• 63,92 ↓
  • 67,77 ↓
  • 2,44 ↓
6 октября 2016 г. 13:01:35

Как «от безысходности» акварель стала призванием художника

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Край задумчивый и нежный
Михаил Малафеев. Фото Юрия Коренько

В зале Белгородского областного филиала Российского фонда культуры открыта персональная выставка художника Михаила Малафеева. Она называется «Мой край задумчивый и нежный» и приурочена к 75-летию мастера. В экспозиции – 35 ранее не выставлявшихся работ.

Рассвет в Ясной Поляне

Михаил Малафеев рисовал уже в пять лет. Как вспоминает сегодня, «случалось, даже на стенах, химическим карандашом». В школьные годы не знал сомнений: из всех кружков только что открывшегося Красно­гвардейского Дома пионеров без колебаний выбрал кружок изобразительного искусства.

Первый учитель будущего художника Михаил Петрович Лазенко вкладывал в своих учеников душу. Рассказывал о великих живописцах. Учил «больше всматриваться в природу». Экскурсию в Москву – первую в своей жизни – Михаил Малафеев помнит, словно это было вчера:

«Мы ехали в кузове старого грузовичка, на деревянных скамейках. На случай дождя прихватили брезентовое покрытие. Ехали с остановками: Спасское-Лутовиново, Ясная Поляна. Рассвет, который встретили в окрестностях Ясной Поляны, – это непередаваемо, это незабываемо…»

Как и поход в Третьяковскую галерею.

«Я сразу стал искать картину Саврасова «Грачи прилетели», – слушать Михаила Алексеевича очень интересно. – Это моя любимая картина. Поразило то, что она небольшого размера. По репродукциям полотно казалось мне большим. Впечатлило мастерство Сурикова. Немного разочаровал Куинджи. Потемнела его «Лунная ночь на Днепре». Но это предсказывал Крамской, потому что Куинджи не всегда удачно экспериментировал с красками».

А ещё благодаря подвижничеству скромного сельского педагога Лазенко работы его подопечных постоянно экспонировались на школьных, районных и областных художественных выставках.

Автограф Жукова

Однажды рисунок маленького Миши даже попал на Всесоюзную выставку акварелей.

«Конечно, я никаких наград не получил, – улыбается Михаил Алексеевич, – но на обратной стороне моего рисунка расписался Николай Николаевич Жуков, известный график, автор Ленинианы. Знаете, сколько гордости вызвал у меня этот автограф!»

«Ни дня без рисования», – решил Михаил Малафеев для себя давным-давно. И, собственно, жил по этому правилу. Не хватало теоретических знаний – помогло «хорошее пособие»: «Письма начинающему художнику», а десятитомник «Школа ­изобразительного искусства» стал для него, что называется, настольной книгой. На всю жизнь оставила неизгладимое впечатление повесть Льва Кассиля «Ранний восход» о талантливом художнике Коле Дмитриеве.

«Он в шесть лет постиг закон пространства, – мой собеседник пересказывает полюбившуюся в детстве книгу. – Но Коля рано ушёл из жизни. Трагически погиб в 15 лет. Однажды он уехал на пленэр в Калининскую – ныне Тверскую – область. За два месяца написал 150 (!) акварельных этюдов».

«Я сверял свои работы по его работам. Творчество Коли Дмитриева меня вдохновляло и многому научило», – признаётся Михаил Малафеев.

Романтика Одессы

Когда встал вопрос, куда идти после школы, Михаил Алексеевич чувствовал, что готов покорять вершины. Он «забраковал» для себя Горький, Пензу, Харьков… Его, влюблённого в творчество Паустовского, Бабеля, Катаева, манила Одесса…

Он выдержал конкурс (четыре человека на место) и стал студентом Одесского художественного училища:

«Южные художники – они цветовики. А меня цвет всегда привлекал. Акварель – тоже».

«Полюбил эту технику от «безысходности», – шутит художник. – Не маслом же писать в квартире. От масла – запах. А размеры мольберта? Не развернуться! Мастерской у меня никогда не было. Вот палочкой-выручалочкой и стала акварель».

В Белгороде Михаил Алексеевич работал в группе промышленной эстетики проектного института «Центрогипроруда», преподавал изобразительное искусство в детской музыкальной школе № 3, детской школе искусств № 1.

А для души акварелью писал пейзажи.

Любимый жанр

«Акварель – достаточно сложный вид изобразительного искусства, – рассказывает Михаил Малафеев. – Делать исправления в этой технике практически невозможно. Нужно сразу угадать и цвет, и линию. Я пишу достаточно быстро. В основном этюды с натуры. Но есть и по воображению. Зимой, например, акварельные краски – их изготавливают на воде – замерзают. А у меня есть цикл «Времена года». Картину «Февраль» я как раз писал по памяти. Увидел за кооперативным институтом склон оврага. А только что прошли метели. Девственный снег покрывал землю. И вдруг там – след от лыж. И небо – яркая лазурь. Такое небо бывает только в феврале».

«Ещё мой любимый жанр – портрет. Пишу не по заказу. По велению сердца».

«Люблю, чтобы грусть в пейзажах была. Может, потому что родился в ноябре. Но также люблю и буйство майского цветения».

«Есть задумки, которые я уже лет тридцать мечтаю реализовать. Но пока они до конца у меня не вырисовываются. Пейзаж «Звёздная ночь» я, например, ещё никак не выплесну на бумагу. Когда мы были мальчишками, то для того, чтобы подзаработать на кино, собирали и сдавали заготовителям лесные яблоки. Кислицу. Весь день отработаем, сдадим урожай: там же в лесу приёмный пункт был. И идём, уставшие, домой. Луг. Тишина. Только кузнечики стрекочут. И над нами – распахнутое звёздное небо… В природе нет ничего безобразного. Всё совершенно. Любая колючка, кочка – красота. Для меня это счастье – запечатлеть живую красоту…»


для комментариев используется HyperComments