• 66,62 ↓
  • 75,54 ↓
  • 2,40 ↓
9 ноября 2018 г. 18:16:19

Фонд «Умка» выхаживает кошек и собак, пострадавших от человека

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Кошкин дом. Как в Старом Осколе спасают животных
Фото Владимира Юрченко

Открылись дачные ворота, и нас покрыли лаем 60 пушистых охранников. Кошек на попечении благотворительного фонда «Умка» не меньше, но они спят в доме и ещё не знают о приходе гостей. И мы под аккомпанемент собачьего хора идём знакомиться с хозяйством.

Единственный путь

Татьяна Афентьева, председатель фонда помощи животным «Умка», рассказывает, что благотворительной деятельностью они начали заниматься шесть лет назад, но фонд официально зарегистрировали только в 2014-м:

«Да, многие группы в соцсетях работают и без регистрации, но официальному фонду доверия больше, люди больше готовы помогать. К тому же есть возможность подавать проекты на гранты и выигрывать на них деньги. Это важно, потому что у нас нет спонсоров, мы содержим и лечим животных за свой счёт и за счёт пожертвований».

Фонд «Умка» выиграл уже два гранта на льготную стерилизацию животных. Чтобы популяризировать эту процедуру, он также помогает пенсионерам, многодетным семьям, инвалидам, ветеранам, у которых есть домашние питомцы, оплатить эту операцию: владельцы платят только половину, остальное восполняется из грантовых средств.

«Волонтёры как никто другой понимают, что котята и щенки никому не нужны. Стерилизация – единственный способ сократить число бездомных животных. Мы хотим, чтобы владельцы домашних животных тоже об этом задумались. За 15 лет жизни питомца можно один раз оплатить эту процедуру», – уверена Татьяна.

Пока девушка говорит, мокрым носом в её руку тычется чёрно-серый пушистый пёс. Он ходит медленно и неловко: работают только передние лапы.

 

  • Татьяна Афентьева.

«Что ждёт животное на улице? Смерть от голода, холода, под колёсами автомобиля или от рук догхантеров (людей, которые по собственной инициативе занимаются отстрелом или отравлением бездомных собак – прим. ред.), – замечает волонтёр, рассеяно проводя по шерсти. – Если кошка или собака выглядят здоровыми, это ещё ничего не значит. Ведь мы даже представить не можем, что им пришлось пережить!»

Жертвы жестокости

Татьяна ведёт меня по территории дачи – раньше «Умка» снимал помещение в городе, но, когда количество подопечных возросло, решили купить дом. За порядком следит Светлана. Ежедневно, чтобы накормить все голодные рты, она варит по 100 л каши.

«Я круглые сутки с ними живу, когда уезжаю иногда на выходной, у меня душа болит за них. Знаю, кто чем болеет, кто хорошо ест, кто плохо. Собачка одна месяц у нас пожила, заболела энтеритом (заболевание тонкой кишки – прим. ред.), пять дней капельницы ставили, уколы. Только оклемалась, клещ укусил – пироплазмоз. Выходили, и так с каждым», – признаётся Светлана.

Собаки живут на улице в вольерах-коммуналках или в будках-«однушках». При нашем приближении псы лают – я замираю, но вижу задорно виляющие хвосты, и успокаиваюсь.

Из одного вольера грозно смотрит чёрный пёс без передней лапки. Это Илай, знакомит нас Татьяна:

«Зимой его расстреляли из пневматического ружья и бросили умирать. Он несколько дней пролежал в сугробе, не мог сдвинуться с места. Когда его случайно нашли, мышцы уже были твёрдые, окоченевшие. Рентген показал несколько пуль в его теле. Одна попала в шейный отдел позвоночника, задела нерв. Полгода его выхаживали. Но лапу восстановить так и не смогли, пришлось ампутировать».

Лечение было тяжёлым и долгим. Илай помнит, кто ставил неприятные уколы, и косится на волонтёра немного враждебно – и никак не объяснить, что эта боль была ради спасения.

В вольере с ним живут двое молодых псов, пострадавших из‑за автомобилей. Они ещё боятся людей и не спешат показываться. Не выходит из будки и старый Мирон: его так никто и не забрал, и он доживает тут свой век. Неподалёку подскакивает, играясь и позвякивая цепью, рыже-золотое пушистое чудо. Крутится, виляет хвостом и вопросительно наклоняет мордочку: «Я тебе нравлюсь?»

