• 66,43 ↑
  • 75,39 ↓
  • 2,39 ↑
27 ноября 2018 г. 19:27:48

Согласно архивным данным, большинство кладов обнаружили случайно

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Копали курганы за валом. Какие клады хранит Белгородская земля
Кофейник из коллекции Белгородского историко-краеведческого музея. Фото Вадима Заблоцкого

Серебряные чешуйки и медные монеты, арабские дирхамы и старинные украшения. Эти и многие другие драгоценности в разные годы находили на территории нашей области.

Хватило бы на хлебушек

Один из кладов представлен в постоянной экспозиции Белгородского историко-краеведческого музея: горшочек и пара десятков монет.

«Эти монеты номиналом 2 и 5 копеек относятся к концу правления Елизаветы Петровны – началу правления Екатерины II. На обороте – большая буква Е. Отчеканили их в Екатеринбурге на Монетном дворе из чистой меди. Клад найден во время строительства в Белгороде в 1970-е годы», – рассказала замдиректора – главный хранитель музея Елена Мишакина.

По её словам, за одну такую пятикопеечную монету можно было купить до 16 кг ржи (4–5 буханок хлеба). Для сравнения: если во времена правления Екатерины II человек покупал поместье, то за одного крепостного крестьянина платил 100 рублей. Если же покупали на рекрутскую службу здорового работника, то в начале правления Екатерины II он стоил 120 рублей, а ближе к концу – 400 рублей. То есть пригоршня таких монет – это не такие уж большие деньги по тем временам. А вот в наши дни одна такая монетка стоит от 190 до 4 500 рублей – в зависимости от сохранности.

Вообще клад, выставленный в экспозиции в таком виде, – скорее, исключение. Поскольку каждая подобная монета считается отдельной единицей хранения. Зачастую эти экспонаты попадают на выставки. Например, в 2004 году можно было увидеть монеты из крупного клада, обнаруженного в Ивнянском районе.

А на выставке «Серебряная кладовая» среди прочего экспонировали динарии I–II веков н. э., найденные в 1985 году в Белгороде на ул. Урожайной при строительстве гаража, а также монеты-чешуйки XVII века, которые нашли во время строительства областного драмтеатра.

Два года в тюрьме

Испокон веков люди мечтали найти что‑нибудь ценное. Первые упоминания о кладоискателях в наших краях относятся к XVII веку. В обзоре «Клады и кладоискательство в Московской Руси XVII столетия» историк права и медицины Николай Новомбергский рассказывает о случае, произошедшем в 1647 году в корочанском Яблонове. Стрелец Филька Иванов донёс на пятидесятника Федьку Гремячева, на десятника Ивашку Кузнеца и на стрелецкую жёнку Матрёнку. Иванов утверждал, что Матрёнка рассказала ему, что Федька и Ивашка искали ценности:

«Ездили ночью июня в 13-й день и приехали де домой ночью же; а приехав де домой, Ивашко Кузнец с Федькиным племянником с Савкою вынял из телеги мешок и понесли де тот мешок к Федьке Гремячеву на двор насилу, потому де, что тяжело, а чаять де, что они привезли клад».

После допроса оговорённые признались, что действительно искали клад:

«Копали курганы за валом на крымской стороне в Короче, против Смесного городка, а ничего де в тех курганах не нашли…»

Незадачливых авантюристов отпустили.

 

Серебряные монеты-чешуйки из клада.
Серебряные монеты-чешуйки из клада.
Фото Вадима Заблоцкого

Ещё одна история связана с Осколом. В 1634 году сын местного жителя Ивана Даманова во время пахоты на старом селшце «… выпахал старых денег больших 550 денег да четыре клепа серебра». Клад этот передали воеводе, а он сообщил о находке в Разрядный Приказ и посадил Даманова в тюрьму до прихода распоряжений. Только спустя два года после челобитной Даманова воеводе приказали прислать его в Москву вместе с деньгами.

Дело в том, что в те времена законы почти не регулировали отношения кладоискателей и государства. Воеводы же стремились выслужиться перед царём и, радея за «государственные ценности», поступали с людьми, нашедшими что‑нибудь ценное, по своему усмотрению.

В XIX веке была создана Императорская археологическая комиссия, и все находки отправлялись туда на экспертизу. После исследования принималось решение о дальнейшей судьбе клада. Обычно его отправляли в музей или возвращали тому, кто его нашёл.

Кастрюлька с монетами

Чаще всего наши предки находили деньги.

В 1867 году в Старогородской волости Белгородского уезда на бахче обнаружили 576 старинных серебряных монет. После экспертизы в Императорской археологической комиссии их передали на переплавку в Монетный двор.

В деревне Темерязева Старооскольского уезда в конце 1880-х – начале 1890-х годов нашли клад, где было около 2 000 серебряных монет XVIII века.

А на хуторе Солохине Грайворонского уезда в 1899 году выкопали деревянную кубышку, наполненную старинными медными деньгами. Одна часть этого клада хранилась у старшины, другая – у старосты.

В селе Тростенец Новооскольского уезда в 1890-х обнаружили старинные клинообразные монеты. Ещё один интересный эпизод касается хутора Кучерова Грайворонского уезда и упоминается в статье 1888 года:

«Аверьян-цыган (известный кладоискатель) вырыл на поле Кучерового хутора в печке старшининого овина кастрюльку с 1 700 рублями серебряных, величиной в талер. На них были какие‑то лица с бородою».

Эти рубли предположительно относились к эпохе Ивана Грозного.

