• 56,76 ↑
  • 63,67 ↑
  • 2,15 ↑
23 марта 2017 г. 15:55:18

Интервью с председателем Белгородского областного суда Алексеем Шипиловым

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
«Люди доверяют суду и видят в нём эффективный способ защиты своих прав»
Алексей Шилов. Фото Владимира Юрченко

«Принимая какое-либо решение, судья должен понимать, что решает судьбу человека», – подчеркнул Алексей Шилов. Поводом для беседы с председателем Белгородского областного суда стало возросшее доверие людей к судебной системе как эффективному защитнику их законных прав.

Лишь один красноречивый факт: за последние десять лет количество рассмотренных судами Белгородчины гражданских дел возросло почти в два раза. А без малого семь лет судебную систему области возглавляет Алексей Шипилов. Кстати, недавно указом Президента России он был назначен в своей должности на второй срок.

— Алексей Николаевич, назначение на второй срок – это положительная оценка, которую дал Президент России вашей работе. А как вы сами оцениваете результаты своей деятельности?

— Я положительно оцениваю не только свою работу, но, прежде всего, работу судов Белгородской области. Нам удалось, к примеру, пройти этапы создания апелляционной инстанции по гражданским и уголовным делам в областном суде. Это новелла в современной российской судебной системе.

— А в чём новизна апелляционной инстанции?

— Любое решение по гражданскому делу, вынесенное районным или городским судом области, может быть полностью пересмотрено областным судом по правилам суда первой инстанции. То есть с возможностью вызвать на процесс новых свидетелей и представить суду новые доказательства. Очень важный момент – по результатам рассмотрения апелляционной жалобы решение суда может быть отменено, но дело не может быть направлено на новое рассмотрение, как это было раньше в кассации, когда дело возвращалось на пересмотр в суд первой инстанции и всё начиналось сначала. Суд апелляционной инстанции вправе принять новое решение, которое вступает в силу с момента вынесения.

Судебной системе Белгородчины, кстати, первой в стране, удалось наладить использование информационных технологий. Это, в частности, смс-извещение участников процесса о дате и времени судебного заседания, а также интернет-трансляции судебных заседаний. В июне прошлого года на базе Белгородского областного суда прошла всероссийская научно-практическая конференция, посвящённая проблемам «электронного правосудия».

— Это, на ваш взгляд, веяние времени или же инструмент, повышающий открытость и доступность судов?

— Безусловно, все нововведения повышают открытость и доступность судебной системы. Проект «электронное правосудие», в частности, обеспечивает доступ к необходимой информации в электронном виде, создаёт единую базу судебных дел, а также обеспечивает возможность эффективного поиска того или иного документа.

— Алексей Николаевич, суд существует для защиты законных прав граждан. Какая польза от перечисленных вами нововведений для обычного человека?

— Главное – это доступность правосудия. Теперь гражданину намного проще взаимодействовать с органами судебной власти. Человек может, к примеру, на сайтах судов Белгородчины в режиме онлайн получать информацию и отслеживать движение своего дела в той или иной судебной инстанции. Больше нет необходимости каждый раз приезжать в суд и ходить по кабинетам, выясняя судьбу рассматриваемого дела. В то же время это способствует открытости судов, что, на мой взгляд, дисциплинирует как участников процесса, так и судей.

Отмечу, что мы внедрили аудио- и видеопротоколирование судебных заседаний. Раньше нередки были случаи, когда по сложным делам, после ознакомления с письменным протоколом судебного заседания, у сторон возникали вопросы, которые порой приводили к спорным ситуациям. Теперь же, при электронном протоколировании, такие споры практически сошли на нет. Эти нововведения повышают доверие к судам.

— Как изменилось отношение граждан к судам?

— Возросло доверие к судебной системе. И главным признаком стало увеличившееся число обращений граждан в суды. В особенности по гражданским делам. Так, за последние десять лет количество этих дел возросло почти в два раза. Это признак того, что люди доверяют суду и видят в нём эффективный способ защиты своих прав.

— Но и нагрузка на судей выросла?

— Верно. К сожалению, за это время штатная численность судей не увеличилась, а вот требования к качеству работы судов значительно ужесточились. Тем не менее, белгородские судьи держат очень высокую планку профессионализма. Яркий пример тому: из всей массы рассмотренных судами области дел обжалуется менее 10 % решений.

— Алексей Николаевич, что обсуждалось на состоявшемся в декабре минувшего года IX Всероссийском съезде судей?

— Прежде всего итоги объединения Верховного суда РФ с Высшим арбитражным судом и создание, таким образом, единого Верховного суда.

— И каковы итоги этой реформы?

— Удалось сформировать единую судебную практику. Теперь исключены случаи, когда по аналогичным делам судами общей юрисдикции и арбитражными принимались разные решения. Ранее такие коллизии мешали людям, защищавшим свои права в судах, прийти, так сказать, к общему правовому знаменателю. Сейчас такого нет. Верховный суд формирует единую практику, которая обязательна для нижестоящих судов.

Также рассматривался вопрос гуманизации в практике назначения наказаний за совершение преступлений. Верховный суд сориентировал нижестоящие суды назначать строгие наказания в виде лишения свободы только в исключительных случаях, за тяжкие и особо тяжкие преступления. Если же человек впервые совершил преступление небольшой или средней тяжести, то следует избирать наказание, не связанное с лишением свободы. Суды Белгородчины, кстати, часто используют альтернативные виды наказаний: обязательные, исправительные работы, ограничение свободы и штрафы. И это правильно. С каждым годом у нас наблюдается небольшое, но снижение количества уголовных дел.

— Развивается ли в нашем регионе возможность разрешения споров в досудебном порядке. В частности, медиация?

— К сожалению, нет. До сих пор сохранилось несовершенство законодательства, регулирующего медиацию. Да и у людей очень мало стимулов для того, чтобы они пользовались услугами медиаторов, так как услуги эти платные. А если спорщикам не удалось достичь согласия, значит, они идут в суд, где снова оплачивают государственную пошлину.

— Сменяются поколения. Каково, на ваш взгляд, качество подготовки юристов, приходящих на работу в суды Белгородчины?

— Вопрос даже не в качестве подготовки молодых юристов. Проблема в недостаточной оплате труда работников аппарата судов. Она не соответствует той нагрузке и ответственности, которая на них возлагается. Этот вопрос обсуждался на Всероссийском съезде судей. У нас есть недостаток в кадрах, так как не можем предложить специалистам достойные материальные условия.

Тем не менее, работа в судебной системе востребована. К нам приходят молодые юристы на должности секретарей судебных заседаний. Дорастают до помощников судей, а самые целеустремлённые и настойчивые в итоге становятся судьями.

— А какие требования к кандидатам на должность судьи и как проходит их отбор?

— Требования определены Законом «О статусе судей». В частности, кандидат на должность районного судьи должен быть гражданином России старше 25 лет. С высшим юридическим образованием и стажем работы в области юриспруденции не менее 5 лет. Не судимый. Кандидаты сдают квалификационный экзамен, и затем квалификационная коллегия судей рассматривает вопрос о рекомендации кандидата на должность судьи. Решение об этом принимается коллегиально.

— Чем отличается жизнь судьи от жизни обычного человека?

— От жизни любого человека без особенных излишеств – ничем. Однако необходимо избегать ситуаций, в которых могут возникнуть сомнения в беспристрастности судьи. И круг своего общения надо тщательно выбирать. Есть кодекс судейской этики, в котором прописаны нормы поведения судьи.


для комментариев используется HyperComments