04.12.2016, Воскресенье 17:21
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
24 сентября 2014 г. 17:01:23

Белгородцы могут оценить образ Библии в интерпретации европейских художников XVI–XVIII веков

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Книга книг и гравёры трёх столетий
Фото Вадима Заблоцкого

Сотни лет из текстов Священного Писания мы черпаем знания об истории, расшифровываем их метафоры, постигая духовные истины, и, опираясь на них, формируем свою мораль. Людям искусства ещё и дано переводить содержание Библии в осязаемую реальность. Именно гравюры из частного собрания Владимира Беликова, изображающие сюжеты Ветхого и Нового Заветов, до конца октября представляют посетителям Белгородского государственного художественного музея.

О небесном и земном

«Образ Вечной книги» — самая масштабная из тех выставок, что Беликов устраивал в нашем городе. И по представителям национальных художественных школ (Фландрия, Голландия, Германия, Франция, Италия, Англия), и по количеству арт-объектов — более ста графических листов, и по хронологии их создания: период охватывает XVI–XVIII столетия. В который раз московский коллекционер позволяет нам стать сопричастными высокому искусству и теперь обращает именно к библейской теме. Впрочем, если быть точными, к религиозной, поскольку в экспозицию вошли и гравюры с изображением христианских, но уже не библейских сюжетов (например, католических святых: создателя канонического латинского текста Библии святого Иеронима — «Моление святого Иеронима» Адриана Кабела и «Чудо святого Юстаса» Яна Витдока (XVII век), «Святая Женевьева» итальянца Жана-Жозефа Балешу (XVIII век)).

«Образ Вечной книги» гармонично дополняет выставку из Тамбовской областной картинной галереи, поскольку и там, и здесь — примерно одни эпохи и география авторов. Только там светское искусство и живопись, а здесь — иллюстрации к Библии в светской интерпретации: в некоторых из них проступает современное автору время (интерьеры, костюмы...)», — комментирует искусствовед, заместитель директора БГХМ по научно-исследовательской и выставочной работе Наталья Свиридова.

Наталья также обращает наше внимание на любопытный нюанс — до определённого времени техники печатной графики считали ремеслом. График не стремился выразиться в индивидуальности стиля, добиться узнаваемости почерка. Главным для него оставались качество исполнения, достижение совершенного владения техникой. К ним относятся и великие Дюрер и Рембрандт. Другое дело, что благодаря своему дару они стали знаковыми фигурами не только для своего времени, но и всех последующих поколений художников.

От рождения до Via Dolorosa, от смерти до Воскресения

Безмерность мира и предельность человеческого знания, существование высшего разума и желание запечатлеть представления о нём — религиозная тема в искусстве графики берёт своё начало от безымянных авторов, получает новый путь развития в творчестве Дюрера и Рембрандта и продолжается в произведениях мастеров XXI века. И то, что раньше считалось подножием искусству, ремеслом, сегодня — подлинное искусство.

«Образ Вечной книги» обращает к ветхозаветным сюжетам («Пророк Илия» Яна Санредама, «Ноеминь, Руфь и Орфа» Эгидия Саделера (XVII век), «Грех дочери Лота» Жака Шеро (XVIII век)) и новозаветным. От света Вифлеемской звезды, которая появилась на востоке, указала путь волхвам и ознаменовала появление на свет младенца Иисуса, до предательства Иуды (нидерландские мастера: «Поцелуй Иуды» Корнелиуса Корта (XVI век), «Предательство Иуды» Петера де Йоде младшего (XVII век)) и последнего пути Христа (Via Dolorosa), Его смерти (офорт «Положение во гроб» итальянца Джакомо Пиччини (XVII век)) и чудесного Воскресения... — всё то, что мы знаем о жизни Спасителя, представлено в гравюрах.

В экспозицию вошли и сцены из жизни апостолов, особенно главного из них — святого Петра. Здесь вам часто будут встречаться образцы так называемой репродукционной гравюры — той, что вторит живописи. Среди них — те листы, что воспроизводят шедевры величайших живописцев Рафаэля Санти («Пётр исцеляет хромого» и «Павел и Варнава в Листре» француза Николы Дориньи (конец XVII)) и Питера Пауля Рубенса («Пленение Павла» фламандца Луки Ворстермана, «Явление Христа святой Терезии» фламандца Схельте Адамса Больсверга (рубеж XVI–XVII веков)).

