• 66,75 ↑
  • 75,78 ↑
  • 2,39 ↑
25 января 2018 г. 10:40:23

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Надо пойти навстречу. Что мешает найти язык одной семье и целому селу
Рисунок Николая Белевцева

В нашу редакцию пришло письмо от жителей села Холодного Прохоровского района. Практически сорок человек обратились с жалобой на одну единственную семью, которая недавно переехала в их село. Сельчане жаловались, что приезжие буквально за год настроили против себя всю улицу. Из письма выходило, что семья не даёт житья всей округе и люди уже просто не знают, что делать. Чтобы разобраться в сути конфликта, мы выехали на место.

Добром не кончится

Хотя время было рабочее, встретили нас два десятка жителей Холодного – немало для небольшого села. И сразу же, влёт заговорили об одном:

— Если с Ивановыми ничего не сделать, добром не кончится!

— Вы поймите! – горячился, подойдя вплотную, сельчанин. – Если власти не среагируют, тут или нас убьют в конце концов, или их! Мы уже дошли до последнего рубежа!

— Житья нету! Мы уже мимо их дома ходить боимся! Угрожают, ходят с ножом, с топорами! Кидают под ноги петарды, матерятся на всех, даже на детей!

Импровизированная сходка превратилась в настоящий митинг. Обид, что накопились у коренных жителей на новосёлов, не счесть. Кто‑то рассказывал о том, как Александр Иванов – глава семейства – обматерил 80-летнюю бабушку. Другие – что соседям Ивановы разбили окна и выломали калитку. Инвалид-колясочник рассказал, как его Ивановы обещали облить бензином и сжечь.

Огород под чесноком

У семьи Ивановых, которая переехала в Холодное в октябре 2016 года, своё видение конфликта.

«Они нам жить тут не дают! Окружили нас вот эти бомжи. Здесь куча наркоманов живёт всяких без паспортов. Я тебе как мужик мужику говорю», – сообщил мне сын главы семейства Сергей Иванов, обильно перемежая речь ненормативной лексикой.

«Пришли недавно с оружием, самосуд нам делать. Нам, трезвым, нормальным людям рабочим, ты понял? Пошли к нам. Тут в доме ребёнок, а они к обыкновенным русским людям пришли. Наняли зэка. Видал, что делается? Меня оштрафовали, что я избиваю всех. А у меня два инсульта и три инфаркта официально. Я не могу спокойно разговаривать. Мы будем подавать в суд на главу администрации!» – прокомментировал ситуацию Александр Иванов.

— Ну а из‑за чего конфликт? – спрашиваю Ивановых.

— У нас огород чесноком засажен. И это им спать не даёт. Что мы делом занимаемся. Зависть их берёт, – уверены Ивановы.

Истоки конфликта

После долгих бесед удалось выяснить, что конфликт разгорелся не сразу. Вначале Ивановым помогали всей улицей. Так в селе принято. А вскоре Ивановы вырубили сад, который соседка считала своим. Когда она попыталась поговорить с новыми соседями, её, по её словам, просто вытолкали со двора. Потом скандал у Ивановых разгорелся ещё с одними соседями. И ещё. В итоге новые жители села конфликтуют практически со всей улицей.

«Страшно мимо их дома ходить, – утверждают сельчане. – А сами Ивановы про всех придумывают невесть что! И бандиты мы. И наркобароны. И все сидели как один! Одни они белые и пушистые!»

Стать добрее

«Село у нас очень доброжелательное и люди порядочные. Безработицы нету никакой, – прокомментировала проблему глава сельской администрации Наталья Чуб. – Отношение ровное. И никогда никаких конфликтов, хотя кто у нас только не живёт. Но после приезда Ивановых конфликты начались. Мы неоднократно выходили к ним, полиция туда постоянно ездит. Собирали несколько раз совет общественности. Приглашали Ивановых, приглашали улицу, пытались их примирить. Расширенное земское собрание собирали. Но утихает всё на короткое время, а потом начинается с новой силой».

