• 63,92 ↓
  • 67,77 ↓
  • 2,44 ↓
1 ноября 2016 г. 11:14:12

«ОнОнас» выяснил, чем мужчина может заниматься полдня в салоне красоты

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Мой верхний слой
Алексей Севриков. Фото Вадима Заблоцкого

Исключения есть (на одном я даже женат), но многие девушки искренне не понимают, что можно делать 20 минут в туалете, чем заниматься четыре часа в бане и как всю ночь напролёт играть в приставку. У нас тоже есть вопросы: зачем так долго одеваться, смысл обходить все магазины, если первые примеренные джинсы сели идеально, и что значит уйти на полдня в салон красоты. Хм... А почему хотя бы на последний не ответить самому? Вертел я это офисное кресло! Го преображаться.

Звук в пору

На ресепшене появление мужчины никого не удивило. Стеснительно говорю: «К косметологу» – и готовлюсь ловить удивлённые взгляды. Но ухоженные клиентки продолжили рассматривать на витринах тюбики с муссами и гелями, даже ухом не повели. Через минуту мастер Наталья летящей походкой и нежным голосом заманила меня по стильным коридорам к себе в кабинет.

«Снимайте рубашку, прикройтесь полотенцем и ложитесь. Будем с вами делать очищение лица», – спокойно так произнесла, как будто каждый день очищает мужские лица!

Не каждый. Однако не такая уж это и редкость, как я наивно предполагал.

«Мужчины тоже следят, чтобы кожа была в порядке. Эту процедуру неплохо бы раз в месяц делать, и мужчины, кстати, сразу же записываются! А потом день в день приходят – такие дисциплинированные…»

Фото Вадима Заблоцкого

Ну понятно, что там за «мужчины» – скажет наш традиционный читатель. А Наталья мягко возразит: «Что вы! Вполне себе брутальные. И не только на очищение идут – на массаж, на эпиляцию спины…»

О чистоликие, теперь и я вас понимаю! Тело расслабленно, уши наливаются ванильными мелодиями, по лицу скользят пальцы профессионала. Все эти очищающие и размягчающие кремы пахнут ранней весной, горной рекой… Ой. Наталья покрывает мою томную улыбку какой‑то плёнкой: «Надо минут десять полежать. Давайте пока руки помассирую. Снимайте часы». И я, как загипнотизированный, повинуюсь.

«А теперь не пугайтесь, больно не будет, – настораживает косметолог и берёт в руки аппарат для ультразвуковой чистки. Это кульминация. Аппарат аккуратно проезжает по порам, приоткрывает их, очищает и даже делает неуловимый микромассаж. При этом жужжит, как жужжал бы электролобзик в стране лилипутов. – Снимается отшелушённый верхний слой, улучшается кислородный обмен в клетках, – комментирует Наталья. – Вы потом почувствуете: кожа отдохнёт, задышит – сиять будете!»

Развязка – маска. Лёгкое пощипывание и прохлада. 15 минут неги.

Смываем. В зеркале – молодой-молодой человек. Сияю. Кайфую. «Кофе?» – «Да, спасибо». «Через пять минут вас ждёт парикмахер». Тоже Наталья.

Фото Вадима Заблоцкого

Макушка справа

«Как стричь будем?» – вопрос, на который я всю сознательную жизнь отвечаю «как обычно». Мне его и задают‑то редко – 15 лет хожу к одному цирюльнику.

«Не знаю, – говорю, – экспериментируйте! – И в глубине души надеюсь, что хуже не будет».

«Хуже не будет, – читает мысли Наталья. Она сканирует волосы матёрым беглым взглядом и заключает: – С боков убираем. Здесь под расчёсочку. Делаем нормальную форму головы и слайсинг. Да?»

Я машинально киваю, а мозг обрабатывает чудной факт («у меня ненормальная форма головы») и новое слово («слайсинг»).

«Слайсинг – это такой срез волос, – мастер снова опережает недоумение на моём посвежевшем лице. – Они будут послушно лежать, как бы вы их ни зачёсывали – хоть пальцем».

— А мои волосы послушные?

