04.12.2016, Воскресенье 04:57
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
26 июня 2015 г. 10:32:27

Почему из кранов и колонок белгородцев пропадает вода и как можно решить эту проблему

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Летнее обезвоживание
Из этой колонки в Драгунском вода сочится только с трёх до пяти утра. Фото Ирины Дудка

География обезвоживания не ограничивается Белгородской агломерацией – жалуются по всей области. Спасёт ли частная скважина? Почему Белгородская ипотечная корпорация не торопится ставить дополнительные водонапорные башни и прокладывать трубы большого диаметра? Ответы на эти и другие вопросы искали «Белгородские известия».

Сети не справляются

Жителям Центральной улицы села Драгунского в Яковлевском районе засуха, увы, знакома очень хорошо. Водопровод и водонапорная башня, построенная ещё в 1974 году, уже не выполняют своих функций. Теперь башня – это ржавая железяка в зарослях травы и кустов на краю кукурузного поля, изрешечённая дырами и покрытая известковым налётом – жалкое подобие изобретения инженера Рожновского.

Конструкцию, знакомую ныне практически каждому жителю российского села, впервые предложил в 1936 году Анатолий Рожновский. Тогда металлическая водонапорная башня, которую можно было собрать за пару дней, требовалась для обслуживания железнодорожного транспорта. Массовое распространение на селе она получила с 1950-х годов.

В Драгунском и колонка на улице Центральной выглядит так, будто полвека к ней никто не прикасался. Аппарат вполне рабочий, но не вполне действующий. Только с трёх до пяти утра живительная влага сочится тоненькой струйкой, и если повезёт, то можно наполнить вёдра и кастрюли. Здесь каждую ночь дежурят те, у кого нет в доме водопровода.

«В этом году проблема с водой особенно остро стоит, – говорит глава администрации Стрелецкого сельского поселения Александра Скобликова. – Три года мы обращаемся в областное ЖКХ, чтобы нам помогли с приобретением новой водонапорной башни, но пока денег в бюджете нет. Поэтому нам нужно исходить из того, что мы можем сами сделать. Уже есть договорённость о том, чтобы пробурить новую скважину. Это стоит 120 тыс. рублей, из которых 60 тыс. даёт район, а остальные должны собрать сами жители. А водонапорную башню нам перевезут из другого села, там она не используется».

Скинуться по тысяче несложно, другой вопрос – решит ли проблему дополнительная скважина? Несколько лет назад в селе уже устанавливали более мощные насосы, но ситуация только обострилась.

«Воды на всех не хватает, в 1974 году рассчитывали на 15 колонок, а не на 120 домов, – говорит житель Драгунского Александр Беньков. – Новый насос поставили, и воды, можно сказать, вообще не стало. Эта система работает на улицу, но не на всё село».

На перебои с водой в «чёрные списки» жалуются жители Белгорода, Чернянки, Масловой Пристани, Ракитного, Беловского Северного, Беломестного-37, Политотдельского, Новосадового, Таврово-3 и многих других населённых пунктов.

«Белводоканал» объясняет перебои в водоснабжении повышенным водоразбором.

«На сегодняшний день совместно с администрацией Белгородского района ведутся работы по задействованию всех имеющихся источников водоснабжения, также проводится регулировка давления в сети», – комментирует «Белводоканал» ситуацию в Новосадовом.

Такая же беда и в Стрелецком Белгородского района: все имеющиеся мощности объектов водоснабжения задействованы на 100 %, давление на скважине увеличили на 1,4 атм, а воды на всех не хватает.

«Водоводы не рассчитаны на такое количество пользователей, – уверен генеральный директор территориального центра «Белгородгеомониторинг» Александр Спиридонов. – Вот взять Таврово. Пару лет назад пробурили две дополнительные скважины, итого их стало четыре. Каждая может давать по 40 кубов в час, итого – 3,8 тыс. кубов в сутки, но работают только две скважины, потому что сети не справляются».

Конструкцию водонапорной башни в 1936 году предложил инженер Анатолий Рожновский.
Конструкцию водонапорной башни в 1936 году предложил инженер Анатолий Рожновский.
Фото Вадима Заблоцкого

Пиковые нагрузки

«Резерва, который существует в подземных источниках, хватит и на новые территории застройки, – уверен генеральный директор «Белводоканала» Сергей Тараканов. О многочисленных жалобах на безводье он, конечно, знает. Говорит, что не всё зависит только от предприятия: – Ранее были проблемы по Репному, Зелёной Поляне и другим населённым пунктам. Мы где-то заменили насос, где-то трубу проложили необходимого диаметра, сейчас вопрос с Зелёной Поляной и микрорайоном ИЖС Репное решён».

С Таврово сложнее. По его словам, Белгородская ипотечная корпорация, когда брала техусловия у водоканала, в расчётах не учла повышенный разбор воды в период полива огородов. И теперь даже притом что задействованы все резервы, в пиковые периоды не получается дать нужный объём воды.

