• 65,81
  • 75,32
  • 2,33
27 марта 2018 г. 17:59:04

В белгородском художественном музее впервые экспонируют живопись и графику одной из лучших коллекций юга России

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Малая Третьяковка. Картины каких художников привезли в Белгород из Таганрога
Фото Владимира Юрченко

Выставка «Времён связующая нить» – иллюстрация того, как и какими путями с первой половины XIX до рубежа столетий развивалось русское изобразительное искусство. Первую экскурсию по ней провела главный хранитель Таганрогского художественного музея Оксана Костина. «БелПресса» отобрала девять картин, на которые стоит обратить внимание.


«Гадание» неизвестного художника

 

Фото Владимира Юрченко

Заглавная картина выставки. Начало XIX века – именно этим периодом датируется работа кисти неизвестного мастера – время, когда расцветал и формировался портрет-тип. На нём изображали и конкретное лицо, и собирательный образ. Смотрящая на посетителей выставки с заглавной работы барышня характеризует представления художников о типе такой красавицы первой трети позапрошлого столетия: чуть слащава, слегка загадочна, намеренно романтична.


«Закат на море» Ивана Айвазовского

 

Фото Владимира Юрченко

Собрание Таганрогского художественного музея насчитывает четыре полотна Айвазовского. Одна из этих работ – «Закат на море». Иван Константинович изобразил здесь любимую им Коктебельскую бухту.

«Айвазовский выражается иносказательно. Парус – это романтическая и трагическая судьба. Этот мотив красноречиво перекликается с удаляющейся лодкой: так олицетворена человеческая жизнь», – поясняет Оксана Костина.


«Проводы рекрутов» Константина Савицкого

 

Фото Владимира Юрченко

Константин Савицкий – известный жанрист второй половины XIX века, член Товарищества передвижных художественных выставок. На выставку из Таганрога, родины художника, привезли полотно «Проводы рекрутов» – один из вариантов известной картины Савицкого «На войну».

«Мастер жанрово-бытовых произведений, Савицкий создаёт настоящую живописную эпопею. Идут последние минуты прощания, и художник делит композицию на отдельные группы, в каждой из которых происходит расставание с кормильцем. Автор передаёт здесь эмоциональные состояния», – поясняет Костина.

Первый вариант полотна Савицкий представил на восьмой выставке художников-передвижников в 1880 году. Критика восприняла её двояко, и художник взялся переделывать работу. Второй, окончательный вариант был готов спустя восемь лет. Картина «На войну» хранится в Государственном Русском музее.


«Крах банка» Владимира Маковского

 

Фото Владимира Юрченко

Оригинал «Краха банка» хранится в Третьяковской галерее, а один из вариантов довольно известной работы мастера жанровой сцены Владимира Маковского – в художественном музее Таганрога.

Осенью 1875 года лопнул Московский коммерческий и ссудный акционерный банк. На полотне Маковского – первые часы после его краха. Вкладчики – они потеряли практически все свои сбережения – растеряны, на лицах их – гримаса ужаса, лишь делец доволен.


«Портрет Е. Ю. Зак» Ивана Крамского

 

Фото Владимира Юрченко

Екатерина Зак была женой директора Санкт-Петербургского учётного и ссудного банка и своего кузена (их двоюродный союз остался бездетным) Абрама Зака. Как вспоминают современники, чета жила с поистине барским размахом.

Заказы от их семьи Иван Крамской получал дважды. Сначала Иван Николаевич написал портрет самого Абраама Зака, а несколько лет спустя, в 1874 году, портретировал его супругу Екатерину Юльевну. Изобразил он женщину, твёрдо уверенную в своём, и в том числе финансовом, положении, а потому смотрящую на всех и вся откровенно свысока.

«Многие обращают внимание на высокую причёску Екатерины Зак, которая украшена по последнему писку моды – бриллиантовыми звёздами. Позволить себе подобное могла далеко не каждая женщина. Крамской удивительно тонко чувствовал подобные нюансы и, изображая корректно, деликатно, не упускал их из виду», – рассказывает Костина.