— Да вообще не очень, – честно отвечает парикмахер. – Макушка у вас смещена в правую сторону, от этого вся беда. А бывают люди с двумя и даже четырьмя макушками! Рост волос специфический, и, чтобы сделать ровненькую причёску, надо шлифовать, изощряться…

Эх, говорила мне мама не спать на одном боку! Но разве кто‑то в месячном возрасте думает о парикмахерах? Раннее детство вспомнилось кстати – примерно с тех самых пор мне никто не мыл голову, всё сам. А тут Наталья: «Пойдёмте на моечку». Вот и выясняется, что поход к парикмахеру – больше чем стрижка. Признайтесь, девчонки: вам просто нравится, когда шампунь массирующими движениями наносит и смывает мастер!

Под тёплым воздухопотоком фена причёска обретает объём, с нанесением геля – окончательный вид. «Красавчик!» – польстила Наталья, торжественно сняв пелерину. «Кофе?» – «Да, спасибо». «Маникюрный мастер ждёт вас». Опять Наталья?

Фото Вадима Заблоцкого

Обмен энергией

Внезапно – Ярослав! Да, мужик-маникюрщик. И педикюрщик, а не тот, кем наш традиционный читатель поспешил его обозвать. Ярослав работал на заводе, пока ему не надоело.

«Хотелось сидеть не в грязном цехе, а в чистом кабинете, без шума, с чашечкой кофе. Интереса ради обучился на парикмахера. И был бы парикмахером! Но когда пришёл в салон, там требовался мастер маникюра. Записался на курсы. И вот уже 12 лет работаю… Давайте продезинфицирую ваши руки и нанесу размягчитель. Он позволит безболезненно срезать кутикулы».

Когда Ярослав начинал маникюрную карьеру, в народе прочно сидел стереотип: за ногтями ухаживают только женщины и геи.

«В последние лет шесть-семь выросла статусность, и солидные мужчины не гнушаются ухаживать за ногтями. С ногами история другая. По крайней мере ко мне на педикюр ходят проблемные клиенты: у которых что‑то болит или те, чьим жёнам не нравится, когда пятками рвут простыни. Если дело серьёзное, отправляю к дерматологу. Раньше я играл во врача, потому что глубоко погружался в медицинские вопросы. Но это неправильно. Моя задача – эстетика. А в основном мужики гомофобы, боятся, что я начну к ним приставать. Хотя я бы сам к мальчику на маникюр не пошёл – девочка всё равно приятней».

Фото Вадима Заблоцкого

Ярослав умеет заговорить. Так, что сама процедура отходит на второй план. Причём дело не только в его коммуникабельности, чувстве юмора, большом багаже житейских и профессиональных историй. Это тактика.

«Есть люди, которые приходят на маникюр поговорить, и те, которые приходят послушать. Последних я стараюсь заболтать так, чтобы они не помнили, как их зовут. Для чего это нужно? Человек отключается от проблем. Человек отдыхает. С любителями помолчать включаю режим тишины. С теми, кто хочет, чтобы их послушали, два варианта. Одним нужно раз в две минуты просто кивнуть и сказать «угу» на шум, который он (чаще она) несёт. Человек выговаривается, ему становится легче. И есть пять-шесть человек, с которыми мне очень интересно общаться. Их я с удовольствием слушаю, они каждый раз в мою жизнь привносят что‑то новое, я от них получаю информацию, которая меня чему‑то учит. Одни люди заряжают тебя, других заряжаешь ты. Маникюр не ограничивается уходом за ногтями. Это обмен энергией».

Как впервые наманикюренный, я выслушал сжатый отчёт о состоянии ногтей:

«У вас кутикулы ничё так. Проблемы с заусенцами. Кожа налипает на ногтевую пластину и натягивается, вам не комфортно, вот вы их себе и делаете. Не обязательно ходить в салон красоты – можно дома стоит заиметь такую специальную палочку и периодически отодвигать кожу от ногтевой пластины».

А ещё мои ногти волнятся, то есть растут не гладко, а немножечко волнами. Ярослав этот дефект отполировал, и я наконец оценил результат. Никогда бы не подумал, что смотреть на собственные руки будет так приятно. В общем, раз в жизни не стыдно стащить у женщины абонемент (а пока она спит, подсунуть в руки джойстик и включить Xbox).


За помощь в подготовке материала, за руки нежные и за ласки безбрежные редакция благодарит салон красоты «Мон Плезир».


для комментариев используется HyperComments