• 63,79 ↑
  • 73,69 ↑
  • 2,43 ↑
26 февраля 2018 г. 16:05:33

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
На лыжне: остаться в живых. Как корреспондентка «СпортСмены» училась на лыжах кататься
Фото Владимира Юрченко

На лыжах я не стояла ни разу. Даже вблизи их как следует никогда не видела – только по телевизору и на фотографиях у друзей, которых где-то всё-таки научили этими самыми лыжами пользоваться. Школа доверять детям столько палок не решалась, родители тоже не озаботились моим лыжным образованием. Настала пора самой заполнять эти пробелы.

Две лыжи и две палки

Морозное солнечное утро. На велолыжероллерной трассе «Олимпия» выпавший накануне снег уже прорезала лыжня. У проката смеются спортсмены. Идиллия вдали от городской суеты.

Оксана Шаталова, мастер спорта по лыжным гонкам и мой тренер на сегодня, проводит нас в небольшой вагончик, где хранится снаряжение её учеников. Оксана встала на лыжи в третьем классе, профессионально занимается этим спортом с 12 лет, а теперь тренирует группы начальной подготовки.

В вагончике щедро разливает горячие волны печка-буржуйка, у скамейки трётся пушистый котяра, желание возвращаться на мороз медленно испарялось. Чтобы не дать ему исчезнуть совсем, мне начинают подбирать снаряжение.

Ботинки мне достаются по размеру ноги – как тапочки в боулинге. А вот в подборе лыж есть свои тонкости: они, словно возлюбленные по характеру, должны подходить к ботинкам по способу крепления. В прокате было два варианта – типа SNS производства компании Salomon и NNN от Rottefellа. Мне достались первые. Длину лыж подбирают, плюсуя к росту человека 12–15 сантиметров. Палки для классического стиля катания достают до плеча, а для конькового – аж до подбородка.

«Конёк и классика – это два разных стиля катания. Не очень удачный пример, но всё же: есть машина, а есть автобус, и каждый выбирает, что больше нравится, – объясняет Оксана. – Изначально появилась классика, а конёк придумали уже позже, чтобы разнообразить соревнования».

Фото Владимира Юрченко

История моих падений

Начать мы решаем с простой классики. Выдвигаемся на трассу, где я и сталкиваюсь с первой проблемой: палки и лыжи не хотят помещаться в моих объятьях, постоянно выскальзывают и ежиными колючками топорщатся в стороны. К счастью, идти пришлось недолго и я не успела ничего потерять. Лыжи – на ноги, палки – в руки. Пока несложно.

Оксана показывает правильную лыжную стойку: плечи опущены, ноги немного согнуты. Для тренировки равновесия она предлагает мне постоять на одной ноге. Так, на правой держусь, теперь на левой – але-ой! – и я уже валяюсь в снегу, а ноги с лыжами переплетены в чудной узел. Попытка самостоятельно распутаться проваливается: страшно сломать и ноги, и лыжи.

«Я несколько лет боялась, что вот так насовсем запутаюсь, – успокаивает меня Оксана и помогает освободиться от коварного снаряжения. – А лыжи сломать не так‑то просто, чаще палки ломаются».

Повторная попытка удержать равновесие оказывается хоть и не идеальной (меня немного пошатывает), но более удачной (зато не упала!). Пора учиться ходить.

Когда Оксана сказала, что мы будем учить попеременный двухшажный ход, я решила, что ничего сложного в нём нет. Меняешь себе ноги и шагаешь: левой-правой, левой-правой. Но я совсем забыла, что у лыжников есть ещё и руки. Оказалось, что правая нога движется вместе с левой рукой, а левая нога – с правой. Звучит это тоже просто, а на деле…

Мозг ошалевает от того, сколько конечностей нужно сразу контролировать, и отказывается от этой затеи. Я снова падаю. И снова на левый бок. Зато на этот раз поднимаюсь сама: падения – тоже опыт.

Мы с инструктором ещё раз проговариваем, как должны двигаться ноги и руки, как правильно отталкиваться и куда ставить палки. Медленно, как в фильмах Фёдора Бондарчука с эффектом слоу-мо, повторяем порядок действий. И я еду. Честное слово, сама еду! Несусь по снежной дороге, разрезая зимний воздух довольным лицом, – так это виделось мне. Девочка, ковыляющая в неизвестном направлении, путающаяся в палках и то и дело сбивающаяся с шага, – так это выглядело со стороны. Однако первый маленький шаг для меня, но огромный шаг для начинающей лыжницы Лизы Куравиной был уже сделан.

