• 63,68 ↓
  • 67,62 ↓
  • 2,49 ↓
16 октября 2014 г. 17:11:20

Новый выпуск журнала «ОнОнас» рассказывает, как потерять вес, не потеряв голову

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Мелодрама лишнего килограмма
Фото Натальи Харитошкиной

«Ах, обмануть меня не трудно!.. Я сам обманываться рад!» Да простит меня великий Пушкин за то, что кусочек его любовного признания я зажал между жировыми складками живота. Просто эти строки прекрасно характеризуют психологию многих худеющих, которые хотят преобразиться за пару недель, да ещё и не прилагая серьёзных усилий.

Они обманываются – и верят фантастическим историям из телевизора, картинкам в «ВКонтакте» и рассказам «одной знакомой моей подруги». Обманываются – и делают вид, будто не понимают очевидных вещей. Например, что нужно правильно питаться и больше двигаться. Или читать «ОнОнас», который, дабы всем худелось грамотно и без крайностей, собрал мнения специализированных психологов, советы фитнес-тренеров, мысли вегетарианца и сыроеда и даже исповедь девушки, перенёсшей анорексию.

«Не хочу быть жирухой на море!»

Фотографии Дарьи Ошкадеровой в стиле «было-стало» уже не первый год используют непорядочные сайты для продвижения различных средств похудения. Хочется верить, что за выдуманные истории правонарушители ответят по закону. Реальная же история гораздо красивей – это триумф воли, эмоций и амбиций.

Было и стало.
Было и стало.
Фото из личного архива Дарьи Ошкадеровой

В школе Даша была типичной полненькой ботаничкой. Страдала синдромом отличницы, с большинством одноклассников отношения складывались нейтрально-прохладные. Зато в семье девушка чувствовала себя комфортно и в целом комплексов по поводу внешнего вида не испытывала. Даже тогда, когда в 16 лет весы показали ей рекордные 75 кг. Примерно в этом весе Даша поступила в Харьковский национальный университет им. Каразина на факультет международных экономических отношений и туристического бизнеса – факультет, который всегда славился самыми стройными и модными студентками.

«На первом курсе меня всё устраивало, я нашла подружек, несмотря на то что была такой пышечкой, – вспоминает Ошкадерова. – Но, видя вокруг только ухоженных, стильных девочек, я постепенно начала задумываться о переменах. Плюс ко всему на улицах, в общественном транспорте мужчины стали подходить и говорить что-то типа «ой, симпатичная такая, но пухленькая». Летом поехала к морским берегам – и там эту  тему постоянно обсуждали, да ещё в моём присутствии. Я от этого устала и решила, что больше не хочу быть жирухой на море!»

Сперва Дарья пошла по пути наименьшего сопротивления – попробовала один разрекламированный препарат. Результат не заставил себя долго ждать: пропал аппетит, а вместе с ним и 5 кг за месяц. В теле появилась дополнительная энергия и… побочные эффекты. От таблеток, по словам Даши, «голова начала неметь», и с сомнительной терапией пришлось покончить. Тогда девушка переключилась на новый режим еды.

«Стала считать калории и старалась не употреблять более 1 200 в день. Соблюдала принцип раздельного питания, сладкое заменяла на сухофрукты, сахар – на мёд, пирожное – на горький шоколад… Отказалась от покупных колбас, сала, копчёностей, жареной пищи, выпечки, максимально исключила майонез, соусы, соль. На смену этому пришли овощи, морепродукты, творог, орехи, куриное филе, отварная телятина, тушёные грибочки – словом, не менее разнообразная и вкусная еда, но более лёгкая и полезная. Психологически было не сложно. А когда очень уж хотелось почувствовать вкус хрустящей жареной курочки или шоколадного торта, я просто жевала это и выплёвывала!»

Всё лето до поздней осени Дарья ездила с мамой на источник в Шопино – считает, что это поспособствовало упругости кожи и вообще помогло укрепить здоровье. Худеющая студентка вошла в раж, почувствовала поддержку близких, и следующим летом девушке захотелось, чтобы к сентябрю её просто не узнали в университете. Так и вышло.

