• 58,53 ↑
  • 69,33 ↑
  • 2,17 ↓
10 августа 2017 г. 15:13:54

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Не наигралась. Зачем Валентине Фурсовой собственный этнографический музей
Валентина Фурсова. Фото Юрия Коренько

Пиратский сундук

Старый деревянный, похожий на пиратский сундук, который стоял в нашем старом савинском доме, хранил какую‑то тайну. Нам, детям, доступа туда не было. И когда родители его открывали, я, затаив дыхание, заглядывал внутрь, но ничего, кроме чистых полотенец и простыней, не видел. Наверное, самое главное хранилось под ними.

Подобное детскому любопытство я испытал, когда Валентина Фурсова стала показывать мне экспонаты своего домашнего музея и открыла крышку старинного сундука. Что я надеялся там увидеть, до сих пор не пойму, но сердце явно испытывало повышенную нагрузку.

Сундук в доме Фурсовой (живёт она в корочанском селе Алексеевка) – лишь маленькая деталь в его обрамлении, но, по словам Валентины Федотовны, с него собирание музея и началось. Мимо такого выброшенного кем‑то сокровища она, конечно же, пройти не могла. А заполучив его, отмыла и стала дорисовывать узоры, которые еле-еле просматривались на его боках. Отреставрировала сундук, волей-неволей захотелось складывать туда вещи.

Вспоминая войну

«Я родилась в селе Фощеватое за четыре года до войны и, естественно, игрушек в глаза не видела, – вспоминает Валентина Фурсова. – В то время не до них было. Надо мной зять до сих пор подшучивает, когда я принимаюсь за очередную поделку, что, мол, до сих пор не наигралась? Может быть, и так, кто теперь объяснит, с чего это я на старости лет взялась изготавливать игрушки, собирать старинные вещи».

Отец мой, фронтовой сапёр, погиб под Харьковом в 43-м, когда разминировал село Весёлое. Там же его и похоронили. Спасибо, местные поисковики отыскали наш адрес и мне довелось побывать на братской могиле, где захоронены ещё 500 бойцов.

Когда немцы оккупировали село, у нас ещё оставалась одна корова. Без неё мама бы не прокормила семерых детей. Собирали в поле мёрзлую картошку, бабушка делала из неё крахмал и пекла дюньлики – так в деревне называли оладушки.

Фото Юрия Коренько

Море моего детства

С десяти лет Валентина уже работала в колхозе, полола свёклу, веяла зерно, молотила цепом хлеб. Да к тому же и училась. В 49-м мама купила старенькую хатку, а через два года она развалилась. Так в сарае и жили несколько лет.

«Училась я хорошо, и как‑то вызывает директор школы и говорит, что меня за успехи в учёбе и труде решили премировать поездкой в Артек, – говорит Валентина Федотовна. – Говорю, какая, мол, поездка, откуда деньги, нам и жить‑то негде. Но колхоз помог, и я три осенних месяца жила и училась на берегу моря. До сих пор у меня это самые яркие воспоминания детства».

Хату мы всё же построили, сами лес на волах вывозили, сами брёвна таскали. А тут и радость: закончила школу, и меня поставили заведующей детским садом. Пришлось потом ездить в Белгород на повышение квалификации, но справлялась, детсад был на хорошем счету. С мужем вырастили троих своих детей, теперь у нас уже трое внуков и столько же правнуков.

Шкатулки из косточек

Валентина Федотовна до пенсии успела поработать и на заводе «Сокол» сборщицей аппаратуры, соцработником в селе, а уйдя на пенсию, переселилась в Алексеевку, в дом дочери. После смерти мужа решила создать домашний музей.

Фото Юрия Коренько

Не наигралась

Вот тут‑то сундук и положил начало собирательству и рукоделию Фурсовой. Правда, она и в молодые годы не любила сидеть без дела. А тут и карты в руки. Я разглядываю на самодельных полочках стилизованные под сказочных героев портреты из гриба чаги, камня, строительной пены; колодцы из авто-ручек и карандашей, флаконов из‑под шампуня; многочисленные шкатулки из косточек вишни и финика; колокольчики из стаканчиков йогурта; цветы из раскрашенных куриных шейных косточек; храм из палочек от мороженого; домик из пробок от вина. На русской печи сидит современный Емеля с гитарой.

Какие только материалы не применяет в творчестве Фурсова – есть даже ампулы из ракушек и тридцать сказочных витязей в смешанной технике.

На отдельных полочках – старинные утюги, шахтёрские и керосиновые фонари, советская парфюмерия: духи «Московские вечера» и пудра «Вечерняя».

«Надо же знать молодёжи, о чём мы мечтали в своей молодости», – говорит Валентина Федотовна.

У входа в домашний музей огромная кукла – хозяйка, собранная из 500 фантиков от карамелек. А перед самим домом в палисаднике – сказочное подворье с героями русских сказок.

О домашнем музее уже проведали местные жители: порой заходят в гости к Фурсовой соседи целыми семьями. Были даже экскурсии из школы и детского сада. Им она покажет предметы быта сельского жителя позапрошлого века и накрутит ручку старинного патефона, чтобы послушать песни любимой певицы Руслановой.

Но, по большому счёту, Валентина Федотовна всё делает не ради популярности: скорее всего, увлечённость поделками и собирательство просто греют ей душу – светло и по‑настоящему.

У Фурсовой множество общественных дел: она и депутат сельского поселения, и заместитель председателя совета ветеранов, и председатель районной организации «Дети войны». Ей недавно исполнилось 78, к слову сказать, домашний музей и открылся в её день рождения. В такие‑то годы она успевает и поработать в огороде, и пополнить коллекцию своего музея, и похлопотать об уличном освещении и обустройстве пешеходного перехода.

«Этими заботами и живу», – говорит Валентина Федотовна.


для комментариев используется HyperComments