• 63,92 ↓
  • 67,77 ↓
  • 2,44 ↓
31 октября 2016 г. 17:45:22

Как простые парни зарабатывают своими руками, рассказывает «ОнОнас»

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Мебель не из мусора
Фото Владимира Юрченко

Мне нравится моя работа, честно. Но проводя ежедневно по восемь часов в офисе перед компьютером, я втайне завидую людям, чья работа связана с ручным трудом. Ведь это так здорово – взять кусок дерева и металла и с помощью инструментов, руководствуясь своим опытом и чувством вкуса, сделать что-то красивое, надёжное и практичное. Поставить готовое изделие посреди мастерской и любоваться плодами своего труда.

Своё производство в 25 лет

Людей можно условно разделить на две категории: для одних не имеет особого значения, чем заниматься, – лишь бы условия труда были покомфортнее и зарплата устраивала. Другим же важно не просто зарабатывать деньги, а видеть результат своего труда, иметь возможность пощупать готовое изделие, осознавать, что твоя работа приносит пользу.

Ребята из мастерской Loft Manufactory явно относятся ко второму типу. Уже несколько лет в своей мастерской они делают на заказ мебель в популярном нынче стиле лофт. Массив древесины, которую искусственно состаривают и покрывают несколькими слоями пропитки, чтобы подчеркнуть фактуру волокон, чернёный металл со следами обработки – всё это характерно для предметов интерьера в этом индустриальном стиле.

«Почему именно такой стиль? Так уж сложилось: наше поколение выросло на американском кинематографе и западной культуре. Поэтому и стиль лофт, пришедший оттуда же, сегодня популярен среди молодёжи. Да и опыт работы с металлом у меня уже был: я вместе с братом помогал отцу заниматься металлоконструкциями – это наш семейный бизнес. А потом я решил организовать собственное дело. Давно горел идеей лофта и два года назад в одну из зимних ночей сварил из металла свой первый стол и продал его заказчику из Самары. Так из хобби родился бизнес, который сейчас приносит деньги. Параллельно я продолжаю брать заказы по металлу, но в основном сейчас мы делаем мебель. Используем металл, фанеру, массив древесины – дуб, ясень. Искусственно состариваем, как того требует стиль», – рассказывает Илья Тихомиров, хозяин и основатель Loft Manufactory.

Илья Тихомиров.
Илья Тихомиров.
Фото Владимира Юрченко

Мы беседуем с Ильёй на территории их семейного производственного комплекса в Безлюдовке Шебекинского района. На одной огороженной площадке располагаются несколько небольших ангаров, один из которых занимает компания Loft Manufactory. Здесь же, в соседнем цехе, работает фирма отца Ильи – Сергея Тихомирова. Его специализация – металлоконструкции.

«Вместе с отцом мы много чего сделали для «Теплиц Белогорья»: и тележки, и энергоблок им строили. Успели поработать и на сочинскую Олимпиаду – варили ограждения из нержавеющей стали и металлоконструкции для комментаторских кабин», – не без гордости сообщает Илья, проводя экскурсию по своим владениям.

Тихомирову-младшему 25 лет. Его семья переехала в Белгородскую область в 1990-х из Средней Азии.

«Мы жили в Киргизии, – вспоминает Илья. – Батя мой и заводом управлял, и в университете преподавал. Потом его деликатно попросили уйти с должности директора, но продолжать выполнять свои обязанности. Он не согласился, собрал нашу семью и уехал в Россию. Здесь отец сразу взялся за то, что хорошо умел: покупал станки, которые в 1990-х многим оказались не нужны, модернизировал их, обновлял начинку. Так у нас и появилась своя производственная база».

  • Интерьер в стиле лофт.

  • Вешалка в стиле лофт, выполненная белгородскими мастерами для частной московской коллекции.

  • Стол, сделанный на заказ для дизайн-завода «Флакон».

  • Комод из массива дерева.

  • Ребята делают и торговое оборудование

Вещи класса «мерседес»

— Не страшно было начинать своё дело? – спрашиваю Илью, когда мы заходим в цех. Внутри приятно пахнет древесными опилками.

— Нет, у нас‑то уже был опыт работы и с металлом, и с деревом. Просто мы переупаковали в новую обёртку то, что уже умели делать.

