04.12.2016, Воскресенье 00:52
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
18 декабря 2014 г. 14:54:00

«ОнОнас» выяснял, почему бум кофеен в Белгороде – хороший знак

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Место № 3
Иллюстрация Анастасии Дружининской

Повальное увлечение предпринимателей кофейнями уже заставляет самих горожан в шутку называть Белгород кофейной столицей. «ОнОнас» выяснил, что сама по себе кофейня – не такой уж привлекательный бизнес, как кажется. А вот для города такая мода только на пользу – невиртуального общения здесь больше, чем еды.

Кофейная столица

Однажды кофейню «Комод» у «технолога» посетил губернатор Белгородской области Евгений Савченко. И вместо «что вы здесь все ерундой страдаете, а ну марш на завод» он заявил, что место уникальное и таких вот кофеен в Белгородской области должно быть много, потому как они формируют «бесконфликтную, гармоничную городскую среду». Мэр Сергей Боженов заявил, что Белгороду нужно как минимум 27 таких мест – по числу городских округов.

Бизнесу для развития направления толчка не требовалось. Ещё задолго до этой самой беседы город начали стремительно наводнять всё новые и новые кофейни, которые порой даже располагаются по соседству. Формат кофейни превратился в самый привлекательный для приходящих в общепитовский бизнес предпринимателей.

Со стороны кажется, что бум связан с высокой прибыльностью заведений – наценка на чашку кофе, как правило, измеряется сотнями процентов. На первый взгляд, в этом и состоит формула успеха. Однако те, кто в этот бизнес пришёл, говорят ровно противоположные вещи – мода действительно есть, а вот удерживать кофейню на плаву можно только ценой колоссальных усилий.

Дефицит улыбки

Президент Гильдии предпринимателей малого и среднего бизнеса Игорь Гладков занимается бизнесом де-факто с его возникновения в бывшей Стране Советов.

Последний свой проект в области общепита – кофейню «Шпилька» – он через некоторое время предпочёл закрыть, несмотря на то что сам является собственником помещения в центре Белгорода, а посему избавлен от драконовской арендной платы. По его словам, ресторанно-кофейный бизнес сложен в первую очередь ввиду кадрового голода – в регионе почти нет персонала, умеющего работать в заведении с высоким уровнем сервиса. Моду же на кофейни он связывает с желанием многих предпринимателей подражать тем местам, которые им понравились.

«Общепит болеет тем, что здесь заведения открывают дети, жёны, невестки состоятельных людей. В основном это или салоны красоты, или заведения общепита. Тягаться с теми, кто просто тратит, а не пытается зарабатывать, – очень сложно», – отмечает Игорь Гладков.

Игорь Гладков.
Игорь Гладков.
Фото Владимира Корнева

Управляющий кофейней «Сахар» (а в прошлом – управляющий недавно закрывшимся «Пыж-кафе») Василий Тамазашвили говорит, что большое количество кофеен в Белгороде связано с представлениями об этом бизнесе как об очень уж доходном.

«Человеку, который в этой сфере не работал и не знает всех тонкостей, предусмотреть всё довольно сложно. Очень много нюансов. Это только на первый взгляд кажется: ну что тут сложного – поставил кофемашину и вари себе кофе. На практике совсем не так», – говорит Василий.

Он согласен с тем, что кадры подбирать – дело непростое и ответственное, ведь от этого напрямую зависит судьба заведения. Впрочем, самому Василию искать сотрудников немного легче, ведь свой путь управляющий «Сахаром» начинал, протирая столы и убирая посуду в столичном «Кофе Бине». Поработав в классических кофейнях на всех возможных должностях, Тамазашвили понял, какие люди должны приходить сюда на работу.

«В кофейне сотрудники должны создавать настроение. Научить этому, я считаю, невозможно. Научить улыбаться искренне, искренне желать хорошего дня, а не потому, что так надо делать в кофейне. Людей надо находить. Много случаев бывало: вроде бы понравился человек, хорошо работает, всё выполняет, но нет в нём вот этой важной черты – не передаёт позитивное настроение. Поэтому найти кадры действительно очень нелегко», – говорит Василий.

Надо чаще встречаться

Соглашаясь со словами губернатора о кофейнях как о «бесконфликтной среде», белгородский градоначальник Сергей Боженов основывался в том числе и на собственном опыте. За последние несколько лет мэр несколько раз опробовал эту среду на себе, и она действительно оказалась не самой агрессивной. Ещё во время существования в Белгороде «Пыж-кафе» Боженов провёл здесь целую серию встреч с блогерами. Всё прошло без жертв и разрушений. В одно время именно кофейня стала площадкой для «Гражданского форума», куда приходили и гражданские активисты, и первые лица региона. Именно в «Пыж-кафе» первый вице-губернатор области Валерий Сергачёв разъяснял позицию регионального правительства по вопросам среднего специального образования. Здесь же Геннадий Шипулин со товарищи защищал перед общественностью свой проект новой спортивной арены «Белогорье».

Всё это свидетельствовало, что чиновники и бизнесмены стали активнее идти «в народ». И лучшими площадками для этого стали именно кофейни. В Белгороде в отличие от мегаполисов нет арт-центров и малых концертных площадок, и формат кофейни стал вполне удобной заменой таким event-пространствам.

