• 63,39 ↓
  • 68,25 ↓
  • 2,46 ↑
23 декабря 2014 г. 10:51:38

В Белгороде в Центре молодёжных инициатив прошёл благотворительный фестиваль здоровой музыки «Красная рябина», ставший главным событием минувших выходных

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
«Красная рябина» в Белгороде: Love-манифест от SunSay
Андрей Sun Запорожец. Фото Елисея Юрковского

«БелПресса» расскажет о миссии проекта и его главных героях. А начнём с кульминации фестивального концерта, которая пришлась на выступление группы SunSay.

5’nizza, когда-то невероятно популярная и, пожалуй, самая оригинальная из музыкальных групп на территории СНГ, прекратила своё существование (в финале выступления на «Красной рябине», как её эхо, возникнет солнечное рэгги «Ямайки»). Её вокалист Андрей Sun Запорожец начал развивать свой проект SunSay (с 2007-го). Сегодня SunSay – триумфатор неформальных площадок. Группу называют украинской. Но, скорее, она космополит: и по составу её участников и тех, кто причастен к созданию музыки (часть с Украины, часть – из России или, как легенда соул-индустрии, легенда хип-хопа и соул-индустрии, продюссер Джон Форте из американского Бруклина), и по её языку (украинский, русский, английский). Музыка SunSay – это world music. Фанк, соул, рок, трип-хоп, рэгги, фолк... – она выкристаллизовывается из этой эклектики и в сочетании с текстами, смыслы которых и вовсе вне времени и пространств, становится безусловным уникальным феноменом.

21 декабря, выступая на «Красной рябине», Sun представил новую песню о том, что «ненависть надо преобразовывать в любовь», точно назвав её love-манифестом. И кажется, что так можно сказать о каждой композиции SunSay: манифест – за мощные идеи, любовь – за то главное из человеческих чувств, что вдыхает в них жизнь. «Будь слабей меня», «Время лети», «Благодари», «Мама» – вот с чего началось их выступление в Белгороде. Звуки кахона (перуанский перкуссионный инструмент), гитары, исключительные в своей красоте вокальные пассажи Тоси Чайкиной (композитор, лауреат международных конкурсов вокалистов – прим. авт.) и, разумеется, вариативный, манкий, глубоко воздействующий на слушателя вокал Запорожца – атмосферу, что возникла в зале, описать невозможно.

Андрей Sun Запорожец.
Андрей Sun Запорожец.
Фото Елисея Юрковского

Акустическое вступление сменил электронный блок – на сцену вышли электронщик Павел Довгаль (и продюсер последнего альбома V – прим. авт.), бас-гитарист Роман Кучеренко, барабанщик Сергей Балалаев. Разговор о вечных смыслах продолжился. Sun продолжил свой разговор с публикой о том, что «Нет ничего лучше, чем жить» («Давай») и что важно оставаться верным себе («Будь собой»). О том, что «лестница вверх одна». И имя ей Freedom («Долетим»). О том, что вещная привязанность – иллюзия. И когда всё рухнет, «останется только море и прямая и сильная правда» («Дайвер»). О том, что у нас так много есть – есть небо и солнце. А значит, надо не терять надежду и находить друг друга (Wind song).

До концерта обозреватель «БелПрессы» побеседовала с Андреем Sun Запорожцем о простых истинах и сложности их обретения.

– Как часто вы играете благотворительные концерты?

– Стараемся участвовать в таких мероприятиях – не раз играли для детей из детских домов и для детей с ограниченными возможностями. Мне кажется, что в подобных проектах самое важное не сбор средств, а внимание, тепло общения. Если чего этим детям и не хватает, так это любви. И никакие деньги эту проблему не решат.

– В одном из ваших интервью ваш собеседник отметил, что «социальные нотки» вашего творчества сменило «нечто вечное». А вы ответили, что «миру не хватает простых вещей, связанных с добротой и любовью», в которых люди нуждаются больше всего. Почему, на ваш взгляд, при осознании простоты этих вещей сегодня люди продолжают от них отдаляться?

