24.09.2018, Понедельник 00:50
  • 66,25
  • 78,08
  • 2,36
23 августа 2018 г. 15:42:39

В регионе 68 объектов культурного наследия, которым требуется капремонт

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Культурное бремя. Как в Белгородской области сохраняют памятники архитектурного наследия
Особняк XIX века, принадлежавший судье Курчанинову, ждёт реставрация. Фото Вадима Заблоцкого

Корреспондент «Белгородской правды» узнала, кто следит за ветхими старинными зданиями, сколько тратит на их реставрацию и что получает взамен.

Не лёг на душу

«Я был в Европе, видел, как там трясутся над каждым старинным зданием. Они, как правило, стоят в центре города и с каждым годом дорожают. Жить или держать офисы в таких домах очень престижно. У нас, к сожалению, всё по‑другому. Старые дома ветшают, теряют свою ценность. Хотя у нас очень интересная, даже уникальная до революции была архитектура, – рассказывает Евгений, который полгода назад выкупил многострадальный особняк XIX века, принадлежавший судье Курчанинову, известный также в Белгороде как «домик с колоннами». – Вот я и подумал: пусть много я не сумею, но хотя бы одно здание для Белгорода сохраню».

Такое признание сегодня, можно сказать, эксклюзив. Многоэтажек, скверов, парков год от года у нас всё больше, а вот красивых отреставрированных старинных домов – по пальцам пересчитать. У государства на их восстановление денег нет, а бизнесмены вкладываются в них неохотно.

Но последствия этой проблемы для нашей не старинной в архитектурном плане области неблагоприятные. Ратуя за развитие туризма, мы должны понимать, что за тысячи вёрст туристы со всего мира едут туда, где есть уникальные исторические здания, будь то деревянные избы, церкви или дворянские усадьбы. И никогда специально – чтобы увидеть современные постройки. Если это, конечно, не шедевры от Френка Гери или Нормана Фостера.

Пока же побывавшие у нас путешественники вот что пишут на популярных туристических сайтах:

«Белгород совсем не лёг на душу. Старины совсем мало, высотные бело-розово-голубые монстры заслоняют-задвигают сохранившиеся в единичных количествах купеческие особнячки».

«Мои впечатления от города не отличаются оригинальностью, они оказались такие же, как и у других путешественников. Во‑первых, практическое отсутствие старинных зданий».

«В архитектурном плане Белгород, пожалуй, самый бедный областной центр европейской России».

Обидно? Но это реальность: доведя до апокалипсиса старую часть наших городов и селений, мы вычёркиваем себя из списка примечательных туристических мест.

Поэтому хочется если не расшевелить, то хотя бы рассказать обеспеченным людям о том, как можно внести свою лепту в реставрацию белгородских, алексеевских, старооскольских и других единичных купеческих особнячков, входящих в число областных памятников архитектуры.

 

В здании бывшей церковно-приходской школы XIX века теперь находится салон красоты.
В здании бывшей церковно-приходской школы XIX века теперь находится салон красоты.
Фото Вадима Заблоцкого

Все с хозяевами

В регионе 68 объектов культурного наследия – зданий, которые не используются и находятся в неудовлетворительном состоянии.

«Сейчас предпринимаются определённые действия по их сохранению и приспособлению для современного использования. Все здания учтены в едином государственном реестре объектов культурного наследия – памятников истории и культуры народов РФ – и имеют собственников», – рассказывает начальник управления государственной охраны объектов культурного наследия Белгородской области Галина Акапьева.

По её словам, управление контролирует не только реставрационные работы, но и сохранение линии исторической застройки, интеграцию современных зданий в исторические районы.

«За нарушение требований законодательства об охране объектов культурного наследия предусмотрены значительные штрафы, чувствительные как для физических, так и для юридических лиц», – поясняет Галина Акапьева, добавив, что иногда финансовые санкции не так влияют на активность владельцев, как общественное мнение по поводу их бездействия.

Кстати, само управление государственной охраны объектов культурного наследия находится в охраняемом государством здании на улице Князя Трубецкого – бывшей церковно-приходской школе XIX века.

Большие деньги

Хозяева у исторических зданий есть. Но до повсеместных реставрационных работ пока далеко.

«Для того чтобы восстановить объекты культурного наследия, нужны деньги и время. Поэтому мы работаем в каждом конкретном случае на то, чтобы дело, пусть не быстро, но двигалось», – говорит Галина Акапьева.

Деньги нужны немалые. Во‑первых, для реставрации требуется дорогостоящий проект. Восстановление здания, которое долго не использовалось, тоже выльется в десятки, если не сотни миллионов рублей.

Выполнять реставрационные работы могут только организации, получившие специальную лицензию министерства культуры, – не только местные (в нашей области таких восемь), но и из других регионов. Как показывает опыт той же Москвы, исполнителей, которые подойдут к реставрации действительно деликатно и не сделают из особняка пародию на исторический объект, найти очень трудно. И стоимость работ у таких специалистов в разы отличается от стандартного строительного прейскуранта.

Кроме того, купив дом с историей, владелец не имеет права его сносить, достраивать, перестраивать. Такое обременение, безусловно, не подходит любителям быстрых денег, для которых важен земельный участок в центре города, а не само здание. Поэтому в большинстве своём владельцами становятся действительно те, кто понимает настоящую ценность такой собственности.