«Портрет Е. Ю. Зак» Таганрогский художественный музей получил в подарок от Министерства культуры России в 1998 году по случаю сразу двух круглых дат: собственного 100-летнего юбилея и 300-летия Таганрога.


«У священного очага» Николая Рериха

 

Фото Владимира Юрченко

Полотно кисти Рериха датируется 1902 (или 1900) годом. К тому времени художник уже десяток лет проводит самостоятельные археологические раскопки, сотрудничает с Петербургским археологическим институтом и руководит раскопками учебными. А высказывание его «В древней и самой Древней Руси много знаков культуры: наша древнейшая литература вовсе не так бедна, как её хотели представить западники» стало широко известным.


Эскиз к опере «Юдифь» Валентина Серова

 

Фото Владимира Юрченко

Оперу «Юдифь» написал во второй половине XIX столетия отец Серова-художника, композитор Александр Серов. К началу следующего века она ушла из репертуара, в том числе и потому, что старые костюмы и декорации казались почти анахронизмом. Фёдор Шаляпин – ему прочили партию Олоферна – петь отказывался, пока их не обновят.

Дирекция театра не сразу, но пошла ему навстречу. Не без участия певца нашлись художники, которые согласились изготовить костюмы и декорации. Это были Константин Коровин и Валентин Серов, его давний товарищ. Их работу – за эскизы костюмов отвечал Коровин, за оформление декораций Серов – отметила критика. Особо выделили несколько декораций, в частности – к третьему акту, где показан стан Олоферна. Шатёр, обожжённые солнцем скалы – всё очень условно, но феноменально по своему исполнению.

Примечательно, что после успешной работы над «Юдифью» Серов всё же более не возвращался на стезю декорационно-сценического оформления.


«Гурзуф. Рынок» Константина Коровина

 

Фото Владимира Юрченко

«Солнечная, необыкновенно живая живопись Коровина привлекала и воодушевляла современников,– объясняет Оксана Костина. – Здесь мастерски изображён гурзуфский рынок».

Гурзуф Коровин часто делал главным героем своих картин. Он построил в Гурфузе дом и на протяжении ряда лет бывал на даче наездами, а то и проводил там целые сезоны и жил почти безвыездно.


«Портрет молодой женщины в шляпе» Александра Леонтовского

 

Фото Владимира Юрченко

Александр Леонтовский, уроженец Полтавской губернии, окончил Императорскую академию художеств в Санкт-Петербурге по классу исторической живописи. Продолжительное время жил и работал в тогдашней столице. Считается, что его работы в историческом жанре не были оценены по достоинству и художник их уничтожил. Так или иначе, но в историю русского искусства Леонтовский вошёл как портретист. Прежде всего это был хороший способ заработать: у художника было немало заказов. Удалось ему и прославиться: Леонтовский портретировал членов императорской фамилии, в частности семью великого князя Константина Константиновича.

Вместе в женой, тоже художницей – Серафимой Блонской, Александр Леонтовский приехал на её родину – в Таганрог, где и прожил до самой смерти.

«Именно в нашем музее на сегодняшний день хранится большая часть наследия художника. Леонтовский очень тонко чувствовал время и эпоху. Не будет преувеличением, если мы назовём его одним из ярких мастеров эпохи модерна», – объясняет Оксана Костина.

В экспозиции небольшой этюд Александра Леонтовского – «Портрет молодой женщины в шляпе». Кто изображён на нём, неизвестно.

«Женщин на своих портретах он называл условно: «Дама в белом», «Дама в голубом», – говорит главный хранитель таганрогского музея. – Вообще художник очень тонко чувствовал образ Дамы и передавал его в своих произведениях».

Выставку «Времён связующая нить» экспонируют при поддержке Фонда содействия развитию музейного дела, археологии и памятников культуры «Наследие». Она задержится в Белгороде до 22 апреля.


для комментариев используется HyperComments