— А кто ваши заказчики, если это, конечно, не секрет фирмы?

— Не секрет: 98 % того, что мы делаем, забирает Москва. Там этот стиль уже больше пяти лет очень популярен. В нашем регионе пока преобладают коммерческие проекты в стиле лофт: торговое оборудование в магазинах, барах, кафе. А в Москве мы в основном работаем для частных коллекций: например, захотела себе барышня стол из массива для домашнего кабинета – мы его изготавливаем и отправляем заказчику. Бывают и заказы, где мы проектируем, делаем эскизы, приезжаем на замеры, занимаемся изготовлением, а потом ещё и монтируем всё под ключ – то есть полный цикл с нуля. Даже если мы чего‑то не умеем, то специально осваиваем ту или иную технологию. Вплоть до того, что делаем под конкретный заказ специальную оснастку или станок, который позволяет выполнить операцию быстрее и качественнее. Благо наше оборудование позволяет нам так поступать. Если заказ большой, это бывает целесообразно.

На сборочном столе посреди цеха лежит металлическая дверная коробка, возле которой колдует один из мастеров.

— А разве вы не только мебелью занимаетесь? – спрашиваю Тихомирова, глядя на то, как мастер болгаркой срезает излишки металла.

— Мы делаем разные металлоконструкции в индустриальном стиле: колонны, лестницы, входные группы – всё, что нужно заказчикам.

— А конкуренты у вас есть?

— А как же! Конечно, есть. Например, мой брат, – смеётся Илья. – У него тоже своя компания. Ну а если без шуток, то есть у нас в области люди, которые занимаются деревянными изделиями. А вот с металлом у нас мало кто работает в том же направлении, что и мы.

— Изделия из массива дерева – недешёвое удовольствие…

—Да, это так, – подключается к разговору коллега Ильи Андрей Тимченко. – У нас народ привык покупать ту же мебель из «Икеи» или что‑то подобное, сделанное в Китае или Индии. Наши клиенты – это платёжеспособные люди. Мы ведь делаем вещи эксклюзивные, это не серийные изделия, это ручная работа. В самом названии Loft Manufactory заложено то, что у нас преобладает ручной труд. Отсюда и ценник формируется. Условно говоря, мы не делаем вещи класса «жигули», мы делаем вещи класса «мерседес». Функциональные, надёжные и крепкие. Тут не будет фольги вместо металла и ЛДСП вместо дерева. Конечно, такие материалы можно использовать, но на выходе получится фигня. И что о нас подумают люди, когда этот стол или стул развалится? У нас другой подход.

По мнению Тимченко, в вопросах выбора материалов для интерьера многие исходят из стереотипов. Мы просто привыкли к материалам из мусора (по сути, плиты МДФ, из которых делают подавляющее большинство современной мебели, являются ничем иным как прессованной древесной пылью – прим. ред.).

«Когда иностранцы приезжают в Россию, они очень удивляются: говорят, у вас забор на улице деревянный, а внутри дома – мебель из мусора, ДСП, – приводит пример Андрей. – Они не понимают, как можно из дорогого дерева сделать штакетник, который сгниёт на улице, а внутри домов в стране, где дерево по их меркам вообще дармовое, мебель из отходов».

Андрей Тимченко.
Андрей Тимченко.
Фото Владимира Юрченко

Просто нужно желание

Рассматривая будущий шкаф, спрашиваю у ребят, какое образование нужно, чтобы делать такие крутые вещи?

«Я учился в институте по специальности «технологии менеджмента в машиностроении», но не доучился, – сообщает Илья и тут же поясняет: – У меня родился ребёнок, я перешёл на заочное отделение, а потом вообще бросил это дело».

«А я дипломированный специалист по защите информации, – добавляет Андрей и показывает на ребят, которые трудятся в мастерской: – Михаил у нас экономист, Сашка – химик-биолог, преподавал в школе. В принципе, чтобы у нас тут работать, в первую очередь нужно желание что‑то делать руками».

«Чего среди нынешней молодёжи, к сожалению, очень мало…» – с грустью констатирует Илья.

«Все хотят быть менеджерами, продавцами и консультантами, – с негодованием продолжает Андрей. – Работать физически и что‑то делать своими руками не хотят. У нас сейчас остро стоит кадровый вопрос. Людей, желающих прийти и заработать деньги – а это вполне реально, очень мало».

