18.12.2017, Понедельник 02:30
  • 58,90
  • 69,43
  • 2,13
21 ноября 2017 г. 16:07:00

Что творится в головах у ребят из KDK

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
«Музыкант – как маленький ребёнок, у которого в комнате полный бардак»
Фото Анастасии Владимировой

5 ноября в Белгороде выступила харьковская группа Kavabanga&Depo&Kolibri. Самые известные их хиты – это «Амфетамин», «Заключительный аккорд» и «Город и туман». В песнях KDK рассказывают истории о юношеской любви, дружбе и ценностях поколения.

В 2012 году Дима Лелюк (Kolibri) решил позаимствовать программу звукозаписи у Саши Плисакина (Kavabanga). Они встретились и захотели работать вместе. Позже присоединился Рома Манько (Depo).

Не английские ощущения

— Вы начинали карьеру, когда вам было по 19–20 лет. Что самое сложное на начальном этапе?

Дима: Мне на тот момент вообще ничего не казалось сложным.

Саша: Я был неустоявшимся человеком, да и ребята тоже. Разве что Рома выглядел чуть сдержаннее среди нас. Самое сложное было перерасти этот период. Только в 22 я начал понимать, что нужно немного успокоиться.

— Сбылось то, о чём мечтали в те годы?

Рома: Сбылось даже то, о чём и не думали. Лично я мечтал хотя бы о 100–150 людях на концертах – это уже было бы достижением.

Саша: У меня не было никаких ожиданий, что мы станем популярны. Всё случилось само по себе. А мечты остались: расти в музыкальном и личностном плане. Я ставлю перед собой большие задачи: например, дать своему окружению, близким то, в чём они нуждаются, ведь благодаря им я иду вперёд.

— К кому обращены ваши песни?

Саша: Чем больше группа существует, тем более разноплановой становится аудитория. Удивительно выходить на сцену и видеть людей совершенно разных возрастных категорий. Если пару лет назад можно было сказать, что нас слушают подростки, девушки, то сейчас это и достаточно взрослые люди, которые подрастали вместе с нами. Подтягивается и новое поколение – 16–17 лет.

— Сколько в среднем за год посещаете городов?

Саша: 70–80 где‑то. Мы постоянно в разъездах. В основном выступаем в России, Белоруссии, Украине – там, где о нас слышали и интересуются нами. Стараемся расширять диапазон: недавно выступили в Польше. Останавливаться не хотим, мечтаем покорить Европу.

Песни исполняем на двух языках – украинском и русском. Английских у нас пока нет, это сложно. Наши песни представляют собой какие‑то ощущения, и на английском я пока ничего не ощущаю. Нужно сначала понять, что ты хочешь сказать на родном языке, потом переводить… А в этом процессе, как мне кажется, мысли и чувства теряются. Может, мы и проведём такой эксперимент когда‑нибудь, но не сейчас.

— Какое событие из вашей творческой жизни запомнилось больше всего?

Рома: 2 февраля 2013 года, когда выпускали первый альбом. Публиковали мы его прямо из гримёрки: нажали отправить – и сразу же вышли на сцену. И, что самое интересное, все люди, которые слышали только куски в семплере, пели!

Саша: Это был шок. Я половину концерта не помню – такой был стрессняк. Я вдруг понял, что это не просто какой‑то фестиваль, где мы участвуем, а что люди пришли слушать конкретно нас. Было много памятных моментов, но именно этот – наша отправная точка, как день рождения.

Пиар за «спасибо»

— Расскажите, как появляются ваши песни: от задумки и до сведения треков.

Саша: Всегда по‑разному, алгоритма нет. Если пытаемся его выстроить, то ничего не получается. У меня это случается так: листаю биты или подбираю какие‑то аккорды на пианино – и рождается мотив, а вместе с ним идея, которая раскручивается до того момента, пока какой‑то кусочек не вырисовывается. После обсуждаем с ребятами и принимаем решение, развиваем ли идею дальше или нет. То же самое могут сделать Дима или Рома.

Рома: Как‑то зимой мы шли с Колибром, и он просто произнёс фразу: «Моя первая любовь». Это была ночь. Я достал диктофон, и мы начали записывать песню.

— Я слышала, что вы записывали треки в домашних условиях. Сколько лет вы так работали и работаете ли сейчас?

Саша: Мы уже два года не работаем в домашних условиях. У нас есть своя студия, но это не значит, что мы теперь приходим туда и работаем по определённым часам. Просто студия стала для нас домом.

Фото Алёны Антоновой

— Многое ли поменялось за эти годы?

Саша: В корне поменялось мировосприятие, приоритеты. В первом альбоме чётко прослеживается тема наркотиков, там мы очень много о них упоминали. Тогда это казалось уместным, потому что это было в нашей жизни. И это было ошибкой жизни, конечно. Сейчас сильно поменялось и отношение к собственному творчеству того времени.

