• 63,87 ↓
  • 68,69 ↑
  • 2,45 ↑
26 декабря 2014 г. 12:27:29

Журналист «Белгородских известий» рассказывает, как некоторые белгородцы пытаются получить от государства то, что им не положено

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
На кривой козе…
Рисунок Любови Турбиной

В последней программе по поддержке начинающих фермеров Белгородской области за два года участвовали более 80 семей, получивших гранты на развитие своего сельхозбизнеса. Поддержку департамента АПК получают люди деятельные, неравнодушные, готовые своим трудом увеличивать собственное благосостояние. Однако даже здесь случаются досадные недоразумения и сбои. В основном со стороны граждан, вдруг решивших, что будут заниматься сельским хозяйством, а государство им в этом должно всячески помогать.

Кому оказывается поддержка

Начальник областного управления информационного обеспечения АПК и социального развития села Евгений Пархомов объясняет, что фермеров и владельцев личных подсобных хозяйств, которым готовы оказать поддержку, выбирают очень тщательно. По нескольким причинам. Первая – денег на поддержку всех желающих просто не хватит. Вторая – выбранный кандидат должен действительно развивать сельское хозяйство и приносить пользу себе и окружающим, а не профукать бездарно выделенные деньги. Поэтому сначала каждую кандидатуру рассматривают в районе, потом – в департаменте АПК. Проводят конкурсы.

«Формально выбираем фермера, а по сути отбираем целую семью. Смотрим личное подсобное хозяйство. Если там порядок, всё на своём месте и ухожено – даём добро», – говорит Евгений Александрович.

«Будете виноваты в смерти коз!»

Однако многие жители области почему-то считают, что если они решили заняться сельским хозяйством, то государство им должно только за один этот факт. Приведу пример. Правда, не называя район и фамилию хозяйки подворья, чтобы не обижать пожилого человека. 80-летняя женщина в своём личном подсобном хозяйстве держит больше семи десятков коз. Молоко продаёт, однако корма для скотины не заготавливает. Вместо этого каждый год обращается в управление АПК не с просьбой, а с требованием предоставить ей сено: «Завтра козы начнут дохнуть, и в этом будете виноваты вы!»

«В течение нескольких лет она ставит перед фактом районные власти – у меня нечем кормить коз, – рассказывает Пархомов. – И район на протяжении нескольких лет исправно снабжал её сеном. Женщина ставила ультиматум, и они ездили по хозяйствам и просили ей сена. При этом формулировка у неё гениальная: «Какой бизнес? Я даю молоко детям!» Начинаем выяснять, оказывается, молоко всё-таки продаёт. От коз отказываться не хочет категорически и заготавливать корма на свои средства тоже не хочет. Вот такой вот бизнес…»

«Неужели не простят?»

Однако те, которые требуют, уверен Пархомов, ещё не худший вариант. Есть те, которым поверили, выделили средства под областные гарантии, а в итоге оказалось, что работать граждане не хотят.

«Это типаж людей, которые считают, что они обижены государством, – объясняет начальник управления, – что государство им должно. Такие люди есть. Их немало. И очень часто приходится с ними встречаться. Когда я только начинал работу с фермерским активом, то молодым юристом поехал на очередные проверки. В то время была модной программа кооперативов. И вот одна фермерша из Старооскольского района взяла кредит в размере 9 млн рублей под гарантии области и района. Бизнес у неё не получился. Нетели были низкокачественные. И денег на возврат кредита у неё было недостаточно. И когда спросили её: «Как ты собираешься возвращать кредит? Ведь если не вернёшь – придётся из районного бюджета брать». Она ответила: «Ничего, возьмёте! Африке простили долг, неужели нам не простят?»

Евгений Александрович признаётся, что этот момент запомнил на всю жизнь:

«Это одни из самых опасных для нашей работы людей. Они не просто ведут себя так. Когда их припирают к стенке, они начинают поднимать большой шум и ажиотаж. Своего рода защитная реакция. Вот, к примеру, в 2008 году в Чернянском районе Исабек Ашурбеков и Надежда Емельянова взяли кредиты для кооперативов. И у одного, и у другой бизнес по разным причинам не получился. Из областного бюджета было взыскано по 9 млн. За год до этого в этом же районе неудачно сработал кооператив, и там районный бюджет гасил 6 млн. Люди «сработали» таким образом, что область потеряла колоссальные средства. Мы пытаемся сейчас с них эти деньги получить назад. При этом стараемся идти навстречу. Рассчитываем платежи таким образом, чтобы можно было выплатить. Договариваемся. Составляем графики. А в результате они обращаются на федеральный телеканал и появляется невероятный сюжет о том, как у нас кабалят фермеров».

Мошенничество

Однако в нашем регионе были случаи и похлеще. В 2012 году открылась программа по поддержке начинающих фермеров и семейных животноводческих ферм. В современной российской истории подобного не было, потому как до этого государство лишь компенсировало фермерам уже понесённые затраты. Сейчас фермерам выдаются гранты. Начинающим фермерам – от 1,5 млн, семейным животноводческим фермам – до 20 млн. Однако и здесь выплыли проблемы, откуда не ждали. В 2012 году многодетный отец берёт грант в 1,5 млн рублей на приобретение коров и строительство животноводческого помещения. Предоставляет документы. В результате проверка не нашла ни коров, ни нужного помещения. Полиция выявила, что было мошенничество в чистом виде. Сейчас гражданин в местах лишения свободы по ст. 159 УК РФ «Мошенничество».

Однако нет худа без добра. В департаменте АПК утверждают, что после реального срока «фермеру» многие задумались.

«Стали люди отчёты вовремя сдавать и нормально их оформлять», – говорит Евгений Александрович.

Захотела в город

Есть и ещё один случай, о котором рассказал Пархомов:

«В Красногвардейском районе молодая женщина получила от нас грант на строительство животноводческого помещения и приобретение скота. Использовала деньги по целевому назначению. Но! Согласно условиям получения гранта, она минимум пять лет должна проработать в качестве фермера. Делаем сводный отчёт и в апреле этого года узнаём, что она дом и всё продала. Мы подали в суд. А на суде она очень удивилась, почему мы пришли требовать назад деньги? Ведь она хочет в город перебраться! Суд мы выиграли. Она подала апелляцию. Но шансов, на мой взгляд, у неё нет. Суд постановил полностью 1,5 млн вернуть в федеральный и областной бюджеты».

Несистемные проблемы

«Я понимаю, что без таких сбоев невозможно, – говорит начальник управления. – Невозможно, чтобы из 80 с лишним человек не было, уж извините, поганой овцы. И вроде всего два  проблемных человека по всем грантам – это мы неплохо сработали. Но даже эти двое портят всю картину. В первую очередь – для нас самих».

– Евгений Александрович, ну а таких, как бабушка с козами, много?

– Много. Но, слава богу, большинство из них отсеивается ещё на районном уровне. Ведь дело в том, что есть проблемы, которые в наших полномочиях, а есть не в наших. Тем не менее мы обязаны решать их все. И те проблемы, несистемные, частные, отнимают очень много времени. И если я сегодня решил частную проблему бабушки, то проблема системная осталась нерешённая, а ведь её решение помогло бы десяткам фермеров.


для комментариев используется HyperComments