• 65,99 ↓
  • 74,90 ↓
  • 2,38 ↓
6 октября 2018 г. 11:26:54

 

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
На ферму хоть на минутку. Как алексеевская доярка принимала Конституцию страны
Евдокия Порохня. Фото Владимира Юрченко

С этой 77-летней женщиной я бы пошла в разведку, на медведя, полетела в космос и поднялась в горы: такая от неё исходит внутренняя сила, надёжность и уверенность. Но моя героиня в космос не хочет. Она мечтает вновь попасть на ферму, вдохнуть знакомый запах и погладить коровушку.

Тянет доярку с 36-летним стажем Евдокию Порохню из алексеевского села Глуховка туда, где осталась добрая половина её жизни. Послушать её, так не было на ферме ничего изнуряющего, изматывающего: только радость и удовольствие. И рекорды по надоям Герой Социалистического Труда Евдокия Максимовна ставила пусть и тяжёлым трудом, но всегда с настроением.

«Я любила эту работу. И сейчас бы ферму выбрала», – признаётся Евдокия Порохня.

Летела на крыльях

«Волга, Шельма, Черёмуха, Лыска…» – вспоминает селянка клички своих рогатых любимиц.

Всего у неё было 15 рогатых подопечных. Это когда ещё доили руками.

«А под конец, когда я на пенсию в 1996 году уходила, уже 33 у меня стояло, – рассказывает она. – Нахватаю, другие обижаются, потом отнимали у меня коров».

Это она, конечно, преувеличила. Отнять у Порохни корову (считай – работу) было непросто. Во‑первых, передовой человек. А потом, она буквально брала на себя все мыслимые и немыслимые обязательства, которые не каждый мог осилить. Сто раз на ферму прибежит, корма каждой коровке распределит-задаст (тогда доярки скот кормили сами), выдоит всех до капельки, с каждой поговорит, приласкает. Тряслась над ними, как над малыми детьми, а животные отвечали удивительным пониманием. Даже в очередь на дойку становились в зависимости от собственной производительности.

«Раз Николай Егорович (Николай Бессмельцев – председатель колхоза имени Тельмана в 1971–1984 годы – прим. авт.) съездил, перенял где‑то опыт. Будем, девчата, два раза доить, говорит, – вспоминает Евдокия Максимовна. – Кому‑то и на руку было. Мне – нет».

Потом, когда поняло начальство, что без обеденного молока все планы летят, вызвал передовую доярку.

«Просит, Дуся, давай назад, – смеётся женщина. – А я только за».

Бились доярки за литры не случайно – не только престиж колхоза, но и зарплата напрямую зависела от удоев.

«Всякие заработки были, – пытается вспомнить цифры героиня труда. – Я себя считала не богатой, но обеспеченной. Так у меня трое детей, всё время что‑то нужно было для них. Мне и сейчас для себя не нужно – лишь бы у них всё было хорошо».

Народный избранник

В 1973 году Евдокии Максимовне присвоили звание Героя Социалистического Труда. Она, можно сказать, приняла эстафету от старшего брата Василия Брянцева: его, металлурга Северского трубного завода (Урал), наградили орденом Ленина и присвоили звание в 1970-м.

Тогда эта награда почти автоматически влекла за собой высокие общественные обязательства. С 1974 по 1979 год Евдокия Порохня представляла область в высшем законодательном органе – Верховном Совете СССР девятого созыва.

«В то время депутаты не жили в Москве всё время. Ездили мы только на сессии три раза в год. У поезда нас встречали, селили в гостиницу «Россия». Три дня работали, два дня на дорогу уходило, всего пять», – вспоминает женщина.

На одной из сессий в 1977 году народные избранники принимали конституцию страны.

«На неё меня районное руководство провожало по‑особому, с цветами, фотографиями», – рассказывает бывшая доярка.

По окончании срока депутатства Евдокия Максимовна много лет была «гласной» (так она называет свой статус) в областном совете. Но это не мешало ей оставаться передовиком производства.

Женщина слова

К своей героической славе скромная женщина всегда относилась без пиетета.

«Понаедут журналисты, а я прячусь. На ферме, конечно, огородами туда убегала», – шутит она.

По признанию односельчан, почётный гражданин Алексеевки и Алексеевского района, она и сегодня далека от любого проявления звёздности.

«Евдокия Максимовна живёт простой, скромной жизнью селянки. Никогда своих заслуг не выпячивает, ничего невыполнимого не требует. Для земляков она очень авторитетный человек, который всегда поможет, подскажет, как правильно поступить, по совести», – считает глава администрации Глуховского сельского поселения Юрий Афанасьев.

Так всегда было. Напористость и целеустремлённость Евдокия Максимовна показывала только в работе, но в быту, семье всегда была человеком негромким, неконфликтным и комфортным.

Например, 36 лет прожила со свекровью. Всегда ей уступала. Даже двух старших сыновей назвала так, как хотела старшая в семье женщина, – Петром и Анатолием.

«А вот когда младший родился, я уже сама имя придумала – Юра, в честь Гагарина. И тут уже никто мне не возражал», – делится героиня.

Только один раз она сказала своё твёрдое «нет»: когда сыновья хотели поискать счастья в больших городах.

«Не пустила, – признаётся Евдокия Максимовна и объясняет причину своей материнской непреклонности: – Настрадалась я, когда средний Петя в Афганистан попал».

Разлука с сыновьями была для неё невыносима, а они с уважением отнеслись к желанию своей знаменитой матери. Поэтому остались в селе, живут рядом с родителями на соседних улицах. Они ею гордятся, а она ими – все работают честно, ни за кого краснеть не пришлось. И внуки Евдокии Максимовны не понаслышке знают, почему ей поставили в родном селе памятный бюст.

«Бабушка наша очень мудрая. Много нам дала, многому научила. И в первую очередь трудолюбию, уважению к людям, ответственности за своё дело», – перечисляет внучка Юлия Ожерельева, с любовью поглядывая на родного человека.

Кажется, всё сложилось, жизнь удалась. Есть большая и дружная семья, почёт и уважение, чего ещё желать заслуженному человеку?

«Мне бы хоть на минутку на ферму, посмотреть, как там», – повторила на прощание Евдокия Максимовна.


для комментариев используется HyperComments