• 59,54 ↑
  • 67,69 ↑
  • 2,28 ↑
10 февраля 2017 г. 17:21:38

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Любимое дитя партии. Как жили сотрудники «Белгородской правды»
Сотрудники «Белгородской правды» путешествуют на байдарках (1970-е годы). Фото Анатолия Лукьянова

В течение 100 лет существования газеты положение её сотрудников не было одинаковым. В иные времена их можно было отнести к самым нуждающимся членам общества, в другие – к высокооплачиваемым, получавшим от государства множество преференций.

Чтобы понять, каким был уровень жизни журналистов и руководителей газеты, конечно, нужно смотреть на общую ситуацию в стране.

На кирпич хватало

В самом начале своего становления, в 1917–1925 годы, газета бедствовала. Не было денег ни на оплату полиграфических нужд, ни на развитие. Долги росли как снежный ком. Руководители редакции изворачивались как могли, чтобы увеличить тираж и привлечь спонсоров. Сохранившиеся заявления корреспондентов с просьбами выплатить гонорар до срока, свидетельствуют о том, что богачей среди них не было.

В 1925 году уборщица в редакции получала 15 рублей жалованья, корректор – 21 руб., завотделом корреспонденции – 43 руб40 коп., разносчик газет – 10 руб.50 коп., завконторой – 38 руб., главный редактор – 68 руб… Кроме того, у газеты были контрагенты (спецы по подписке), трудившиеся за 20 руб. в месяц, и селькоры примерно с такой же зарплатой.

Мы соотнесли эти доходы с ценами в объявлениях самой газеты 1924 года. На базаре фунт (это 453 г) телятины стоил 30 коп., свинины и масла коровьего – по 40 коп. Десяток яиц продавали за 30–40 коп., ведро молока – за 1,5–2 руб. При таких ценах рядовые сотрудники газеты не шиковали.

Можно предположить и возможность крупных покупок. На торги выставляли сельские дома, экспроприированные советской властью у зажиточных крестьян. Например, дом в Яблоново Корочанского уезда с амбарами, лошадью, свиньёй, овцами, домашней обстановкой и прочей утварью стоил 296 руб. В селе Больше-Троицком «той же волости» усадьбу с амбарами, сеялкой, сепаратором, граммофоном и домашней обстановкой оценивали в 145 руб. Быка продавали за 60 руб. Тысяча штук кирпича стоила 25 руб.

Лыжные соревнования (конец 1940-х годов).
Лыжные соревнования (конец 1940-х годов).
Фото из личного архива семьи Якова Горелова

Модничать не за что

Подробности финансовой жизни редакции в 1928–1930-е годы, к сожалению, неизвестны. Знаем лишь то, что газета находила средства для премирования работников.

А в 1937-м в рамках всесоюзного повышения зарплат редакторская ставка выросла до 750 руб., его заместителя – до 550. Можно предположить (по аналогии с другими годами), что зарплаты рядовых корреспондентов были в два раза ниже. Может показаться, что по сравнению с тарифным минимумом рабочего в 115 руб. в месяц журналисты жили неплохо. К тому же в 1937 году снизили цены, а зарплаты увеличили.

Но тут стоит уточнить, что на уровень жизни влияли многие обстоятельства. Например, наличие родственников в селе. Однако многие сотрудники редакции были приезжими, попали в город по партийной разнарядке. Так что подкормить их было некому. Или существовавший дефицит. Ведь если вещь покупали у спекулянта, то официальное снижение её цены значения уже не имело.

Тем не менее исследователи считают, что к 1937 году питаться стали дешевле и разнообразнее. Но цены на промышленные товары были очень велики. Обычные мужские ботинки, например, стоили 60 руб., женские модельные – до 200, пальто – около 400 руб. Так что модничать журналистам «Белгородки» было не за что.

Областной эквивалент

В 1954 году была образована Белгородская область и «Белгородская правда» стала областной газетой. Что, разумеется, сказалось на благосостоянии её сотрудников.

В бухгалтерских книгах, сохранившихся в Госархиве области, указано, что при ставке 1 600 рублей главный редактор с доплатами получал 3 000 руб. Заместитель ответственного секретаря при ставке 1 000 руб. – 2 400.

По официальным сведениям, средняя заработная плата по стране в те годы составляла 700 руб.

Редакция «Белгородской правды» на праздновании Дня Победы в 1975 году.
Редакция «Белгородской правды» на праздновании Дня Победы в 1975 году.
Фото из личного архива Бориса Осыкова

Напомним, что до 1966 года в колхозах денег не платили – была система трудодней, которые потом обналичивали зерном, другой сельхозпродукцией или облигациями очередного займа. Поэтому говорить о соотношении уровня жизни журналистов и колхозников некорректно.

Золотой век

Брежневские времена, которые теперь называют застойными, для советской прессы стали периодом расцвета. В самой читающей стране мира подписка на газеты и журналы была огромной. Обычная семья выписывала минимум три-четыре издания: местное, для детей, для женщин и что‑то для повышения кругозора («Науку и жизнь», например, или «Вокруг света»).

Тираж, выросший до 94 тыс. экземпляров, позволял «Белгородской правде» работать с прибылью, иметь резерв на развитие, приобретать транспорт, технику. Именно в эти годы было построено здание на проспекте Славы, в котором сегодня расположен издательский дом «Мир Белогорья».

