05.12.2016, Понедельник 23:45
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
14 сентября 2016 г. 16:02:56

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
«Мы ходим за радостью, эмоциями и преодолением самого себя»
Фото из архива Сергея Шевченко

Альпинист Сергей Шевченко – о том, кому не стоит идти в горы, кто такие паркетные скалолазы и сколько стоит экспедиция на Эверест

После известного в советские годы фильма «Вертикаль» с Владимиром Высоцким многие заразились «горной болезнью». Возникли сотни кружков горновосходителей, тысячи людей занялись альпинизмом. Для большей части первое восхождение становилось последним и больше в горы они не собирались, но остальные заболевали ими надолго.

Сегодня альпинистских лагерей в нашей стране осталось пять, и этот вид спорта, лишившийся государственной поддержки, держится только на энтузиазме, что не мешает членам региональной федерации альпинизма и скалолазания не только самим заниматься преодолением высот, но и привлекать молодых спортсменов.

О том, как развивается этот вид спорта в нашей области, газета «Смена» расспросила президента Белгородской федерации альпинизма и скалолазания Сергея Шевченко.

— Вы известны как альпинист, за плечами которого 70 восхождений, в том числе на самые сложные и опасные вершины мира. Кто как не вы знает, кто может стать настоящим альпинистом, а кому не стоит и пробовать?

— Альпинизм – очень красивый, захватывающий вид спорта, но, чтобы им заниматься, надо иметь колоссальное терпение. Приведу пример: я в своё время пробовал себя в марафонских забегах, это совсем непросто, но на любом километре можно себе сказать: всё, хватит, устал – и сойти с дистанции. Альпинист при беспредельных нагрузках не может сказать, что ему надоело восхождение. Он или продолжает его, или спускается, или замерзает в снегах.

Терпение должно быть не только спортивным, но и в преодолении бытовых трудностей. В 2006 году я участвовал в восхождении на шестую по высоте в мире вершину Чо-Ойю в Гималаях, а за несколько дней до этого туда приезжал известный теннисист Марат Сафин. Он приехал в базовый лагерь, пробыл там три дня и вернулся назад, хотя при своей физподготовке мог легко справиться с подъёмом. Но смириться с ночёвками в палатках на снегу, когда засыпаешь не оттого, что ты согрелся, а оттого, что устал бороться с холодом, а утром встаёшь с радостью, потому что знаешь, что движение согреет тебя, – с этими бытовыми сложностями справляется не каждый.

Поэтому после первого восхождения большинство новичков отсеивается, и в этом нет ничего зазорного, это естественная реакция человека, в том числе и чувство самосохранения. Ведь альпинизм – один из самых рискованных и травмоопасных видов спорта, поэтому заниматься им можно только с совершеннолетнего возраста.

Но все эти трудности ничто, когда ты стоишь на вершине горы, а под тобой облака, и ты чувствуешь абсолютное счастье.

Как сказал один мой товарищ, альпинист преодолевает не гору, а собственные страхи, сомнения, слабости. Кроме того, альпинизм даёт возможность путешествовать, благодаря ему я побывал в 30 странах мира и видел такие красивые места, от которых захватывает дух. Мы ходим за радостью, за эмоциями, за утверждением и преодолением самого себя.

Фото из архива Сергея Шевченко

— Где в этом году побывали белгородские альпинисты?

— Высочайшую вершину Европы Эльбрус покорили член нашей федерации Алексей Серебров и его команда – сотрудники Белгородского хладокомбината, для которых это было первое восхождение. По словам Алексея, все ребята – большие молодцы, так как из семерых на вершину взошли шесть человек – это очень высокий показатель для новичков.

Эльбрус – не самая технически сложная вершина, но в мае, когда много снега, она представляет серьёзную проверку для каждого начинающего, да и опытного альпиниста. Лично я десять раз был на Эльбрусе, в том числе трижды на его вершине.

Мы дважды пробовали подняться на вершину зимой, и дважды это не получалось, так как мороз был 40°, а при ураганном ветре это все 50–60 – экстрим зашкаливал.

Два члена нашей федерации – Сергей Щёкин и Александр Коротенко – вместе с друзьями этим летом организовали восхождение на одну из высочайших вершин Кавказа – Казбек.

Зампредседателя нашей федерации, старший преподаватель кафедры физвоспитания БелГУ, очень опытный альпинист и турист Александр Ильин также дважды водил группы преподавателей и студентов на Эльбрус. Но большинство из них дошли до вершины 5 640 м. Не надо забывать, что после 4 000 м начинается горная болезнь, но время адаптации на Эльбрусе небольшое, достаточно потренироваться три-четыре дня в базовом лагере.