 

  • Илай.

Татьяна подводит меня к другому вольеру – там, в будке, прячется кремовый пёс.

«Филя попал к нам в ужасном состоянии, были сломаны лапы, весь в ожогах: об него тушили сигареты, – девушка качает головой, будто не верит, что такое могло прийти в голову человеку. – Он не доверяет людям, никого к себе не подпускает».

Его соседка Блэки тоже сначала пряталась при виде работников «Умки». Сейчас осмелела, не убегает в будку, но и не подходит близко, а просто остаётся сидеть на месте. На её передних лапах видны красные шрамы от переломов.

«Нам столько всего приходится видеть, когда находят животных! – замечает Татьяна. – Кости наружу торчат, раны, глаза выколотые, оторванные лапы, хвосты!»

Есть на попечении фонда и животные, которые внешне никак не пострадали, но их трагедии не снились и Шекспиру. Председатель фонда показывает на тёмную собачку с короткими лапами:

«Её нашли в лесу. У неё грудь была полна молока. Она бегала по лесу и искала своих щенков. Их, видимо, убили».

Наука бояться

Заходим в дом знакомиться с кошками. В маленькой комнате они облюбовали себе диван.

«Подкинули на днях под ворота котят, – жалуется Татьяна. – Мы ведь не приют, не можем всех содержать. Когда к нам приносят животное, мы предлагаем людям сначала самим попробовать найти ему передержку или новых хозяев. Может, сами привяжутся и оставят у себя. У меня самой шесть кошек и три собаки».

Большой серый кот по‑царски возвышается над остальными. Это Рамсес, у него была вывихнута челюсть, и рот не закрывается полностью. Рядом Габи – её шерсть топорщиться клочьями:

«У неё вся мордочка была в мясо разбита, глаз вытек. Полностью вылечить мы её не смогли. Челюсть повреждена, она теперь не может вылизываться. А у кошек это единственный способ поддерживать себя в чистоте», – вздыхает волонтёр.

 

Светлана и Габи.
Светлана и Габи.
Фото Владимира Юрченко

В соседней комнате в домиках, на полках, подоконниках и на полу всё заполнено котами и кошками. Они мурчат, трутся о ноги и подставляют животы для ласки. Мимо пробегает бесхвостый рыжий кот, преисполненный достоинства. В окне сделан лаз, чтобы животные могли выходить в вольер на улицу.

«Все у нас очень ласковые, – улыбается Татьяна. – Только Адольф людей не очень любит, зато с котами хорошо ладит».

Я не успеваю спросить, за что кота наградили такой кличкой: из домика выглядывает белая мордочка с чёрным пятном, напоминающим косую чёлку, и маленьким пятнышком под розовым носом. Почему Адольф за годы здесь так и не привык к людям, никто не знает, но Татьяна предполагает, что остерегаться человека его научила мама-кошка, ведь на улице повода для страха искать не приходится.

Ответственность и благодарность

На крыльце спрашиваю у Татьяны, сталкивались ли их подопечные с детской жестокостью и как объяснить ребёнку, что животным тоже может быть больно.

«Дети часто поступают жестоко по отношению к животным, они сами ещё не понимают, что делают. Часто они копируют поведение родителей, поэтому важно вместе кормить животных на улице, рассказывать, что такое стерилизация и зачем её делать – домашним животным в том числе», – отвечает она.

Волонтёр добавляет, что важно понять, что ответственность по отношению к животным заключается не только в том, чтобы заботиться о питомце и кормить его, но и в том, чтобы его не заводить, если не уверен в своих силах.

«Кошки и собаки живут около 15 лет. И прежде чем взять их к себе домой, нужно чётко решить, что за это время ни рождение детей, ни переезд, ни развод не должны стать поводом выбросить питомца на улицу», – стальным голосом произносит Татьяна.

Если же вы, наоборот, решили приютить бездомное животное, волонтёр советует сделать ему укол от бешенства и стерилизовать. В «Умке» все животные через эти процедуры уже прошли.

Прощаемся с хозяевами хвостатого семейства и у ворот замечаем мёртвую мышку. Светлана смеётся:

«Коты приносят мышек, птичек, змей. Чтоб все видели, что они тут не просто так живут, а работают. Вроде как в благодарность».

Собаки провожают нас лаем – чтобы никто не забыл, что охранники на посту.


для комментариев используется HyperComments