• 63,30 ↓
  • 67,21 ↓
  • 2,45 ↓
17 марта 2016 г. 15:14:57

Корреспондент «БелПрессы» проверила на себе, как стать натурщицей и потолстеть

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Нарисуй меня как сможешь
Фото Юлии Тимофеенко

«Срочно нужна натура, не обнажёнка», – репостнула рано утром моя знакомая сообщение одной художницы. Девушка очень просила отозваться какую-нибудь отважную леди, которая согласится попозировать им на занятии пару часов. «Наконец-то, – ёкнуло моё пропитанное фильмами о художниках сердце, – меня нарисуют».

Ум за разум

Занятия устроила школа бесплатного обмена знаниями «Умзара Зум». Место предоставил Центр молодёжных инициатив.

«Прими относительно удобную для себя позу, – посоветовала мне художница Наталья Василевич. – Через десять минут твои руки могут затечь, поэтому постарайся расслабиться. Ты не жалеешь ещё, что согласилась?»

В ответ я пожала плечами и улыбнулась. В ожидании чего-то нового я не испытывала страха от того, что ближайшие полтора часа проведу как живая статуя на набережной. Разница лишь в том, что актёры с головы до ног в краске стоят весь вечер, меняя позу каждые минут десять, и могут двигаться, когда к ним подходят фотографироваться. Мне же предстояло сидеть полулёжа, опираясь на левую руку, на креслах-трансформерах, которые медленно разъезжались в разные стороны. На ровной поверхности было бы куда удобнее, но на что не пойдёшь ради искусства (и желания получить портрет на халяву).

Юлия в роли натурщицы
Юлия в роли натурщицы

«Сегодня мы будем рисовать эскизы, и для участников главное – научиться нарисовать формы. Хотела бы ещё портреты с ними начать, но мы не успеем. По-хорошему нужно часа четыре. Ты не представляешь, как выручила нас. Все мои друзья, как только слышали слово «натура», сразу открещивались: «Нет, Наташа, не-е-ет».

Почувствуйте акварель

Наталья Василевич рисует с детства. Она художник с «корочкой»: в 2013 году окончила Белгородский институт культуры и искусств по направлению «графический дизайн», сейчас продолжает учиться в Северо-Западном институте печати на кафедре графики. Уже три года делает портреты, иллюстрации и роспись стен на заказ. Недавно закончила работать над квест-комнатой «Зеркала» в Белгороде.

– Сегодня мы продолжаем тему зарисовок и переходим к акварели. Что я могу сказать про этот материал? Он для нас будет, возможно, сложнее, чуть поближе к живописи. Рисовать будем коричневым и чёрным. Эти цвета не будут отвлекать нас от сути: формы, объёма и движения. Мы сможем передать плавность линий. Тон акварелью накладывают постепенно. Сначала набросайте всё карандашом так, чтобы не было чётких линий и краска, которую вы нанёсете, перекрывала карандаш и не мешала восприятию, – дала старт Наташа.

– А с чего начинать? С головы или... бюста? – аккуратно спросила девушка, сидевшая ближе всех ко мне.

– Сначала определите композиционно, как располагается ваша натура, вот таким образом, – художница вытянула руки в мою сторону и кистями изобразила прямоугольник, – обозначьте пропорцию. Вам придётся рисовать вертикально, и довольно сложно будет передать изгиб тела, но попытайтесь.

  • Наталья Василевич.

На прошлом уроке участники осваивали наброски – скетчи. Наташа объясняла, чем отличаются карандаши со средним и мягким стержнем, как выстраивать композицию и вообще с чего начинать.

– Акварель не очень удобный материал для скетчей, не всегда её можно носить с собой и не везде использовать. Только где-нибудь в кафе, если купить кофе и рисовать.

– Макать кисточку в кофе?

– Нет, использовать пластиковый стаканчик... К слову, акварельные краски тратятся очень быстро. Чтобы подольше их сохранить, можно дома взять какие-нибудь ёмкости, в них разводить краски с водой и оттуда брать цвет. Это гораздо экономнее.

Пока все старательно вырисовывали карандашом мой, как мне казалось, стройный силуэт, Людмила Раскина и её дочь Вика спорили, у кого набросок правильнее. Желая сделать эскиз мамы красивее, девочка попыталась исправить неверные, на её взгляд, линии.