«Перед первой парой стою, смотрю – никто не понимает, что происходит. И тут походит один парень: «Даш, это ты?! Точно?» И началось что-то невообразимое. Однокурсники, которые меня подкалывали, кикиморой называли, стали поглядывать, обсуждать; модные девочки, которые раньше недосягаемыми казались, тоже начали присматриваться. Такое внимание было, конечно, непривычным и приятным. Однако я и чуть-чуть расстроилась, потому что поняла, как часто судят о человеке по внешности».

18-летие Дарья, как и мечтала, встретила в потрясающей форме: 47 кг! Прежде посредственная страничка в «ВКонтакте» с появлением новых фотографий день за днём била рекорды посещаемости. По доброте душевной Дарья сначала подробно отвечала всем, кто интересовался её методикой, затем для экономии времени сформулировала основные тезисы в нескольких заметках. Спустя месяц-другой советов стала давать меньше – полился негатив.

«Самые распространённые обвинения: «обрезала рёбра», «сделала грудь», «изменила губы и нос». Но к злостным комментариям отношусь философски: кому-то может не нравиться, как я выгляжу, и это нормально. К тому же я тогда действительно сильно похудела, талия стала совсем узкая – пришлось потом даже немножко увеличить дневную норму калорий, чтобы поправиться. Сейчас я вешу 55 кг и полностью этим довольна».

Интересно, что в спортзал Дарья начала ходить уже после окончания вуза, когда вернулась в Белгород. Во время похудения же занималась дома: качала пресс, делала приседания и махи ногами – на это уходило всего 40 минут в день.

Как на работу ходить

Татьяна Павлова раньше тоже практиковала физнагрузки в домашних условиях. Поднимала разборные гантельки и прыгала со скакалкой, наделяя её статусом кардиотренажёра. Правда, в отличие от Дарьи, миниатюрная девушка никогда не знала проблем с фигурой и о фитнесе даже не думала – до поры до времени.

Татьяна Павлова.
Татьяна Павлова.
Фото из личного архива

«Мой парень занимался фитнесом, но меня это не интересовало. Зачем? Я же не толстая! Но потом познакомилась с его мамой, она около 20 лет посвятила гимнастике. И когда я её увидела… это стало моей мотивацией. Сразу пришло понимание, что и в 40, и в 50, и в 60 лет женщина должна выглядеть молодо. После этой встречи я сразу купила абонемент».

На сегодня Таня – фитнес-леди с трёхлетним стажем. С худеющими общается регулярно – и онлайн, и лицом к лицу. Говорит, что в головах большинства забита одна и та же порочная установка.

«Садятся на какую-нибудь строгую диету и начинают интенсивные тренировки. В итоге изнашивают себя за одну-две недели, потому что хотят быстрого результата. Но невозможно за 10–20 дней сделать то, над чем люди работают годами! Надо потерпеть, первый результат приходит месяца через два, не раньше. И то лишь при правильно организованном питании».

Татьяна тоже ни перед кем не открывает Америки – советует отказаться от ограничений из серии «не есть после шести», когда от такого желания невозможно заснуть, рекомендует убрать «пищевой мусор» (фастфуд) и плавно перейти к подсчёту калорий. Она призывает к чувству меры, но с сожалением отмечает, что таковое отсутствует у многих людей.

«Есть девушки, которые подсаживаются на фитнес, начинают есть спортивное питание, и у них смещаются какие-то стандарты красоты. Кто-то худеет до 30 кг, кто-то качается так, что потом в дверь не пролазит… Надо воспринимать тренировку как часть жизни, не пренебрегать и не переоценивать – и тогда перегибов не будет. Вот для меня фитнес – это как на работу ходить».

Тем же самым, только без «как», фитнес стал и для Евгении Шеховцовой. В прошлом профессиональная пловчиха (имеет звание кандидата в мастера спорта), сегодня она учит плаванию детей, а свободное время превращает в небольшой бизнес для худеющих – ведёт так называемый спорт-интенсив. График программы, мягко говоря, насыщенный: 40 занятий за 6 недель! Бег, плавание, аквааэробика, йога, катание на коньках и велосипедах, прыжки на батуте, массаж, банные процедуры – и это не полный перечень.