К сожалению, надеяться на государственное возмещение затрат на реставрацию или налоговые льготы собственники объектов культурного наследия пока не могут. Поэтому в нашей области с 2014 года исторические строения в неудовлетворительном состоянии предоставляют в долгосрочную аренду за символическую плату – 1 рубль. Пока ею воспользовались всего два предпринимателя.

Но в целом обеспеченные люди побаиваются связываться с льготной арендой: вложишь миллионы, а завтра всё переиграют. Увы, уроки нестабильности не проходят даром.

 

Галина Акапьева.
Галина Акапьева.
Фото Ольги Бондаревой

Вечный дом

Все тяготы владения старинными зданиями уравновешивают неоспоримые преимущества. Культурное обременение гарантирует неприкосновенность собственности. Какие бы генпланы ни разрабатывали, такой дом будет стоять вечно.

«Закон гласит, что объекты культурного наследия сносу не подлежат. Разумеется, при условии, что они не исключёны из единого государственного реестра объектов культурного наследия», – уточняет Галина Викторовна.

При этом хозяин исторического дома может его продать или сдать в аренду, но с обременением. Ещё один плюс, во всяком случае для собственников, – на форму использования объектов культурного наследия нет ограничений.

«То есть если прежде в здании была церковно-приходская школа, современным собственникам не нужно поддерживать этот исторический статус. В здании можно организовать офис, магазин, кафе, приспособить его под жильё, что угодно. Единственное, что запрещено законом: хранение взрывоопасных веществ, организация вибрирующих производств и других, которые могут нанести физический вред строению», – отметчает начальник областного управления государственной охраны объектов культурного наследия.

Владелец усадьбы Курчанинова считает, что очень важно, чтобы отреставрированное здание впоследствии не вызывало негатива у людей своим наполнением. Поэтому не хочет устраивать в нём очередную пивнушку.
«Пусть это будет что‑то нейтрально-позитивное: цветочный магазин, спортивный офис», – считает Евгений.

Ещё один очень важный нюанс, располагающий к реновации, – использование исторического прошлого здания для продвижения собственного бренда. В мире немало случаев, когда малоизвестные широкому кругу фирмы навсегда связывали свои имена с архитектурными шедеврами, вложившись в их реставрацию (например, дом Антонио Гауди «Висенс» и банк MoraBanc в Барселоне). К сожалению, наши предприниматели пока не до конца понимают этот очевидный шанс навсегда остаться в истории.
Хотя им, казалось бы, в нашей области – зелёная улица. По мнению владельцев исторических зданий, управление государственной охраны объектов культурного наследия старается миниминизировать бюрократические проволочки.

«Бывает, что ввяжешься в какое‑то дело, а за бумажной волокитой, сменяющимися требованиями желание что‑то делать быстро пропадает, – делится один из собственников старинного особняка. – А тут – нет, палки в колёса не ставят и только помогают».

 

  • Старый Оскол. В отреставрированном здании духовного училища 1888 года постройки теперь находится театр.

  • Старинный кирпич в корочанском кафе.

  • Кирпичи в подвале кафе.

Спонсоры реновации

И всё же говорить, что совсем ничего у нас не делается, конечно, несправедливо.

Корочанцы, например, с гордостью демонстрируют гостям города кафе на улице Дорошенко, которое расположено в подвальном помещении особняка XIX века. Восстановила его пивоваренная компания «Старая крепость».

Ещё один удачный пример – бывший кинотеатр «Орион» на Гражданском проспекте в Белгороде.

«Здание восстановлено на средства компании «Трансюжстрой». Она выполнила все требования проекта и привела строение в соответствие его облику в 1957 году, на момент постановки под охрану», – уточнила Галина Акапьева.

Историческое здание кинотеатра «Орион» в Белгороде сегодня делят частное кафе (на первом этаже, арендованном бизнесменом по областной программе за один рубль), и музей народной культуры (на втором). Два разноплановых заведения сосуществуют гармонично и взаимополезно. Так, например, кафе предоставляет свою площадь под некоторые экспонаты музея. Сегодня его посетители могут полюбоваться археологическими находками, найденными в Белгороде. А гости музея, наоборот, открывают для себя уютную атмосферу стильного кафе.

Есть у нас образцы того, как, не являясь собственниками исторических зданий, бизнесмены спонсируют их реновацию. Например, владелец предприятия «Строитель» и депутат Белгородской областной Думы Николай Гаврилов не только оплатил ремонт Старооскольского театра для детей и молодёжи, но и взял на себя все расходы по проведению историко-культурной экспертизы по уточнению названия здания. Научное исследование позволило восстановить его старое наименование – духовное училище, что подняло статус и укрепило его охранные позиции.

«Профинансировав реконструкцию театра, Николай Константинович контролировал процесс, в случае непредвиденной ситуации мы обращались к нему за помощью», – вспоминает совместную работу со спонсором главный инженер театра Елена Павлова.

Интересно, что старооскольцы использовали оригинальный подход, когда к старому зданию приращивается новое, современное.

«Сделано это настолько органично, что нисколько не умаляет архитектурную ценность старого здания», – считает Галина Акапьева.


для комментариев используется HyperComments