05.12.2016, Понедельник 07:32
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
9 декабря 2015 г. 17:53:02

Как в советские времена работали сотрудники ГАИ – «Белгородские известия» поговорили с ветераном, проработавшим 23 года главным инспектором в Ивнянском районе

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Мотоциклы нарушителей давили трактором, а скорость определяли на глазок
Кадр из фильма «Берегись автомобиля»

77-летний Иван Захаров – настоящая легенда Ивнянского района. С 1969 и по 1992 год он был здесь главным инспектором ГАИ и единственной властью на дорогах. По грунтовке, асфальту, бездорожью колесил он на своём мотоцикле день и ночь, выявляя нарушителей. И если сказочные персонажи семь пар железных сапог стёрли, идя к цели, то Иван Мефодьевич семь мотоциклов заездил.

Жизнь до милиции

Родился Иван Захаров перед войной в селе Кочетовка Ивнянского района. В 17 лет после окончания школы уехал поднимать целину в Казахстан. Правда, аграрием так и не стал: его отправили строить Байконур. Пять лет отработал на космодроме, после чего вернулся на малую родину. Два года трудился в «Верхопенской сельхозтехнике», а в 1962 году ушёл в армию.

Три года Иван Мефодьевич служил водителем в Калининграде. А после возвращения устроился дальнобойщиком в автоколонну 1402. За два года объездил полстраны. В 1967 году ему предложили работать в Госавтоинспекции.

Госавтоинспектор

«Начальником ГАИ тогда был Михаил Васильевич Лобанов, – вспоминает ветеран. – Он пришёл к нам в автоколонну и почитал лекцию. Только мы все разошлись – вызывают меня к директору. В кабинете директор автоколонны, наш начальник отдела кадров и Лобанов. Кадровик и сообщил, что есть предложение меня, как передовика производства, отправить в школу ГАИ в Саратове. Я поехал. Тогда эта школа была единственной на весь Союз, обучалось там 600 человек со всех республик».

Отучившись, Захаров вернулся в Белгород. И его тут же назначили старшим госавтоинспектором в Ивнянский районный отдел внутренних дел. Молодой лейтенант был единственным гаишником на весь район. Шёл 1969 год.

«Урал» и четыре лошади

«В отделе у нас было всего 18 человек. Четыре-пять дней я дежурил в отделе. Конвойных не было, и приходилось конвоировать задержанных, – вспоминает Иван Мефодьевич. – До 1975 года включительно я сам занимался и регистрацией транспорта. А машин – наплыв! Я осенью пришёл работать – как раз свёклу начали возить. В нашем районе несколько сотен машин прикомандированных было. Все к нам на сахарный завод. А из транспорта один мотоцикл был у меня, «Урал». У пожарных один мотоцикл был. И четыре лошади на четверых участковых. И я ещё район объезжал два раза в неделю. Трасса – Сафоновка. Полевые дороги Драгунка, Берёзовка и так далее. Домой приезжал – ни кожи ни рожи. Два-три бака бензина не хватало! За время работы семь мотоциклов заездил. На мотоцикле ездил и летом, и зимой. А единицу ещё одну просил в области – не дают! Говорят: нет пока».

Не гонялись…

Работа советского гаишника 1960–70-х годов сильно отличалась от работы современных инспекторов ГИБДД. В первую очередь, конечно, по количеству транспорта. В том же Ивнянском районе было чуть больше 1 000 машин. Подавляющее большинство – автомобили колхозов и организаций.

«Частных автомобилей совсем мало было, – вспоминает ветеран. – И в основном «москвичи». Редко у кого «Волга» была. И только в 80-е, когда Тольятти уже вовсю работал, машин больше стало. При этом я знал всех водителей в районе. Всех их регистрировал. Хоть колхозные машины, хоть частные».

Но были и другие особенности. Иван Мефодьевич рассказал, что из области было чёткое указание: ни в коем случае не гоняться за нарушителями. Если водитель не останавливался, гаишник старался как можно лучше запомнить его. А потом отыскивал по номеру либо по приметам.