Евгения Шеховцова ведёт спортивный интенсив.
Евгения Шеховцова ведёт спортивный интенсив.
Фото Натальи Харитошкиной

«Тренировки занимают не больше часа, потому что в таком режиме нельзя работать до умопомрачения. Ведь если девочки сегодня вымотаются, завтра они уже не захотят прийти. Важно ощутить нагрузку, но понять, что на следующую тренировку я тоже хочу. Чем хорош интенсив? Человек адаптируется, ему уже хочется двигаться. Первую программу мы начали в апреле, вторую запустили в сентябре. И девчонки, которые пришли во второй раз, делятся на две части: кто-то вернулся в прежнюю форму, а кто-то похудел и продолжил заниматься самостоятельно. Так вот моя цель – чтобы люди продолжали и не хотели останавливаться».

Евгения пытается контролировать режим дня и питания подопечных, внедряя, по большому счёту, те же прописные истины о здоровой пище, правильном сне, вредных привычках. При этом она на личном примере даёт понять, что фанатизм здесь не уместен.

«Не бывает, чтобы с завтрашнего дня мы такие – раз! – превратились в Будду и живём правильно. Я сама летом уезжала на Канарские острова и привезла 8 кг. Хотя ездила не отдыхать, а работать. Я спокойно к этому отнеслась, потому что прекрасно понимала: с этим можно справиться. Если хочется тортика, лучше его съесть, чем потом мучиться. Выпить вина? Почему нет! Не надо не из чего делать какой-то сумасшедший культ. Так же и в физической активности: если любишь танцевать, зачем тебе фитнес? Если любишь бассейн, зачем тебе тренажёрный зал?»

Тренер Шеховцова считает, что цель «похудеть» не нужно ставить в принципе. Ей ближе другая позиция – «хорошо себя чувствовать».

«Если просто голодать, не перестраивая при этом образ мыслей, временно ушедшие килограммы и сантиметры вернутся, сто процентов», – подчёркивает Евгения.

Проще сказать: «Я сектант!»

В мире (и Белгород не исключение) немало тех, кто экспериментирует с системой питания не только и не столько ради похудения. Андрей Клименко уже три года как вегетарианец – изначально отказался от мяса из любопытства, но постепенно нашёл в этом философский смысл. Образ жизни молодого человека и его единомышленников направлен против нанесения боли живому существу:

«Когда меня спрашивают о вегетарианстве, обычно говорю: я сектант. Это самый простой способ объяснения! Просто не каждый захочет слушать, например, про идеологию Махатмы Ганди, ненасильственное противление злу и тому подобное. Вообще есть желание углубиться в веганство, которое не рассматривает эксплуатацию животных вообще».

Андрей Клименко.
Андрей Клименко.
Фото из личного архива

Поясним непосвящённым: веганство – наиболее строгая форма вегетарианства. Веганы отказываются от всех продуктов животного происхождения, включая не только мясо, но и рыбу, яйца, молоко, мёд. Помимо специфического рациона веганство подразумевает неиспользование меха, кожи, шёлка и шерсти животных. Правда, Андрей понимает, что переход к более радикальному эксперименту не дастся легко.

«Структура общественного питания у нас направлена на мясоедство. И найти в заведениях что-то вегетарианское, а тем более веганское, достаточно сложно. Хотя знаю, что в Белгороде недавно открылось специализированное заведение, просто никак не могу в него попасть. Был замечательный ресторан в Харькове, но туда уже просто так не выбраться».

К слову, в Харькове Андрей единственный раз за три года пожалел, что не ест мяса – когда увидел на прилавке хамон (испанский сыровяленый свиной окорок. – прим. ред.). Больше жгучего желания нарушить режим не возникало.

«Мне нравится моя еда. Мой стандартный обед – сыр, овощи и свежий хлеб. Этого вполне хватает, заряжаюсь энергией на весь день. Вообще вегетарианская кухня разнообразна: десятки видов круп, овощей, различные варианты зелени всякой, тех же сыров… Очень понравился сельдерей, который я раньше никогда не ел – вкусные и корень, и листва».

Вегетарианец признаётся, что, «не привнося дополнительное зло в мир», он испытывает чувство удовлетворения. В то же время Андрей не сторонник навязывания кому-либо этой философии.