Что же касается зарплат, то в партийной газете они были такими:

«В конце 1970-х годов оклад редактора областной партийной газеты был 320 рублей, его заместителя – 240, ответственного секретаря – 230», – рассказал ответственный секретарь «Белгородской правды» Виктор Филиппов.

Заведующий отделом военно-патриотической работы и спорта «Белгородской правды» Виталий Брысин вспоминает, что в 1987 году оклад корреспондента равнялся 120–150 руб, заведующего отделом – 175–190.

«Помимо этого, журналист получал гонорар – около 40 % к окладу. Уравниловки не было, все получали зарплату дифференцированно, соответственно своему труду», – уточнил главный редактор газеты «Белгородская правда» Сергей Ерёмин, в 1980-е годы возглавлявший один из отделов газеты.

Здание «Белгородской правды», 1981 год.
Здание «Белгородской правды», 1981 год.
Фото Анатолия Лукьянова

Кризис нам в помощь

Перестройка, приведшая к общему упадку экономики, как ни парадоксально, сыграла на руку периодическим изданиям. В том числе областной газете. Обострился интерес к публицистике, политическим материалам, велась дискуссия по ходу приватизации госпредприятий. Рыночная экономика всколыхнула развитие рекламы и поступление объявлений.

«Рекламы было столько, что я просила у редактора дополнительные полосы», – поделилась бывшая сотрудница отдела объявлений Ева Горелова.

В 1993–1994 годах тираж «Белгородской правды» взлетел до 106 тыс. экземпляров. Так что на зарплату и премии сотрудникам хватало. Но не забываем, что в стране был дефицит товаров, талонная система.

«Редакция договаривалась с колхозами, которые продавали нам мясо, молоко, разрешали самосбор фруктов и овощей», – вспоминает Ева Борисовна.

Ветераны издания говорят о том, что руководство делало в те годы всё, чтобы снизить для людей тяжесть переходного периода. И ему это удавалось.

Отдых

В протоколах редакции зафиксировано, что в 1966 году по профсоюзным путёвкам в санаториях поправили здоровье 20 сотрудников газеты. Четыре человека по туристическим путёвкам плавали на теплоходе по маршруту Москва – Астрахань. Все дети сотрудников отдохнули в пионерских лагерях.

Позже разнообразие в жизнь работников вносили творческие поездки по стране и за границу по линии Союза журналистов. Старейшины газеты отмечают, что в этом была большая заслуга бывшего начальника управления печати и телерадиовещания Белгородской области Владимира Кучеренко, который умел отстаивать интересы СМИ и поощрять лучших специалистов.

Бесплатная квартира

Вплоть до 1990-х годов всем сотрудникам газеты, независимо от должности, бесплатно давали жильё.

«Я пришла в газету в 1970 году. Два года жила на квартире, потом получила общежитие, ещё через два года – комнату в квартире с подселением, а затем отдельную однокомнатную квартиру», – вспоминает бывший корректор газеты Валентина Амелина.

На профсоюзном собрании в редакции решают вопрос о предоставлении сотрудникам квартир.
На профсоюзном собрании в редакции решают вопрос о предоставлении сотрудникам квартир.
Фото Анатолия Лукьянова

По словам бывшего председателя профкома «Белгородской правды» Виталия Брысина, в редакции была своя очередь на получение жилья. Ждали жильё год–два, не больше.

«В первую очередь квартиры давали молодым сотрудникам. Часто шли навстречу и ускоряли процесс получения, если у человека менялись жизненные обстоятельства. Например, рождался ребёнок», – вспоминает Виталий Михайлович.

Про буфет и брезент

С середины 1960-х руководство газеты обязали заботиться о бытовых условиях журналистов. Даже статья такая была в партийных отчётах.

Это выражалось в организации культочага с телевизором и газетами, библиотеки, покупки спортинвентаря, совместных поездок, других удобств и мероприятий.

«Было много разговоров про поездку в Безлюдовку. И машину редакция предоставила, и брезент есть. Но это не отдых, когда едут 4–5 человек», – сетовал на собрании в 1967 году заведующий отделом газеты Александр Потапов.

Видимо, это был какой‑то исключительный случай, когда желающих отдыхать на природе не нашлось, потому что коллектив много времени проводил вместе. Даже дачи взяли себе в садовом товариществе в Соломино, чтобы общаться и после работы (что тоже, кстати, зафиксировано в одном из протоколов).

В 1980-е годы в редакции открылся буфет, где кормили горячими обедами. К праздникам журналисты получали наборы из деликатесов.

Коллектив – моя семья

Главным преимуществом работы в «Белгородской правде», отмечают её ветераны, были добрые отношения. В решении сложных личных вопросов можно было рассчитывать на поддержку коллектива.

«Я работала при семи редакторах «Белгородской правды», – рассказала бывшая заведующая редакционной библиотекой Жанна Губарева. – Все они очень хорошо относились к подчинённым, всегда приходили на помощь. Будь то лечение родных, устройство в садики детей. Давали материальную помощь, если требовалось. Мы жили хорошо, и относились к нам хорошо. Я благодарю Бога за то, что попала в такой коллектив».


для комментариев используется HyperComments