— Никогда не хотелось всё бросить и заняться чем‑то другим?

Саша: Меня посещают такие мысли, но они кратковременные. В любом случае, даже если я и ребята закончим карьеру исполнителей, музыка так просто не отпустит. Всё равно будем в этой сфере. Я пишу музыку, немного занимаюсь режиссурой. Рома тоже интересуется этой темой. Колибр постоянно сидит и придумывает что‑то. Это не унять, это заложено в нас.

— В одном из интервью вы сказали, что у вас нет образования.

Саша: Музыкального образования нет ни у кого из нас, а высшее, скажем так, недополучили. Проблем из‑за этого не возникало. В наше время качественное образование нужно только тем, кто, например, работает врачом, юристом – где от специалиста зависит чья‑то жизнь или судьба. Остальному можно обучаться и в домашних условиях через Интернет, главное – желание. А получать музыкальное образование, я считаю, бессмысленно. Для чего оно? У меня почти нет друзей-музыкантов с дипломом. Разве что наш диджей.

— Вы не пиаритесь с помощью радио и телевидения. Как набираете популярность?

Рома: В основном соцсети: по договору, по бартеру. Часто нам помогают за «спасибо» люди, которым просто нравится наша музыка.

Саша: Мы никогда не делали стандартные песни, чтобы их крутили по телевизору. Тем более у нас много жести, которую туда не пропустят. А вообще если людям интересна твоя музыка, они достанут тебя даже из‑под земли.

— Назовите три качества характера, без которых невозможно стать популярным.

Рома: Усидчивость.

Саша: Смелость. Мне в 2012 году очень не хватало её, а потом появился Рома, который настоял на выходе альбома. Я бы его до сих пор, наверное, писал. Второе – креативность, нестандартный подход. И трудоспособность.

Концерт как выброс мусора

— Почему вы категорично называете своё творчество не рэпом, а хип-хопом?

Рома: Наши песни – мелодичные, это не речитатив, который тяжело расслышать. Здесь треки разбавляются интересными мотивами.

Саша: Я никогда не ходил в широких штанах с кепкой. У меня не было какой‑то особой любви к хип-хопу – он просто мне ближе. И мы не так категоричны. Наши песни включают в себя и элементы рэпа, просто они гораздо шире по жанровому определению. Это мешанка. То, что нас трое и каждый слушает разную музыку, вдохновляется разными вещами, очень сказывается на творчестве и направлении.

— Какое предложение вы бы ни за что не приняли?

Саша: Мы редкая группа, которая не написала ни одной коммерческой совместки. Мне кажется, мы на концертах зарабатываем меньше, чем могли бы, если бы записали с кем‑нибудь совместный трек. Предложений было много, но они не имели никого отношения к нам как к музыкантам. Часто приглашают и на какие‑то дни рождения, обещают большие гонорары. Но это история не про выступления – просто потусоваться. Такая ситуация была в Томске: подходит парень после концерта и говорит, мол, плачу столько‑то, у моей девушки сегодня праздник, садись в тачку и поехали поужинаем с нами. Это проявление неуважения ко мне как к музыканту. На такое мы не ведёмся.

— Какие эмоции испытываете после концертов?

Рома: Спокойствие. Каждое выступление – это как выбросить весь негатив, весь мусор. После концерта ты будто снова чистый. Если бы не было сцены, я был бы очень негативным человеком, срывался бы на близких, на других людей. А сцена позволяет от всего этого избавиться.

Саша: Наверное, Рома прав. Но бывает, что во время выступления словил какое‑то настроение, выходишь – и продолжается концерт в голове после собственно концерта. Хочется продолжать дальше.

— Не мешают ли постоянные разъезды личной жизни?

Рома: Они разгружают. Благодаря им я не думаю постоянно о доме, о проблемах, конфликтах, о том, что вообще происходит в этом мире. «Давай за это заплатим», «давай это купим», «давай об этом поговорим» – всё это фигня полная. Я счастлив каждый раз, когда мы едем на гастроли, потому что это две недели спокойствия.

Самое фиговое – когда у музыканта появляется звёздная болезнь и он отворачивается от близких. Начинает говорить, что не хватает времени, но это враньё самому себе: времени всегда хватает на всё.

— Есть ли что‑то, о чём я вас не спросила, но вы очень хотели бы рассказать?

Рома: Что нужно знать о музыкантах? Это то, что у них внутри постоянный конфликт с самими собой. Музыкант – как маленький ребёнок, у которого в комнате полный бардак. Но когда он приберёт все лишние вещи, выходит такая песня, которая нравится не только ему, но и всем остальным.

Редакция благодарит Ъ promotion group за помощь в организации интервью.


для комментариев используется HyperComments