Арт-директор кофейни «Комод» Алексей Бородин считает, что главная задача заведения как раз и превратиться в так называемое третье место – территорию, где можно проводить время между работой и домом. Сейчас «Комод» проводит множество разноплановых мероприятий – от языковых разговорных клубов и серьёзных деловых мастер-классов до турниров по компьютерным играм.

«В этом вся задача. У нас кофейня примерно на 150 мест. Есть большая площадь, которую мы хотим насыщать затеями, интересными делами. Сейчас планируем серию чемпионатов по настольным играм, тематические вечера и дни – а-ля «Ретро-день», который прошёл у нас с большим успехом. Планируем музыкальные ивенты, различные мастер-классы», – говорит главный по творчеству в «Комоде».

Алексей Бородин.
Алексей Бородин.
Фото Натальи Харитошкиной

Бизнес за чашкой капучино

Игорь Гладков во время существования «Шпильки» создал «Деловой клуб» – по четвергам за кофе собирались матёрые представители бизнеса вместе с теми, кто только хочет стать предпринимателем. Руководители крупных компаний, чиновники, политики, банкиры бесплатно давали советы в простой и доступной форме, без косноязычных формалистских докладов, которые свойственны официальным мероприятиям. После закрытия кофейни клуб собираться перестал, хотя желание, по словам Игоря Гладкова, осталось.

«Мест в городе сейчас много, правда, в центре есть проблема с парковкой. Мы хотим встречаться, но нет возможности. Поэтому всё больше вынуждены общаться в соцсетях, к сожалению, без кофе. Вообще такие встречи нужны. Особенно лично мне не хватает «Гражданского форума», который делали Олег Шевцов и Ирина Сафонова. Это был лучший формат мероприятий с общественным обсуждением, что мне приходилось видеть в городе», – говорит предприниматель.

«Кофейни действительно стали третьим местом в Белгороде. Здесь можно и отдохнуть, и поработать, развлечься. Дело в том, что у кофеен для подобного развития подходящий формат. За кофе можно и работать, и общаться, и играть. К нам приходят работать фрилансеры, – рассказывает Василий Тамазашвили. – Да, зачастую заведения стараются, чтобы клиенты побыстрее пообедали и ушли. А в кофейнях люди порой проводят целые дни. Но нам это нравится, пусть даже гости и купили лишь по чашке американо. Дело не в деньгах – дело в атмосфере. Я занимаюсь этим не потому, что это самый прибыльный бизнес, конечно. Я пришёл сюда потому, что мне это нравится и я это умею».

Василий Тамазашвили.
Василий Тамазашвили.
Фото Елисея Юрковского

По словам Василия, примерно 70 % гостей кофейни – постоянные клиенты, которые посещают «Сахар» раз в неделю и чаще. Основная масса посетителей – это люди от 18 до 40 лет. Утром они покупают кофе (летом, по большей части, с собой), днём – обедают с коллегами, вечером – время влюблённых пар и шумных компаний друзей. Однако не всё так «развлекательно». По оценкам Васи, больше 40 % гостей проводят здесь деловые или околоделовые встречи. Это переговоры, совместная работа, мини-планёрки и так далее.

«Деловые переговоры за чашкой кофе стали частым явлением. Думаю, тут простая история – общаться в неформальных условиях легче для всех, ничего не давит, следовательно, и результат получается лучше, чем в обстановке официоза», – считает управляющий «Сахаром».

Культура потребления кофе в Белгороде формировалась в течение последних нескольких лет. Василий Тамазашвили считает, что началось всё с приходом в город «Кофе Бина», а последующий рост числа кофеен способствовал развитию этой культуры в Белгороде. Со временем кофейни стали играть роль локомотива развития неформальной культуры, поэтических вечеров, мини-концертов, групповых игр, мастер-классов, тренингов. Говоря совсем просто, пришли времена, когда каждая из кофеен стала небольшим центром молодёжных инициатив и коворкингом на одной площадке. И чем бы ни руководствовался бизнес, открывая в Белгороде несметное количество кофеен, для жителей Белого города это история про превращение мест общепита в места для творчества, места, без которых городу не выжить, как бы громко это ни звучало.



Что такое третье место?

Автором термина «третье место» считается американский социолог Рэй Ольденбург. В своей книге The Great Good Place, вышедшей в далёком 1989 году (название книги на русский язык почему-то перевели как «Третье место») Ольденбург рассматривает пространства, которые не являются ни домом (место № 1), ни местом работы (место № 2). Американский социолог отмечает, что в современных городах существуют места социального притяжения, куда люди приходят, чтобы вырваться из замкнутой цепи «дом – работа – дом», приходят ради общения, чтобы забыть о ежедневной рутине и отдохнуть. Это могут быть кафе, бары, лофты, парки с Wi-Fi, современные библиотеки, коворкинг-центры, пивные, клубы, парикмахерские, книжные магазины и даже улицы.

Третье место – это пространство, где можно учиться, работать на своём ноутбуке или планшетном компьютере, общаться с единомышленниками, проводить деловые встречи и мозговые штурмы, в конце концов, играть с друзьями в настольные и интеллектуальные игры. В последнее время границы между местами № 2 и 3 стали размываться. Это связано с тем, что в постиндустриальном обществе всё больше представителей креативного класса: дизайнеров, иллюстраторов, программистов и прочих фрилансеров – словом, специалистов, которым для работы не нужно специально оборудованное место со станками, верстаками и инструментами, а достаточно лишь доступа к Интернету.



 

 


для комментариев используется HyperComments