Я в этом году был в очень интересной экспедиции, в уникальном месте мира – северных горах Таймыра. Это вроде бы технически несложные горы: там нет высоких стен, но затерянность, близость их к Северному Ледовитому океану, белые ночи и, самое главное, абсолютная автономность экспедиции делают Таймыр неповторимым. Нас забросили туда вертолётом, до ближайшего населённого пункта – 200 км по непроходимой тайге, её можно только преодолеть сплавом по рекам. Это безжизненный край, ни одного человека мы не встретили. Там мы совершили восхождение на одну из красивейших вершин – пик Аврора.

 

Горы Таймыра
Горы Таймыра

— Вы только что сказали, что не все из тех, кто собирался, преодолели Эльбрус – у каждого своя причина… А можно ли заранее как‑то проверить себя?

— Уже более десяти лет в зале Белгородского индустриального колледжа действует построенный нами скалодром. Студент любого учебного заведения, любой желающий совершеннолетнего возраста могут прийти сюда на бесплатные тренировки, где даются основы скалолазания. Скалодром – это искусственный рельеф, но понять психологически, каково это – висеть на руках, почувствовать, как ты воспринимаешь высоту, и физически проверить себя можно вполне.

Скалолазание требует сильных цепких рук, не зря же один из нормативов получения мастера спорта – провисеть не менее минуты на фалангах пальцев.

Мы с радостью узнали, что скалолазание стало олимпийским видом спорта. В нашей области есть сильные ребята, например, Артём Галушко был неоднократным призёром соревнований по скалолазанию по искусственному рельефу на российских соревнованиях. И, учитывая уровень подготовки российских альпинистов и скалолазов, я уверен, что наша страна представит на следующей Олимпиаде, в Токио, очень сильную команду.

Мы шутя называем ребят, которые никогда не были в горах, но хорошо умеют лазать, паркетными скалолазами. Но если возникло желание попробовать себя в горах – необходима специальная подготовка. Ею в нашем городе много занимается Александр Ильин в БелГУ – там дают навыки альпинистского мастерства, умения работать в связке, страховки, вязания узлов. Всё это потом проверяется в несложных горных походах.

Можно попробовать себя в них, а потом заняться спортивным восхождением на том же Эльбрусе. Я считаю его идеальным полигоном для проверки физических возможностей и воздействия горной болезни: у каждого она проходит по‑своему. А дальше – выезд в большие горы.

Эверест
Эверест

— Но до этих гор надо ещё добраться, плюс необходимо немало снаряжения…

— Финансовая проблема – одна из основных в альпинизме. Мы понимаем, что в отличие от нас существуют олимпийские виды спорта, которые поддерживают в первую очередь, и всё же ожидаем от спортивных организаций большего участия в нашем деле. Из 70 восхождений я только в трёх получал господдержку, но я тогда уже был состоявшимся спортсменом.

А затраты серьёзные: экспедиция на Эверест на одного альпиниста обходится сейчас в 4 млн рублей.

Если брать тот же Эльбрус, тут необходимо снаряжение, но многое из него можно взять напрокат, что дешевле, дорога… В среднем можно уложиться в 30 тысяч. Деньги немаленькие, но, может, для нашей молодёжи это будет стимулом работать и зарабатывать?

Сейчас развился коммерческий туризм, появилась возможность, заплатив, не проходить восхождения по возрастающим категориям, а сразу подняться на сложные вершины. Но горная болезнь одинакова для всех. Невозможно совершить восхождение высокого уровня за неделю, ведь требуется огромная работа по мобилизации организма, чтобы преодолеть высоту свыше 4 000–5 000 м.

А высота 8 000 м на Эвересте, на которой я был дважды, считается зоной смерти: больше месяца надо прожить в базовом лагере и совершать поэтапные подъёмы, чтобы адаптироваться к такой высоте. У нас была команда из 13 человек, и у всех во время восхождения пульс был более 200 ударов в минуту, давление 150 на 100. При мне у моего товарища остановилось сердце. Стремление дойти до вершины было сильным, а вот акклиматизацию он не прошёл до конца.

— И, несмотря даже на этот случай с вашим товарищем, вы продолжаете более 40 лет ходить в горы?

— Меня часто спрашивают, почему люди в свой отпуск, за свои немаленькие деньги едут в горы, из которых можно не вернуться, преодолевают такие трудности, вместо того чтобы понежиться на море. Но понять это может только человек, который, преодолев себя, поднялся на вершину. Как известно, лучше гор могут быть только следующие горы.

 


для комментариев используется HyperComments