• 65,81
  • 75,32
  • 2,33
24 сентября 2018 г. 15:58:22

22 сентября в урочище Большие Kульбаки прошла реконструкция боя XVII века

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Медленный бой на засечной черте. Как сражались во времена первой Белгородской крепости
Фото Натальи Малыхиной

360 лет назад образовался Белгородский разряд – крупное воинское объединение, которое отвечало за оборону засечной черты. Как проходила служба воинов, какие опасности поджидали горожан на границе и как вели бой, показали реконструкторы из Москвы, Омска, Брянска, Орла, Курска и Белгорода.

По средневековому городу

На входе волонтёры выдают карту, на которой обозначено всё, что можно увидеть и даже попробовать на вкус. Есть кузница, где мастер при собравшихся куёт подковки на удачу.

— А наковальня такая же была в XVII веке? – интересуются гости фестиваля.

— Другая немного, это XIX век, – отвечает кузнец и обжигает кусочек металла в углях. – Сам процесс выдержан во всех традициях, ничего современного.

Рядом – верстальный шатёр (в них записывались на воинскую службу – прим. авт.) и загон с овечками, которые явно не готовы к такому наплыву умиляющихся гостей.

Большая очередь выстроилась к средневековому тиру: желающие могут попробовать пострелять из лука. И всё сложнее, чем кажется: нужно много силы, чтобы оттянуть тетиву, и, конечно же, быть метким. Чтобы попасть в мишень, нужно долго тренироваться, поэтому большинство стрел летят мимо.

За боевым полем палаточный лагерь. В нём тоже можно погулять, пока не начался бой. Есть палатки и для реконструкторов, которые приехали из других городов.

Проверка снаряжения

Чтобы стать реконструктором, надо знать историю и иметь хорошее здоровье. А как иначе бегать по полям с тяжёлым оружием?

Вся одежда участников максимально приближена к XVII веку. Житель того времени легко разбирался по цвету одежды, кто из каких войск: например, из серого сукна была форма у городовых войск. Пластик и другие синтетические материалы считаются нарушением, а использование носков так и подавно.

«Если меня кто‑то увидит в носках, то поругает!» – тихо говорит участница реконструкции: на её лице нет макияжа, на ногтях – лака.

Дело в том, что в XVII веке на ногах под лаптями или сапогами были портянки вместо носков.

— Как же уследить за всеми, нет ли у него чего‑то неправильного?

— Мы друг за другом следим, – отвечает девушка и убегает на своё место.

«У вас есть 20 минут, чтобы проверить, заряжено ли оружие, и сделать все дела», – напоминает участникам руководитель межклубного объединения «Московские стрельцы» и один из постановщиков реконструкции Игорь Пахомов.

 

Все на полной готовности. Лучник складывает стрелы в колчан.

«Какие‑то не очень они у тебя», – замечает кто‑то из воровских людей – тех, которые нападут на жителей Белгородской засечной черты.

Когда Белгородский полк отправляется за вал, сторожевой занимает свою позицию на башне, а мирные жители отправляются в импровизированный город. Пахомов раздаёт последние указания и отправляет всех на позиции.

Теперь нужно, чтобы не осталось никого постороннего на площадке: хоть это всего лишь реконструкция, опасно оставаться на поле боя.

— Если кто‑то выскочит, то, как в футболе, придётся всё закончить, – предупреждает Пахомов зрителей.

— Кто выскочит – на кол! – советует кто‑то из толпы.

— На кол сажать не будем, всё‑таки в XXI веке живём, – смеётся реконструктор.

«Огнестрел» и перемирие в медленном бою

Игорь Пахомов начинает рассказ о Белгородской засечной черте. Небольшой вал и ров рядом с площадкой фестиваля и есть та самая граница Российского государства XVII века. С рассказом всё приходит в движение: первыми появляются городские жители. Они идут мимо сторожевой башни.

«Задача Белгородского разрядного полка – охранять приграничные земли государства. Раньше окопы были насыпные. Вот вы видите один из них, там укрылись воровские люди и преградили дорогу. Конечно, здесь должно быть несколько километров, но мы специального уменьшили масштаб, чтобы было удобно наблюдать», – комментирует Игорь Пахомов.

Вдруг слышится выстрел из‑за укрепления. Посадские жители разбегаются по сторонам, а вестовой стреляет в воздух и бежит в сторону вала.

«Этот выстрел не для того, чтобы кого‑то убить. Так вестовой извещает о том, что на его участке что‑то случилось. Он покидает пост, чтобы доложить голове, командиру местного подразделения разряда, о случившемся», – объясняет Игорь.

Через время из‑за холма выходит бойцы Белгородского разряда. Первым делом посошная рать (ополчение из крестьян – прим. авт.) передвигает рогатки – своеобразные укрепления, из‑за которых готовятся открыть огонь. Затем перекатывают и заряжают пушку. Всё происходит очень медленно: кажется, что реконструкция совсем отличается от реального боя. Редкие выстрелы то с одной, то с другой стороны. Зато звук залпа такого оружия очень громкий: малышам из первых рядов приходится прикрывать уши.

«В XVII веке всё было медленным, оружие перезаряжали очень долго. Это в кино всё быстро происходит», – разъясняет реконструктор.

 

Бойцы выстраиваются классически для того времени: по флангам – стрельцы, по центру – копейщики, которые прикрывают пушку. Именно её пытаются отбить преступники, вступая в ближний бой.

«Пушку! Пушку отдавайте!» – кричат нападающие, но орудие остаётся за разрядом.

У воровских людей в ход активно идут стрелы, когда у белгородских бойцов – ружья.

— Сдавайтесь, у нас огнестрела больше! – выкрикивает кто‑то смелый из городских после того, как стрела пролетает рядом с ним.

— Главного на кол, остальных отпустим! – поддерживает его другой боец.

Раненых и убитых нет, и это тоже кажется неправдоподобным. Бой же идёт, где кровь? Рассказчик просит зрителей не удивляться и говорит, что море крови только в фильмах. В XVII веке всё заканчивалось без особых кровопролитий.

— Убили командира воровских людей! – извещает воин Белгородского разряда.

Теперь «наши» идут в наступление: выходят из‑за рогаток и подходят ближе к укреплению воровских людей.

— Пали! – даёт команду один из двух бойцов. – Налево оборотись! – после выстрела они возвращаются на позицию.

После потери главного один из воровских людей бежит сдаваться, а вскоре делегация от преступников отправляется на переговоры.

«Жулики!» – кричат маленькие зрители на воровских людей.

После поклона городские отпускают их, но со стороны укрепления слышится выстрел. Кто‑то не сдаётся.

«Хорош стрелять, мы всё проиграли», – отдаёт последнюю команду новый командир воровских людей.

После реконструкции бойцы рассказали гостям фестиваля о разных техниках ведения боя в XVII веке.


для комментариев используется HyperComments