Особо выделена тема четырёх евангелистов и четырёх сущностей, им соответствующих. О том, что престол Божий окружают живые существа, нам повествуют ветхозаветная Книга пророка Иезекииля и Апокалипсис Иоанна Богослова. Подобные крылатым льву, тельцу, человеку (ангел в человеческом обличье), орлу, они стали символами евангелистов Марка, Луки, Матфея, Иоанна. Соответствия эти прямо связаны с особенностями каждой из версий Евангелия. Человеком подлинно воплощённым и совершенным, без греха Спаситель явлен у Матфея, поэтому последнего и изображают с ангелом («Святой Матвей и Ангел» англичанина Уильяма Фейнхорна). Царём, творящим чудеса, властным над людьми и стихиями, представил Христа Марк — и сопровождает его лев («Евангелист Марк» фламандца Иеронима Вирикса). На жертвенности Сына Божиего, искуплении Им грехов человеческих сделал акцент Лука и получил быка («Евангелист Лука» Вирикса). Иоанн, показавший Иисуса, смерть поправшего и вознёсшегося на небеса, — орла («Святой Иоанн и Орёл» Фейнхорна, «Евангелист Иоанн» Вирикса).

Гении Ренессанса и техники графики

Если говорить о техниках «Образа Вечной книги», то в первую очередь вы обнаружите здесь гравюру на меди, на дереве (ксилография), офорт и его разновидность меццо-тинто (работы представителей немецкой школы: иллюстрация притчи «О блудном сыне» Джона Якоба Хайда и «Апостол Пётр» Иоганна Лоренца Хайда (XVIII век)). Значимо в контексте выставки: древнейшая резцовая гравюра относилась к библейской теме — «Бичевания Христа» неизвестного немецкого мастера (1446). Да и первые ксилографии были религиозного содержания.

Ксилографии Лукаса Кранаха старшего и гравюра резцом на меди Луки Лейденского — собственно, главные из представленных арт-объектов — вы отыщете без труда: их расположили под стеклом. Вообще имя Кранаха в числе экспонентов не только придаёт выставке большую значимость, но и расширяет её хронологические рамки, поскольку немецкий мастер появился на свет ещё в 1472-м и, естественно, на исходе столетия уже творил. Но правда и в том, что первые известные его работы, подписанные «Лукас Кранах» (настоящая фамилия Мюллер — прим. авт.), появились именно в начале XVI века. Выдающийся живописец и график Ренессанса, он не обошёл вниманием библейские композиции. Интересно, что Кранах был другом Мартина Лютера и разделял идеи Реформации. Лютер переводил с древнегреческого языка на немецкий Библию — Кранах вкладывал в дело её издания деньги, первый выпускал протестантские памфлеты — второй рисовал для них. Как график художник одним из первых начал создавать цветные оттиски. И в БГХМ вы увидите тонко гравированные листы из серии «Мученичество апостолов» — ксилографии, созданные для одноимённой книги (1539).

С ними соседствуют некоторые миниатюры из серии «Малые Страсти» Луки Лейденского (1489–1533). Лейденского почитают гениальным нидерландским гравёром, демонстрирующим совершенство уже в ранних работах. Гравюра на меди была особой для него техникой, исключительно в ней он и творил и только позже освоил ксилографию. Искусствоведы отмечают его невероятно разнообразный штрих, достижение неповторимого эффекта живописности, особую передачу световоздушной перспективы. А кроме того, усложнённый аллегоризм и повествовательность его произведений. Дар нидерландского художника признавал сам Дюрер, под впечатлением от одноимённой графической серии которого Лейденский и исполнил свои «Малые Страсти» (14 гравюр на меди).

Говоря об офортах, нельзя не упомянуть имя выдающегося французского автора Жака Калло (около 1592–1635). Он усовершенствовал технику гравирования, открыв новый вид кислотоупорного лака и технику повторного травления в офорте. Чего он этим добился? Рисунок стал более точным, тени переднего плана сочнее, линии гибче и чётче, тональные переходы тоньше и мягче. Что касается изображаемого им, то фантасмагоричные создания этого графика-маньериста бередили сознание даже знаменитого немецкого писателя-романтика Гофмана. А сегодня и мы можем оценить его «диковинный фантастический листок» — гротескную гравюру «Искушение святого Антония», которую он создал на последнем году жизни. Композиция дробится на множество эпизодов, главный же смысловой центр — отшельник, точно вооружённый святым распятием воин, сражается против сонмища фантастических уродцев и противостоит дракону, которым управляет нагая женщина. Кто-то метафорический язык листа воспринимает как апокалипсический, но большинство видят в нём антимилитаристские настроения, антивоенную сатиру.


для комментариев используется HyperComments