«Сейчас мода пошла приучать к вегетарианству и веганству детей. Считаю, это неправильно. Зачем заставлять? Пусть каждый сам решает, что ему есть. И нужно всегда подходить к вопросу с рациональной точки зрения: допустим, если врачи говорят, что надо есть мясо, значит, надо есть мясо».

Белгородский теле- и радиоведущий Алексей Зайцев увлёкся другой практикой – сыроедением. Эта система питания полностью исключает употребление любой термически обработанной пищи (варёной, жареной, копчёной, запечённой и т. п.). Алексей просто решил разгрузить организм и проверить силу воли. Моральных ресурсов хватило на полтора года.

Алексей Зайцев.
Алексей Зайцев.
Фото из личного архива

«Как-то отдыхали с коллегами на выходных, и я заявил: «Всё! С понедельника не пью, не курю и ем только сырую пищу». Последние два пункта начал исполнять сразу, а спустя полгода завязал и с алкоголем. Вообще круто! Вспоминается ощущение лёгкости, бодрости, отсутствие сонливости. Пища в основном растительная, поэтому энергия на её переваривание почти не тратилась. После обеда встаёшь – и сразу можешь хоть 10 км бежать!»

Отпала необходимость посещать столовые и кафе, ждать приготовления пищи. У сыроеда всё с собой – орехи, овощи, фрукты… Даже приборы не нужны – ешь руками, и никаких проблем. На безмясье Зайцев позволял себе рыбку – разумеется, сырую и самостоятельно засоленную. Крупы в традиционном – термическом – приготовлении заменялись пророщенными зёрнами (проращивание достигается замачиванием семян в воде и последующим выдерживанием во влажной воздушной среде). Худеть стройный Алексей не собирался, однако организм естественным образом сбросил 3 кг.

«Через какое-то время я пришёл к выводу, что сыроедение всё-таки крайность. И покончил с ней довольно жёстко, съев здоровый такой кусок мяса! Нормально себя чувствовал потом, кстати. Сейчас я могу позволить себе скушать всё. Другое дело – в каких количествах. Какие-то привычки с тех пор сохранились: я продолжаю осознанно пить водичку (сколько получается, хотя желательно 2–2,5 л в день), по-прежнему очень люблю фрукты и тыквенные семечки. Ещё в тот период я подтянул йогу, дыхательные упражнения и кое-что по сей день использую».

История одного голода

«Нервная анорексия». С этим диагнозом чаще сталкиваются девочки в подростковом возрасте, когда все благие мотивы похудения забываются и остаётся только навязчивая идея сбросить вес. Белгородка Диана Ж. перенесла анорексию в юности и, к счастью, вернулась к нормальной жизни. Девушка поделилась с нами откровенным рассказом в надежде, что никто из читательниц никогда не повторит её страшных ошибок:

«Диагноз «нервная анорексия» первыми мне поставили родители, когда изменения были налицо. В прямом смысле: лицо побледнело, похудело и стало напоминать маску – остались одни глаза. Видимо, организм экономил последние силы, на мимику их не хватало. Лишний раз двигаться в принципе не хотелось, хотя усиленная голодная диета прежде сопровождалась интенсивной гимнастикой по принципу «сколько калорий съел, столько и потрать» (а в идеале − «потрать больше»). Кусочек мороженого – 20 отжиманий от пола, сосиска – 50 раз – пресс. Еда была злейшим врагом на пути к стройности. Я наизусть знала калорийность всех блюд и в течение дня непрестанно подсчитывала, сколько съедено: чем меньше, тем лучше. Вот так шла по улице и вместо прохожих, деревьев, автомобилей видела цифры – калории и граммы. За каждую лишнюю, как мне представлялось, ложку жиденького супа ругала себя на чём свет стоит.

А меж тем не только начались проблемы с нормальной физиологией девочки (гинеколог предвещала, что детей может никогда и не быть), но и явно ухудшилась внешность, ради которой, собственно, всё и началось: стала шелушиться кожа, ломались ногти, выпадали волосы (от красивой косы остался тонкий пучок). Кости стали выпирать, ноги выглядели болезненно худыми, и их приходилось прятать...