«Если пытались уехать, я потом всё равно находил всех. Запоминал по шлему. По одежде. По транспорту. Была ситуация в Орловке. Выходной день. И самосвал с молодёжью в кузове. Меня увидали, по газам и в овраги. Я думаю: «Ну, побьёт людей!» Смотрю – выехал. Ну, слава богу! На следующий день вызвал завгара и водителя. Беседу провёл. И оштрафовал лихача на 30 рублей».

  • Иван Захаров в годы работы главным госавтоинспектором по Ивнянскому району.

  • Иван Мефодьевич на пенсии с 1992 года.

Чтобы видели

Чаще всего, вспоминает Захаров, нарушались правила перевозки пассажиров. Транспорта в районе было мало. До райцентра далеко. А людям то в больницу надо, то ещё зачем. Вот и ехали как придётся. Даже на бочки с молоком забирались.

– А превышение скорости как определяли? – спрашиваю Захарова. – Приборов-то специальных не было.

– Не было, – кивает Иван Мефодьевич. – А определяли на глазок.

– И что, водители не спорили? – удивляюсь я.

– Нет, конечно. Совсем другое было отношение тогда к Госавтоинспекции.

Помолчав немного, Захаров продолжает:

«Нас учили так становиться на дороге, чтобы ты всех видел и тебя все видели. Руководство особо подчёркивало, что инспектора Госавтоинспекции издали должно быть видно! Поэтому мы никогда не прятались».

– Как водители относились к инспекторам?

– Уважительные были водители. И я к ним с уважением относился. Почти никогда конфликтов не было. Только жезл поднял – уже стали. Даже когда штрафовал или прав лишал, не конфликтовали.

– А штраф большой был?

– 30 рублей. Но это если производственник хороший, ударник труда. Тогда штрафом отделывался. А так могли и прав лишить. Ещё дырокол был. За обгон дырки делали – неправильный проезд перекрёстков и так далее. Три дырки – аннулируется талон. И тогда пересдавать по новой на права.

– А если всё-таки водители буянили? Ведь были и такие?

– Редко, но были, – соглашается Иван Мефодьевич. – Тогда без разговоров: двух понятых. Протокол составляем и в отдел везём буяна. А потом в суд.

Давили трактором

Особой головной болью советских гаишников были мотоциклисты.

«Навалом было мотоциклов. 280 рублей «Восход» стоил. Покупали пачками. И бились на них ужасно, а регистрировать не хотели. Такие мотоциклы я изымал: приезжал к председателю сельсовета и просил, чтобы мне все мотоциклы в селе выписали. Обязывал хозяина явиться с документами. Не являлся – разговор другой был. У меня возле отдела сеткой штрафстоянка была огорожена. Постоянно была мотоциклами забита. Не явился в течение месяца хозяин – мотоцикл под трактор. Раскладывали мотоциклы в ряд и давили. По десять штук в месяц давили! Зевак собиралось – боже мой!»

Главное – профилактика

О многом рассказал ветеран Госавтоинспекции. О том, как участвовал в задержании крупной банды грабителей. Как на него напали и спасла жизнь милиционера кобура, в которую попал нож. Как появился у него напарник и стало чуть легче работать. А в середине 1980-х дали инспекторам служебный автомобиль и они перестали колесить зимой на мотоцикле. Как работал без выходных. Как двоих сыновей воспитывал. И как наградили его медалью «За трудовую доблесть». Ведомственных наград у ветерана Госавтоинспекции вообще не счесть.

– Бывает, ночью приснится авария или случай какой – просыпаюсь и не могу заснуть! Колотит всего. Как на пенсию вышел – долго меня не отпускало. Всё казалось, что без меня произойдёт что-то. Только через несколько лет более-менее успокоился.

– Иван Мефодьевич, что в работе госавтоинспектора самое главное?

– Главное? – пенсионер пожимает плечами. – Второстепенного в нашей работе ничего нет. Но самое главное, наверное, всё-таки не штрафы и наказания, а профилактика. Очень она помогает. И это сразу видно.


для комментариев используется HyperComments