В архивных документах зафиксировано несколько десятков случаев обнаружения кладов в белгородских землях. Иногда попадались не только монеты, но и украшения, а также элементы одежды.

Например, в 1920-е на хуторе Луговка возле Хотмыжска добывали торф, и рабочая Егорова нашла четыре серебряных височных кольца. Их передали в Курский областной краеведческий музей.

Спустя пять лет во время пахоты в Старооскольском уезде нашли глиняный горшок. В нём лежали две пятипальчатые фибулы, шесть поясных пряжек, три наконечника на ремень. Эти вещи датировались VI–VII веками и были переданы в Старооскольский краеведческий музей.

 

Клад монет XVIII века, найденный в Белгороде.
Клад монет XVIII века, найденный в Белгороде.
Фото Анны Кущенко

Находки для Эрмитажа

Интересно, что как минимум два белгородских клада отправили в Эрмитаж. Один из них содержал серебряные вещи и был найден в 1883-м возле корочанского села Стариково. В его составе были семь монетных гривен новгородского типа, колты (древнерусские женские украшения XI–XIII веков) с гравированным изображением растительного побега, два разных браслета, шейная гривна и три пары серёг киевского типа.

Второй клад – уже в советские годы – обнаружили в районе села Завалишино Старооскольского уезда. Крестьянин Феоктист Шеховцев около леса, принадлежащего бывшей усадьбе Кочубея, выпахал глиняную кубышку. А в ней лежал железный ключ, 12 целых и 41 половинка серебряных монет. Причём самая древняя монета из клада датировалась 595 годом и была отчеканена при Хосрове II – шахиншахе из династии Сасанидов, который правил Ираном с 591 до 628 года.

«Вот так находка», – должно быть, подумал Шеховцев и предложил Музею изящных искусств в Москве купить эти монеты. Завязалась переписка, и в итоге находки приобрёл Эрмитаж. Дирхемы исследовал известный нумизмат, востоковед-арабист Рихард Фасмер. Была в кладе и одна серебряная византийская монетка – милиарисий, оценил которую один из самых выдающихся нумизматов XX века Николай Бауер.

Говорили о кладах

Порой белгородские земли накрывала кладоискательская лихорадка.

«В Яблонове нередко крестьяне находили кубышки со старинными серебряными монетами. Изредка попадались и золотые. Вообще в наших местах очень часто говорили о кладах», – пишет в своих воспоминаниях белогвардеец Сергей Туник.

О кладах не только говорили. Тот же Туник описывает попытки одного барина найти что‑нибудь ценное. К поискам он привлёк более 20 крестьян. Однако операция не увенчалась успехом.

По иронии судьбы на клады чаще всего натыкались случайно. В 1913 году в Чернянке рыли погреб и нашли 828 медных русских монет XVIII века.

В 1940-м ученик Александр Горелов недалеко от просёлочной дороги нашёл более тысячи медных пятаков 1759–1796 годов. Монеты прекрасно сохранились.

А в 1950-м около села Елецкое Новооскольского района на песчаных холмах ветер выдул глиняную кубышку. В ней были кольца, серьги, медные и серебряные монеты. Самая древняя монета – 1723 года, а самая младшая – 1770-го. Часть этих монет передали Новооскольскому краеведческому музею.

 

Римские динарии.
Римские динарии.
Фото Вадима Заблоцкого

Легенды и реальность

В разные времена в наших краях возникали легенды о спрятанных сокровищах. Одна из таких историй касается рода Юсуповых и их имения в Ракитном.

Представители этого княжеского рода после Февральской революции 1917 года вынуждены были уехать за границу. А куда делись их несметные богатства? Ведь не могли же они вывезти с собой столько ценностей. Где только ни искали сокровища Юсуповых. Но так ничего и не нашли. Возможно, они до сих пор спрятаны где‑нибудь в Ракитном. А может, это просто легенда.

И в наше время находят немало любопытных вещей. В своей статье в сборнике «Белгородская черта» член историко-поискового клуба «Огненная дуга» Сергей Петров рассказывает о находках людей, живущих в Старом Городе – районе областного центра, где располагалась вторая Белгородская крепость. Там были обнаружены многочисленные фрагменты керамики, нательные крестики и пуговицы времён Российской империи, раннеславянская антская фибула, серебряные монеты-чешуйки, бронзовые перстни. Кто знает, какие ещё сокровища сокрыты буквально под ногами!



Что делать, если нашёл клад?

В ст. 233 ГК РФ «Клад» описаны права и обязанности нашедшего клад, то есть «зарытые в земле или сокрытые иным способом деньги или ценные предметы, собственник которых не может быть установлен либо в силу закона утратил на них право».

Если вы нашли клад, то сфотографируйте его и обратитесь в прокуратуру. Сдайте туда находку, составив опись. Работники правоохранительных органов должны дать вам акт об обнаружении клада. Кроме того, у вас должны быть три свидетеля, что клад нашли именно вы, а не кто‑нибудь другой.

Если клад является исторической и культурной ценностью, его заберёт государство, а вы получите 50 % от стоимости найденных вещей. Если же вы нашли клад не на своей земле, то получите всего 25 %, а остальные 25 % полагаются собственнику участка. Если же собственник не знал, что вы ведёте раскопки на его земле, то вознаграждение вам не полагается, а целиком достанется ему.

Вы не должны платить налог с полученного вознаграждения за клад. А если находка не является культурной ценностью и её вернули в ваше распоряжение, то по закону вы обязаны заплатить налог на доходы физических лиц.

Если вы добровольно не сдадите клад, являющийся исторической ценностью, то государство имеет право конфисковать его через суд.


для комментариев используется HyperComments