«В настоящее время «Белводоканал» совместно с БИК прорабатывает перечень первостепенных мероприятий по каждому проблемному микрорайону, реализация которых позволит обеспечить водой всех жителей в самую жаркую погоду, – говорит Тараканов. – Где-то нужны дополнительные скважины, где-то насосные станции, где-то трубы большего диаметра».

Относительно Хохлово, Никольского, Беломестного, Беловского и других сёл Белгородского района он отметил, что сейчас решается вопрос по бурению нескольких дополнительных скважин.
Однако в БИК уверены, что трубы большего диаметра не решат всех проблем.

«В микрорайоне Стрелецкое-23, по которому тоже много жалоб, у нас 612 участков, –приводит статистику начальник управления капитального строительства БИК Николай Звягинцев. – Норматив рассчитывается из количества 3,3 человека на каждом участке, итого – 2–2,2 тыс. человек. На каждого из них в соответствии с нормативом, который утверждён региональной тарифной комиссией по Белгородскому району, в сутки положено 300 л, в том числе 160 л на хозяйственно-бытовые нужды. Под эти количества рассчитаны трубопроводы, башни и всё остальное. По этому микрорайону в среднем в сутки мы даём 1,8–1,9 тыс. кубов, а в пиковые нагрузки, когда жара, мы подавали в сеть до 6,5 тыс. кубов, т. е. в 5–6 раз увеличилось водопотребление. Ну невозможно рассчитать систему на пиковые нагрузки!»

Он поясняет, что, если брать за основу для расчётов максимальные нагрузки, районные водоканалы не впишутся в свои нормативы по потреблению энергии. На все 100 % система будет задействована только летом. Остальное время она будет простаивать, и скважины быстро выйдут из строя.

«Если мы увеличиваем диаметры трубопровода, то увеличивается и вероятность загрязнения питьевой воды, а по нормативам оборачиваемость питьевой воды в системе составляет 48 часов, – продолжает Николай Звягинцев. – То же самое касается резервуаров. Говорят, сделайте побольше резервуары. Хорошо, сделали: вчера жарко, позавчера жарко, а два дня дожди – и ни одной жалобы на перебои с водой. И что? Постоял большой резервуар двое суток, и мы должны эту тысячу кубов просто слить в овраг, чтобы подать людям свежую воду».

Плюс к этому надо учитывать, что коммуникации большего диаметра обойдутся дороже, и вместо 300 тыс. рублей участки будут стоить полмиллиона. Как говорится, куда ни кинь… Вот и получается, что пока один сосед шикует, поливая огород, другой в верховьях сидит без воды.

Фото с сайта www.strana-sadov.ru

Своя скважина

Пробурить бы скважину каждому огороднику – и хоть рис выращивай, хоть карасей заводи! Сразу же отпадёт проблема растранжиривания питьевой воды на полив.

Как пояснили в «Белводоканале», пробурить индивидуальную скважину возможно там, где вода близко от поверхности. На глубине 10–20 м вода не питьевого качества, но вполне подходит для полива огорода. При этом платить придётся только за электричество, которое тратится на работу насосов, поднимающих воду. Другой вопрос – насколько соотносим объём поливной воды с затратами на бурение скважины, погонный метр которой стоит от 2–3 тыс. рублей и выше. А если вода только на глубине 400–500 м?

«Горизонты на глубине 10–15 м никем не контролируются, на них не нужны лицензии – бури и поливай. Но во многих местах верховодки нет, а 500-метровую скважину частник не пробурит, это же очень дорого», – комментирует Александр Спиридонов.

Чёт и нечет

Скважины могут помочь отдельным везунчикам. В массовом же порядке выход один – экономия. В Драгунском Яковлевского района это уже поняли. Местная администрация запретила в летний период полив с помощью шлангов и наполнение ёмкостей с 6 до 22 часов. В прошлом году обошли с проверкой каждый двор, убрали шланги, идущие от колонок, и даже запретили местному дачнику наполнять днём бассейн. В этом году решили скинуться по тысяче рублей на новую скважину и у каждого установить счётчики.

В Старооскольском городском округе поделили воду для полива в зависимости от нумерации домов: по понедельникам, средам, субботам поливают дома с чётной нумерацией, а в остальные дни – с нечётной. Если сами пользователи будут честно соблюдать режим, возможно, сети справятся с повышенными потребностями. А для тех, кто экономить не желает, всегда найдутся экономические рычаги.

«Пока мы продолжаем поливать артезианской водой огороды, а была бы стоимость нормальная, подумал бы, поливать артезианской водой газончики или нет», – считает мэр Белгорода Сергей Боженов и предупреждает, что тарифы на воду будут повышать.


для комментариев используется HyperComments