Начиналось всё довольно безобидно. Сначала – отказ от сладкого, мучного, затем – исключение масла, майонеза, сметаны, других калорийных продуктов. За год приучила себя есть вдвое меньше, чем обычно – порции, таким образом, сокращались в геометрической прогрессии. Плюс постоянная физическая нагрузка: до школы (училась тогда в выпускном классе), после уроков, перед сном. Жёсткое ограничение во времени приёма пищи: если засиделась за домашним заданием и не поужинала до семи часов (хотя можно ли морковку назвать полноценным ужином?), то даже думать себе запрещала о еде.

Разговоры со мной были бесполезны, я и слушать не хотела о том, что это клиника. В какой-то момент организм настолько перестроился (в плане обмена веществ, гормонов и даже состава крови – в ней почти полностью отсутствовали эритроциты), что даже усиленное закармливание дома пирожными на ночь (я ела и ревела) и кашами в больнице (куда меня пришлось-таки положить) не дало никаких результатов, вес не набирался.

В то время я при росте 165 см весила около 38 кг. Я всё время мёрзла, из-за выпирающих костей жёстко спалось даже на нескольких матрасах, в зеркало больно было смотреть на постаревшее почти белое лицо с морщинами 50-летней женщины. А мне было всего 16. То, что я считала жиром, появилось в период гормональной перестройки подростка и со временем ушло бы само, но я решила это время поторопить здоровой (по моему мнению) диетой и упражнениями. «Излишнюю» полноту (а на самом деле вполне приемлемые 56 кг) раньше скрывала складками бесформенных свитеров. Теперь с их помощью приходилось скрывать выпирающие, как у узников Освенцима, кости скелета...

В больницу захотела лечь сама – чтобы спрятаться: от тревожных глаз родителей, недоумённых вопросов знакомых, озабоченных взоров учителей и отчуждённых поглядываний одноклассников. Я упустила момент, которого так ждала: стать стройной, как принцесса Диана (в то время о ней много говорили и постоянно показывали по телевизору) или киноактриса Одри Хёпберн. Я не остановилась вовремя и вновь чувствовала себя гадким утёнком.

Кстати, цель сама собой исчезла из поля зрения. Остались лишь средства: инерция, упрямство, попытка доказать себе, что полностью контролирую ситуацию – не знаю, как назвать. Все обращались со мной, как с больной, это было неприятно, я кивала головой и говорила, что осознала свою ошибку, но понимание пришло гораздо позже – я продолжала втихаря выбрасывать и выплёвывать пищу. Причём у анорексичек (как я позже прочитала) периодически бывают срывы в еде – моменты настоящего обжорства тортами и булками. Я же гордилась тем, что не отступала от диеты. Впрочем, аппетита не было, пропал интерес к учёбе, общению, жизни.

От этого сна длиной в полтора года я отходила ещё год. Разговоры с психологами, лекарства, капельницы, лечение желудка (гастрит до сих пор даёт о себе знать), печени (которая до конца так и не восстановилась), щитовидной железы, долгое и мучительное восстановление нормального пищеварения, ослабленных мышц, приём гормональных препаратов для женского здоровья…

Пока мои ровесники готовились к экзаменам и строили планы на будущее, я забилась в уголок, копалась в себе и заново училась воспринимать жизнь во всей её полноте: ощущать вкус еды и не относиться к ней как к сгустку ненавистного жира, смотреть любимые фильмы и не подсчитывать, сколько калорий тратит всадник на пути к своей любимой, всматриваться в людей и видеть в них не лишние килограммы, а доброту, ум, внутреннюю силу. Едва ли не случайно я узнала о трагической гибели моей венценосной тёзки – принцессы Дианы...

Сейчас у меня прекрасный муж и две замечательные дочери. После родов без проблем восстановилась – вешу как положено. Ни на каких диетах не сижу, не делаю из пищи культа. Анорексию, если и вспоминаю, то как страшный сон. Спасибо родителям, которые сделали всё для моего выздоровления. И своих дочек, когда они станут подростками, я буду всеми способами оберегать от идеи «похудеть во что бы то ни стало». Здоровье и семейное будущее – слишком дорогая цена за пресловутые 90–60–90. А грань между диетой и, как говорится, «клиникой», иногда становится заметна слишком поздно».


Полезными советами о том, как настроиться на похудение, в октябрьском «ОнОнасе» поделились также врач-психотерапевт Пётр Греков и психолог Ольга Шуманёва.


для комментариев используется HyperComments