«Через нас прошло немало ребят, но в большинстве случаев это печаль…» – продолжает сокрушаться Илья.

«Мы даём знания, оборудование, но работать остаются единицы, – Андрей заваривает чай, чтобы угостить нас, заезжих журналистов. – За два года осталось четверо, хотя приходило несколько десятков. И только одному человеку мы сами сказали, что не хотим с ним иметь дел. Остальные отвалились сами. Все хотят ничего не делать, но получать за это деньги. Если статья в журнале привлечёт интересных людей, мы будем только рады».

— Так вам нужны новые сотрудники?

— Нам нужны адекватные люди, которые хотят работать руками. А научить можно всему. Медведи в цирке учатся ездить на мотоцикле, что уж о людях говорить. Если у человека нет каких‑то знаний или навыков – мы научим. Ведь мы же сами когда‑то такими были. Раньше я, например, занимался системами вентиляции. Был мясником. Да чего я только ни делал! Я пришёл, заинтересовался, попробовал что‑то сделать – получилось. Главное – делать с душой. Если сделал с душой – она и в холодном бетоне будет чувствоваться, и в стекле», – поясняет Андрей.

Тихомиров рассказывает, что он брал в Loft Manufactory на практику учащихся средних специальных учебных заведений:

«Всё официально, с документами и дневниками. Но в основном они приходят для галочки. Мы, конечно, стараемся сделать всё, чтобы они не просто ходили и гоняли лодыря, а были чем‑то полезны».

«И все ждут какой‑то манны небесной, – продолжает бушевать Тимченко. – Что придёт дядя Вова Путин или кто‑то другой и всё им сразу даст. А так не бывает. Голливуд, конечно, говорит, что бывает, но мы‑то знаем, что нет».

Мы сходимся на том, что в своём недовольстве современной молодёжью начинаем напоминать старушек на лавочке перед подъездом, и садимся пить чай.

Нормальный человеческий подход

«Я с детства мечтал, чтобы у меня была своя мастерская, чтобы мы там вместе с единомышленниками делали что‑то своими руками, – вспоминает Илья Тихомиров. – Чтобы это приносило пользу, служило людям. Чтобы там работали друзья. Так и получилось: все, кто здесь работает, – друзья. Мы вместе работаем, вместе отдыхаем. Ездим на мероприятия в Москву, на выставки, вместе занимаемся спортом. Играем в страйкбол, пытаемся вести военно-патриотическую работу с молодёжью. В общем, стараемся подавать положительный пример».

— Похоже, вы как раз из той породы людей, которым важно видеть результат своего труда? – отхлёбывая чай, спрашиваю я.

— Наверное, так и есть, – соглашается Андрей Тимченко. – Иногда берёшься за изделие, на которое уходит, например, три рабочих дня. Но ты стараешься его сделать быстрее, даже если работать приходится глубокой ночью. Потому что хочется быстрее увидеть конечный результат своего труда: стол, стул или ещё что‑то. Ты готов задерживаться на работе, у тебя открывается второе дыхание, спортивный интерес. Иногда и ночевать приходилось на рабочем месте, когда были проблемы с поставщиками, случались какие‑то накладки. Если сроки установлены – кровь из носу надо уложиться. Мы все тут взрослые мужчины, а мужчина стоит ровно столько, сколько стоит его слово. Если ты пообещал и не сделал, то грош тебе цена – с тобой никто больше работать не будет. Когда у человека на носу открытие кафе и ему нужно 20 барных стульев, а ты эти стулья сделать не успел, то следующее кафе этот человек откроет с мебелью другого производителя, с тобой он больше связываться не будет. И своим друзьям тебя уже не посоветует.

— Мы стараемся работать с душой. Был случай, когда человек пришёл со своим заказом к нам и рассказал, что изначально обратился в московскую фирму. Там согласились всё сделать за меньшую сумму. Когда мы спросили его, почему он от них пришёл к нам, у нас же дороже выходит – он ответил: «А мне там люди не понравились. Там сидят какие‑то хипстеры, с ними не поговорить, они все на понтах каких‑то». А мы не такие, – улыбается Илья Тихомиров. – С нами можно поговорить, обсудить все детали. Мы за нормальный человеческий подход.


для комментариев используется HyperComments