– Кто хочет, тот приближается к пониманию того, что действительно имеет значение. Да, мы живём в сложное время. Но правда и в том, что и в более спокойные времена многих людей гораздо больше интересовали совершенно другие вещи. А само по себе понимание есть в каждом из нас, просто нужно найти это в себе. Если люди ищут это в себе, они находят. Каждому своё.

«ОдноНо». На первом плане Алексей Мышкин.
«ОдноНо». На первом плане Алексей Мышкин.
Фото Елисея Юрковского

– Вы согласны с тезисом «Чем сложнее времена, тем ярче в своих проявлениях искусство, тем отчётливее проступает его гуманистический посыл»?

– Мне кажется, что в такие времена искусство пробуждает людей. Какие-то из привычных им схем перестают работать – и они понимают, что спать дальше не получится. Поэтому начинают шевелиться. Но опять же, если это зависит только от внешнего, то кризис минует – люди снова погрузятся в сон. А те, кто не спит, они в любом случае не спят, и в любой ситуации они прежде всего будут смотреть внутрь себя.

– Вы учитывали особый формат «Красной рябины», формируя программу своего выступления?

– Думаю, то, что мы делаем, созвучно идеям фестиваля. Конечно, мы отобрали песни, которые прозвучат более уместно, но сказать, что мы делали специальную программу для «Красной рябины», будет не верно.

– Очевидны связи между исполнителями фестиваля – вы сотрудничаете с музыкантами «ОдноНо». Нитай и Pierre Edel объединились в рамках проекта Yovo... Предположу, что кого-то из них для «Красной рябины» порекомендовали вы.

– Это естественный процесс. Когда мы что-то слушаем и это нам нравится, то делимся этим с другими. Или когда мы с кем-то что-то делаем вместе, как с Лёшей Мышкиным (вокалист и автор текстов «ОдноНо» – прим. авт.), конечно, говорим об этих людях. Сейчас мы творим с Тосей, с Пашей. Естественно, когда я услышал их музыку, я не могу не хвалить их. Всё само собой происходит.

Нитай.
Нитай.
Фото Елисея Юрковского

– «Красная рябина» – фестиваль здоровой музыки. Его организаторы принципиально пригласили тех музыкантов, у которых, на их взгляд, граница между сценой и жизнью размыта.

– Это не совсем так. Сцена всегда преображает. Она показывает какие-то иные стороны личности. Перед выступлением я сосредотачиваюсь, готовлюсь, разминаюсь, чтобы максимально хорошо сделать то, что в моих силах. И это тяжёлое бремя, если от тебя всё время ждут того, что ты делаешь на сцене. Разумеется, мы не играем в тех, кем не являемся – пишем песни, рассказывая о своих состояниях, прозрениях, чувствах. И выходя на сцену, мы проживаем всё это ещё раз. Главное – это та энергия, которую мы передаём.

– Я имела в виду, что то, о чём вы говорите с публикой со сцены, – часть вашего мировоззрения, вашей философии. Что то, что вы транслируете там, не прекращается вместе с выступлением.

– Да, это так. Считаю, если человек говорит о том, чего он до конца не понимает, это выглядит глупо и ни к чему не ведёт. Поэтому я стараюсь не говорить о том, чего я не знаю. Стараюсь быть честным в том, что я делаю. А что касается философии, я не придерживаюсь никакой философии.

– Но ведь много пишут о вашей обращённости к дзен-буддизму. Или это мифология вокруг вас, порождённая СМИ?

– Я – то, что я есть, а не то, что про меня думают. Я передаю то, что чувствую. И воспринимаю всё гораздо проще в противовес тому, что многие привыкли всё усложнять. Люди гордятся, что они такие или такие. Спорят с кем-то, навязывают кому-то свою точку зрения. Какая разница, кем человек себя считает? Всё проявляется в его поступках. Если человек что-то делает для других по-настоящему, помог кому-то, сделал что-то вовремя, добился своей цели, тогда от него есть польза. Значит, человек живёт не зря. Вот это главное. А кем его называют: христианином, буддистом или индуистом – какая разница?.. Я пытаюсь так жить: принимать решения, от которых лучше будет всем. Быть чутким.


для комментариев используется HyperComments