– Ну что ты делаешь? У тебя же свой альбом есть, в нём и рисуй, – оттянула листок Людмила.

– Мама, ну ты не понимаешь...

Нарастающий спор остановил призыв Наташи переходить от карандаша к акварели.

– А вы давно рисуете? – интересуюсь я у Людмилы.

– Летом ходили с Викой на курсы рисования. Вообще 2015-й был самым активным годом в моей жизни. Всё началось с тотального диктанта, потом впервые съездили за границу, начали кататься на велосипеде, пошли на всякие курсы, чаще всего – бесплатные: занятия по театральному мастерству и по китайскому, роспись по дереву акрилом, ходили всю осень на гитару. И всё вдвоём. Выбирая курсы, ориентируюсь на то, что будет полезно и интересно дочке. Она мой главный двигатель. Жаль, что раньше я всё откладывала на потом, сейчас понимаю, сколько я потеряла. А рисовать продолжаем: хочу дочь отдать в следующем году в художку, а сама рисую по онлайн-урокам. Уже несколько картин так написала.

Людмила и Вика Раскины.
Людмила и Вика Раскины.
Фото Юлии Тимофеенко

– Мам, так карандашом красиво получилось, что не хочу всё портить красками, – гордо вытянула свой рисунок Вика, – продолжу рисовать в графике.

Статуя, отомри!

Впервые за полчаса я подняла левую руку – ладонь горела. Растирая её правой, я продолжала сидеть полулёжа, напрягая свой и без того уставший после недавней тренировки пресс. Когда рука пришла в чувство, я немного сместилась в мягких креслах и почувствовала, как благодарны мне части тела ниже пояса.

«Ого, молодец, – удивилась Наташа, подойдя к одной из учениц. – Я предлагаю тебе заново начать рисовать, но под моим чутким руководством. Акварель ты чувствуешь, а вот с телом косячок. Отлично бы получился какой-нибудь сюрреализм у тебя. Возьми стул и пошли к мольберту».

Рисунок на моём платье мешал участникам определить свет и тени, а изгиб тела был настолько неестественным, что почти у всех на зарисовках я получалась в два раза толще, чем на самом деле.

Фото Юлии Тимофеенко

В зал зашла женщина с двухлетним мальчиком и ватманом: «Простите, мы немного опоздали». Маленький Тимур, раздевшись, побежал к столику с красками.

– Хочу эти краски.

– Нет, дорогой, они слишком чистые для тебя.

– Бери, бери, не стесняйся, – отозвалась хозяйка заветной палитры. – Эх, а я свою дочь дома оставила. Если б знала, что тут друг будет, привела бы тоже.

Тимуру дали половину ватмана и самую большую кисточку. Мама второпях набросала эскиз и принялась набирать тон акварелью.

– Почему ты не начала рисовать красками? – Наташа подошла к Вике.

– Мне захотелось продолжить рисовать в графике карандашом с линерами.

– Но эти штрихи не совсем правильные и тон...

– Тиму-у-ур, – разговор прервал жалобный стон. Мальчик испортил мамин рисунок тёмно-синей кляксой. – Возьми. Поиграй, – малышу дали планшет, и он пропал где-то среди кресел.

Наташа закончила последний обход и начала наносить финишные штрихи на своей зарисовке:

«Так, надо скорее что-то делать со своим рисунком, а то, как на прошлом занятии получится: работы учеников окажутся лучше, чем моя».

Фото Юлии Тимофеенко

– Вы не устали? Почти два часа в одной позе сидите, – побеспокоилась обо мне Вика.

– Нет, я же на пуфиках, – с вялой улыбкой на лице ответила я.

Немного приподнявшись, почувствовала тянущую боль в спине, а в левую руку начало стрелять словно током.

Художники заканчивали наброски, и мне разрешили встать. Наташа давала последние советы рисовальщикам, как научиться делать правильные скетчи, и уверяла, что срисовывать с экрана компьютера крайне неправильно, потому что фотографию может искажать и оптика, на которую снимали, и монитор, и даже линзы.

Фото Юлии Тимофеенко

– Хотите, вам покажу, что у меня получилось? – спросила Людмила и повернула ко мне альбом.

– Как красиво. Даже очки нарисовали.


для комментариев используется HyperComments