в ней всего 30 кг веса. Таким людям нужна психотерапевтическая коррекция, подавляющая седативная терапия. Поэтому основной доктор, который лечит нарушения пищевого поведения – как анорексию, так и булимию, а также компульсивное переедание, – психотерапевт. А в некоторых случаях даже психиатр».


для комментариев используется HyperComments