23 августа 2018 г. 12:15:11

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Не надо останавливаться. Почему Всеволода Минко старость дома не застала

«Вы не хотите отправить с нами в байдарочный поход сына?» – слышу в телефонной трубке. Повисает пауза, к такому повороту разговора я не готова: моему собеседнику Всеволоду Минко 84 года. Какие тут байдарки? На улице жара перемежается с ливнем, молодые за сердце хватаются.

Защитники здоровья

— А сколько в день с вёслами проходить будете? – спрашиваю осторожно.

— Да как всегда, километров 20–25. Оскол – река спокойная, а у меня за плечами 30 походов, ничего плохого никогда не происходило. Главное – хорошо подготовиться, но это я беру на себя, – отвечает Всеволод Афанасьевич.

Вот тебе и спокойная старость. Почему для одних стукнувшие 55 – печальный рубеж, а для кого‑то и девятый десяток – самое время активно радоваться жизни?

Однако назначенная встреча откладывается. На кафедре теплогазоснабжения и вентиляции в БГТУ им. В.Г. Шухова, которую Всеволод Минко возглавлял 24 года и которая при нём получила звание «Золотая кафедра России», важное событие – защита двух кандидатских диссертаций.

«Теперь на кафедре нет ни одного преподавателя без учёных званий: 7 докторов наук, остальные – кандидаты наук, а это большая редкость», – доволен Всеволод Афанасьевич.

47 лет как он работает в университете. Это, наверное, про таких пенсионеров сегодня вещают с телевизионных экранов. Доктор технических наук, профессор, академик Российской академии естественных наук, заслуженный изобретатель РФ, имеющий более ста патентов. Сегодня он читает лекции студентам, к нему на консультации ездят со всей страны.

А первым местом работы выпускника Харьковского инженерно-строительного института была Сибирь, затем 12 лет в Кривом Роге на Украине, где в то время строили пять горно-обогатительных комбинатов, там прошёл путь от инженера до кандидата наук. В 1971 году стал сотрудником только что созданного технологического института строительных материалов в Белгороде. Новой кафедре удалось связаться с известными российскими учёными, создавшими уникальную школу обеспыливающей вентиляции, они поддержали молодых белгородских преподавателей. Защита окружающей среды, здоровья работающего человека стала на многие годы главной темой их научных трудов и практических разработок.

«За 5–7 лет в тяжёлых экологических условиях, вдыхая газ или пыль в закрытом помещении, работник получает тяжёлое заболевание, которое не лечится никакими лекарствами и операциями. Сотрудники кафедры работают, чтобы в Белгородской области не было понятия «профессиональное заболевание», – рассказывает Всеволод Афанасьевич.

Но как часто в последнее время учёные на свои предложения слышат ответ, особенно на частных предприятиях: «Мы ничего делать не будем. Не нравится кому, на его место придёт другой».

«Предприятий, загрязняющих окружающую среду, много, они известны. И если бывает «роза ветров», сразу в Белгороде это слышно. Так что работа наша не завершена», – говорит учёный.

Всеволод Минко.
Всеволод Минко.
Фото Юрия Коренько

В поход по реке

Несмотря на напряжённую научную и преподавательскую деятельность, у Всеволода Минко всегда были увлечения. Одно из них – походы по рекам на байдарке. Каждый год он собирал команду из преподавателей вуза, где доктора наук и аспиранты были на равных.

«Заряд энергии получаешь на год. Я за границей был несколько раз, и то по работе – не тянет туда», – говорит Всеволод Афанасьевич.

Он любит вспоминать, как известный волейбольный тренер Геннадий Шипулин, который, было время, работал на кафедре физвоспитания в «Технологе», приехав с отдыха на Кипре, присоединился к байдарочникам.

— Я его спросил: «Ген, где лучше?» – «Ну что спрашивать, конечно здесь», – ответил он, – вспоминает Всеволод Минко.

Вот как поэтично в одной из своих книг он описывает реку, которую шесть раз прошёл на байдарках:

«Битюг – замечательный приток Дона. За день пейзаж меняется, по меньшей мере, раз сорок: тут и лес с обоих берегов, и пойменная часть то в болоте, то по степи, где река делает назад двадцать – тридцать поворотов. Река совершенно чистая – на всём пути от райцентра до Боброва нет никаких предприятий. Да и колодцев у местных жителей нет: «А зачем? Река ведь рядом!».