По словам главы, Александр Иванов человек непростой, но она всё равно просит старожилов всё‑таки найти точки соприкосновения. Помириться, быть добрее и умнее. Но отношения с семьёй уже испортились у всей улицы.

«Тем не менее конфликт этот надо гасить обязательно, – констатирует Наталья Чуб. – Выход вижу в том, что надо всем стать добрее и пойти навстречу».

О жалобах Ивановых

В полиции конфликт в Холодном тоже знают хорошо. Правоохранители много раз выезжали по заявлениям как самих Ивановых, так и их соседей.

«В 2017 году от представителей семьи Ивановых в ОМВД России по Прохоровскому району поступило шесть обращений в отношении жителей села Холодное. По трём приняты постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, три материала приобщены к ранее поступившим обращениям. 19 сентября 2017 года на телефон доверия УМВД России по Белгородской области обратился Сергей Иванов, который сообщил о якобы незаконной трудовой деятельности граждан ближнего зарубежья в ООО БЗК «Холодное» и о том, что они намереваются продать огнестрельное оружие. По данному факту сотрудниками УМВД и ОМВД проведена проверка. Факты, изложенные в сообщении, не нашли своего подтверждения», – сообщил начальник пресс-службы УМВД России по Белгородской области Алексей Гончарук.

Заявления и протоколы

В пресс-службе регионального УМВД России по Белгородской области сообщили, что жители Холодного тоже не раз жаловались на противоправное поведение членов семьи – восемь обращений в районное ОМВД. Проверив жалобы, полицейские вынесли шесть постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, в связи с отсутствием состава преступления, а также составлено четыре протокола об административных правонарушениях.

Кроме того, в конце прошлого года за умышленное причинение лёгкого вреда здоровью односельчанина мировой суд Прохоровского района оштрафовал А. Иванова на 7 тыс. рублей. А в ноябре в полицию обратилась жительница с. Холодное, которая сообщила о том, что неуживчивый односельчанин бранился на её детей. Для последнего это вновь закончилось административным протоколом. Вот только пока наказания помогают маловато.

Уехали из‑за конфликтов

До этого Ивановы жили в селе Вязовом того же Прохоровского района. Чтобы узнать, как семья зарекомендовала себя там, мы связались с представителями тамошней сельской администрации.

«Ну здесь они вели себя так же! – рассказали нам, узнав о сути вопроса. – Из‑за этого и уехали, в принципе. Настроили против себя всех. Нецензурная брань, кидались на людей. С ружьём кидались. Дрались. Они такие вот, про них уже, в принципе, весь район знает. В Прохоровке тоже они жили, но недолго там задержались. Больше года мы про них уже не слышали».

Всё по‑старому

В новогодние праздники, когда мы готовили материал, нам успели позвонить многие участники конфликта. Вначале позвонили Ивановы, которые стали жаловаться, что их хотели взорвать и устроить над ними самосуд. Потом позвонили жители, которые сообщили о том, что Ивановы швырнули в машину камень и напугали ребёнка и женщину, сидевших в автомобиле. И опять сказали о том, что жить так дальше, будто на пороховой бочке, они уже просто не в состоянии.

А 11 января в Холодном прошёл большой сельский сход. Администрация собрала его, чтобы вновь попытаться помирить конфликтующие стороны. Как нам рассказали, от Ивановых пришла на него лишь дочь главы семейства. Никаких решений, соответственно, принять не удалось – ситуация осталась прежней.

Ни судья, ни прокурор…

Ситуация в Холодном, что и говорить, вопиющая. Наверняка конфликт решат в конце концов по букве закона, административными мерами – пригрозив, снова и снова наказав, заставив возмутителей спокойствия жить мирно. Но постановления и протоколы не ответят на главный вопрос: как вообще стала возможной эта уличная война без правил? Кто должен объяснить ожесточившимся, живущим будто в осаждённом лагере людям, что высшим стандартом сельской жизни всегда было согласие – иначе просто не выживешь? И как научить потерявшего веру в окружающих человека, что добро в этом мире возвращается добром, а зло – злом? Вопросы остаются открытыми.


для комментариев используется HyperComments