11.12.2017, Понедельник 10:39
  • 59,28
  • 69,64
  • 2,19
15 июня 2017 г. 9:58:18

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Миссия: вернуть в детство.  Как волонтёры помогают ребятам, победившим смерть
Оксана Туранцева. Фото Натальи Калининой

Оксана Туранцева. Яркая, открытая, с широкой красивой улыбкой, которая заставляет ­тебя улыбнуться в ответ.

Эта девушка ­помогает детям, перенёсшим тяжелые заболевания,поверить в себя и оказаться снова в детстве. Её рассказ – о работе в детском оздоровительно-реабилитационном центре «Шередарь».

О смене

Впервые о центре я услышала на первом курсе (сейчас Оксана учится на 4 курсе факультета психологии БелГУ), старшекурсницы ездили в этот лагерь и рассказали нам. Я загорелась, безумно хотелось поехать. Но в «Шередаре» есть ограничения – только с 19 лет. Мы с подругой подали заявку, её не одобрили из‑за возраста. И только год назад прошли собеседование. Хотели поехать большой командой, получилось вдвоём. Честно говоря, думала, будет не так сложно: до этого я уже работала вожатой.

О волшебной палочке

Первое время было тяжело привыкнуть к детям, к их мыслям. На вечерних шепталках, собраниях перед отбоем, дети 12–13 лет отвечают на вопрос: «Что бы ты сделал, если бы у тебя была волшебная палочка?» Когда они желают здоровья, хотят излечить всех детей и чтобы в мире не было войны, у всех шери (так называют вожатых в «Шередаре». – Прим. авт.) наворачиваются слёзы. Сейчас уже легче всё воспринимаю.

О детях

Нет чувства, что это ребята особенные – переболели и ни к чему не приспособлены. В смене был мальчик полностью слепой, но он по‑своему воспринимал мир, был активен, старался не отставать от других. Мальчик с протезом ноги отказался от помощи и сам поднимался на верёвочном парке. От такого мурашки по коже. В моей команде девочки с внутренними протезами на последнем концерте сели на шпагат. Видеть, как они меняются всего за неделю, делают, казалось бы, невозможное, многого стоит. Может, по этой причине те, кто однажды побывал в «Шередаре», хотят снова и снова возвращаться.

Несмотря на протезы, плохое зрение или полное его отсутствие, дети стремятся к жизни. И никакие болезни им не помешают радоваться и наслаждаться ею. В прошлогодней сентябрьской смене я работала с малышами. Семилетки, это самые маленькие. Думала, что они ничего не могут делать сами, но, оказалось, дети довольно самостоятельные: ходят в душ, знают, что надеть. Потом поняли, что у них есть взрослые, которые могут помочь. Так они становились детьми прямо на глазах.

О Петровиче

Чтобы дети не боялись насекомых, мы придумывали им смешные имена. Комар Петрович: дети запрещали нам включать бактерицидную лампу, чтобы его не убить. «Это же наш друг, он нас не кусает». Не все ребята ходят в школу. Кто‑то только пойдёт, а кто‑то на домашнем обучении, и у них мало опыта общения со сверстниками. Это было видно, когда они только притирались друг к другу, заводили друзей. Но к концу смены все становятся детьми. Мы же выступали в роли мамы и папы. Тяжело расставаться в конце – всегда плачу.

Фото из личного архива Оксаны Туранцевой

О маленьких взрослых

В феврале-марте мы с Катей Рог были участниками команды поддержки. Больше общались с волонтёрами, чем с детьми. В марте у нас была подростковая смена, и уже не так страшно. Подростки здесь другие – открытые, разговаривают на взрослые темы, много читают. Есть вещи, в которых они разбираются лучше тебя. Ты сидишь, слушаешь их и понимаешь, что это уже взрослые люди, хотя им по 15–16 лет.

У них совсем другие отношения: хорошо общаются, поддерживают друг друга. В них есть частичка маленьких детей, но её совершенно не видно. Наша задача в этом и состоит – вернуть их в детство, которого они лишились в больнице.

О реабилитации

Ребят вырвали из больничного социума, где некоторые находятся годами. Дети признаются, что хотели поехать в «Шередарь», чтобы повидаться с друзьями из больницы. Некоторые говорят: «Мы собирались ехать вдвоём, но мой друг умер». И ты не понимаешь, как реагировать. Страшно, что они к этому привыкли.

Их вернули в обычную школьную среду, где другие дети могут не понять, почему у этой девочки нет волос, а этот мальчик совсем не видит или у него не работает рука. Реабилитация им нужна, чтобы безболезненно вернуться к ­обычной жизни.

О другой жизни

Детская смена длится 8 дней. Ребята уезжают другими. Меняется и жизнь волонтёров: некоторые устраиваются на другую работу, появляются новые интересы и увлечения. Мой мир тоже перевернулся: я буду продолжать работать с детьми. Собираюсь более активно заниматься благотворительностью. Если сначала я стремилась получить профессиональные навыки и опыт, то теперь езжу в «Шередарь», чтобы помогать детям.

О выгоде

Нас часто спрашивают: вы ездите – какая вам выгода? Никакой. То, ради чего мы едем, важнее всякой выгоды. Видеть детей, которые преодолели все преграды и себя, чувствовать гордость за них, свою команду – вот главная награда.

Переживаю, что, когда найду постоянную работу, у меня не получится ездить в «Шередарь». Поэтому думаю, как развивать эту систему здесь. У нас ещё много ребят, которым нужна помощь, внимание: дети из детских домов, больниц, страдающие сахарным диабетом…

Обычно Курск приезжает целой командой, а из Белгорода единицы. Но в этом году нас уже было семеро. Белгородцы постепенно присоединяются, это очень приятно. На следующую смену обязательно поедем­.


Справка

Благотворительный фонд «Шередарь» создан как некоммерческая организация в 2012 году, его цель –
развитие детской реабилитации в России. Своё название получил по имени реки Шередарь, которая протекает недалеко от места проведения реабилитационных программ в посёлке Сосновый Бор Владимирской области.

На базе центра реабилитируют детей и подростков 7–17 лет, перенёсших онкологические заболевания, а также проводят занятия для их здоровых братьев и сестёр. Для детей со всех уголков страны реабилитация полностью бесплатная. 


для комментариев используется HyperComments