Фото и музыка

Фотография козла с яблоками на рогах.

«Видите у козла чёрные коленки? Это он приседал у костра и дышал золой», – рассказывает Всеволод Афанасьевич о вредной привычке животного, встретившегося ему на переправе.

В поход на байдарке он берёт фотоаппарат, а потом готовит выставки. Очередная – одиннадцатая – будет в новом учебном году. Специалисты отмечают удачную композицию фотографий Минко, но этому он не учился: природный дар и технические премудрости – специальные объективы, приспособления. А как иначе, например, запечатлеть ювелирную изысканность микромира? В 1970-е годы, когда цветные фотографии делали только в салонах, Минко в командировках разыскивал специальные реактивы и цветную плёнку. Ведь так не хватало чёрно-белого изображения, чтобы показать красоты Закарпатья, Заполярья, Тянь-Шаня и Мещерского края, где он бывал в туристических походах.

У каждой выставки – своё название, но фотографии Всеволод Афа­насьевич не подписывает. Важнее, наверное, не географическая привязанность, дата, а эмоции, которые они вызывают. В основном это пейзажи родной природы. Чтобы усилить впечатление, на открытие выставок приглашал музыкантов, и музыка дополняла настроение снимка.

«Какой в вузе был оркестр, преподаватели и студенты играли только с нот, я – на аккордеоне, – вспоминает Всеволод Афанасьевич. – Очень жаль, что когда стал проректором, времени на репетиции уже не оставалось».

Он не понимает, как можно ограничиться кругом инженерных знаний, ведь есть такое понятие, как общая культура.

«Ни в одном техническом вузе страны не было дисциплины, которую я ввёл на нашей кафедре. Преподаватель института культуры 34 часа читал основы музыкальной культуры. Студенты отличали оперу от оперетты, знали, какие существуют голоса, разбирались в русской классике и современной музыке», – вспоминает Минко.

Жаль, что эта практика осталась в прошлом, как и события, отображённые на фотографиях. Их много на стенах его квартиры: люди, ситуации, пейзажи окружают и напоминают о себе каждый день и каждый час.

Книги

Когда перевалило за 70, Всеволод Афанасьевич написал автобиографическую повесть «И была война». До этого из печати вышли 300 научных статей и шесть монографий.

— Откуда литературные способности у учёного, занимающегося техническими проблемами? – недоумеваю я.

— А откуда сто изобретений – это ведь тоже творчество, – парирует Минко.

Как‑то в вузовской библиотеке он рассказывал житейскую историю. А попробуйте её записать, посоветовали сотрудники, очень интересно слушать.

История отца вошла в первую книгу. Отец – редактор районной газеты, мама – корректор, в молодой семье растёт сын. Годовщина со дня убийства Кирова, в газету набирают текст: «Год назад случилось несчастье…». Больной туберкулёзом наборщик неправильно ставит букву, получается «на счастье». Нет, со смертельной в то время ошибкой газета не выходит.

«Но в типографии был стукач, началось следствие, родители срочно развелись. Маме помог следователь: на первом допросе он посоветовал ей срочно уехать, а отец пропал в лагерях», – рассказывает Всеволод Афанасьевич.

Следующая книга – «Исповедь шестидесятника», затем – «Письма из прошлого». Каждый рассказ – как обнажённый нерв, настолько эмоциональны пережитые им ещё раз события.

«А сейчас пишу сценарий, – открывает пухлую папку Минко, – ведь пережитого хватит на многосерийный фильм. Дело только за продюсером».

Без шлагбаума

Многие рассказы посвящены любимому волейболу. Всеволод Афанасьевич был в составе лучших команд Харькова, до 70 лет выходил на волейбольную площадку в университете.

Это единственное увлечение, которое пришлось оставить с возрастом. Его сменила финская ходьба. А все остальные занятия стали опорой для сегодняшней жизни.

— Так как же быть таким активным, если годы наступают? – спрашиваю я.

— Просто не надо останавливаться, – отвечает он.

А может, действительно с наступлением пенсионного возраста мы сами ставим себе шлагбаум?


для комментариев используется HyperComments