Оксана хвалит мои первые лыжные шаги и предлагает попробовать одновременный бесшажный ход. Для этого нужно встать в накатанную лыжню, оттолкнуться палками и поехать. Если в спорте что‑то звучит просто, то где‑то должен быть подвох, решила я. И ошиблась. На этот раз всё действительно оказалось несложно. Я встала в лыжную стойку, чуть присев и наклонившись вперёд, оттолкнулась и заскользила. Не сразу, конечно, с N го раза, но заскользила же!

Настало время самого сложного – хода коньком. Здесь лыжа идёт не прямо, а в сторону, при этом вторую ногу подтягивают к первой, чтобы сделать шаг в нужном направлении. Да ещё и отталкиваться нужно успевать!

Ноги разъехались в стороны, как у новорождённого жеребёнка. Я неуверенно делаю пару шагов и растягиваюсь на земле. Попытки синхронизировать движения оканчиваются провалом. Да, не быть мне звездой конькового шага…

Фото Владимира Юрченко

Не до Пушкина

Когда несколько видов хода было изучено, настало время исследовать просторы «Олимпии». Я сосредоточенно шагаю за Оксаной, и в это время, словно чёрт из табакерки, на лыжне появляется мужчина, который сразу же начинает раздавать советы моему тренеру:

«А что это у вас ученица себе под ноги смотрит? Почему не объяснили, что нужно вперёд? Вон лес какой красивый! Любуйтесь!»

Мой внутренний Пушкин не желает восторгаться морозом, солнцем и чудесным днём. Гораздо безопаснее следить за ногами, которые так и норовят подрезать друг дружку.

Оксана объясняет нежданному советнику, что я новичок. Помолчав с полминуты, он признаётся:

— Да, в первый раз я и сам такой же был!

А я всё же решаюсь оторвать взгляд от лыж и осмотреться. Снег поблёскивает между деревьями, одетыми в белые шапки. В морозном воздухе висит лёгкий туман, а серо-голубое небо кажется непостижимо огромным. Действительно очень красиво. Но за ногами я по‑прежнему буду присматривать.

Круче только горы

Решение смотреть только под ноги оказалось не самым удачным: незаметно мы оказались на вершине склона.

— Одолеем этот спуск? – с заговорщицкой улыбкой подмигивает мне Оксана.

Ещё утром, стоя на своих двоих, я бы ответила, что тут не наклон, а ерунда, даже разговаривать не о чем. Но сейчас с каждой секундой он кажется мне всё круче.

— Не знаю, – с сомнением бормочу в ответ.

— Одолеем, если будешь меня слушаться, – уверенно решает тренер.

Она объясняет, что при спуске нужно разогнаться бесшажным ходом, который я уже выучила, а затем поставить локти на колени и, заведя палки под мышки, сесть в низкую стойку. Есть ещё основная и высокая стойки, но для первого раза решили попробовать только одну.

Фото Владимира Юрченко

— А где у лыж тормоза? – задаю я главный вопрос.

— Нет тормозов, – смеётся Оксана. – Чтобы остановиться, можно подняться и развести ноги, направив носки внутрь. Но тут нужно быть аккуратнее: если лыжи наедут друг на друга, то это падение.

Эх, была не была! Разгоняюсь и сажусь в стойку. Ветер в лицо, под ногами проносится снег, справа и слева мелькают деревья, а мне хочется кричать: «Смотрите! Смотрите все! Я еду! Я лечу!» Поднимаю взгляд и вижу впереди поворот. Пора тормозить! Ноги разъезжаются, и я чудом не врезаюсь в уже остановившуюся Оксану.

— Ещё?

— Ещё!

Подъём скрашивает предвкушение нового спуска. Склон оказывается не таким уж крутым, как рисовал мой страх, поэтому поднимаюсь попеременным шагом. Если бы наклон был больше, пришлось бы подниматься «ёлочкой» – для этого носки лыж разводят в стороны.

В этот день я больше не упала. И даже ни с кем не столкнулась. Ну если не считать дерево, с которым мы чуть не обнялись по дороге к пункту проката снаряжения.

В вагончике по‑прежнему тихонько потрескивают дрова в печке, горячий воздух приятно обнимает замёрзшие руки. После мороза скамейка кажется мягче, кот – пушистее, а спартанская обстановка – уютнее. И совершенно не хочется уезжать.

Вряд ли я когда‑нибудь стану профессиональным лыжником. Зато точно знаю, куда отправлюсь на следующих снежных выходных.


для комментариев используется HyperComments