• 63,91 ↑
  • 68,50 ↓
  • 2,46 ↑
1 апреля 2015 г. 9:37:32

Недавно побывал в белгородском ледовом дворце «Оранжевый лёд». Посмотрел, как юные спортсмены играли в хоккей, и по-доброму им позавидовал. И вспомнилось…

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Клюшка от дедушки
Фото с сайта newsmgn.ru

Самые запоминающиеся события моего детства происходили в Первомайском парке Благовещенска, где я тогда жил, не считая, конечно, дома и школы. Причём сюда мы приходили и летом, и зимой.

В пору моего детства парк не был огорожен. Только с одной стороны, с улицы Первомайской, стояли ворота и небольшой забор. Железнодорожная ветка, ведущая на бисквитную фабрику (позже она стала называться кондитерской), территория нефтебазы, обнесённая колючей проволокой, речной порт были границами парка. Но для мальчишек границ, естественно, не существовало.  

Культурная часть парка – несколько аллей, посыпанных золотистым песком, площадка, на которой проводились игры, качели, карусели, танцплощадка и, конечно же, киоски, в которых продавались мороженое, квас, морс и ещё много чего вкусного. Позже появились детские качели, карусели и другие аттракционы, поставили летний кинотеатр, а в той части, которая находилась ближе к нашему дому, построили футбольный стадион, баскетбольную и волейбольную площадки. Во все эти игры мы играли в тёплые времена года. А зимой  были другие забавы: катание на санках и лыжах, а также коньках (как только начинались морозы, на футбольном поле заливали каток) были нашими любимыми занятиями.

Я научился кататься на коньках ещё до школы. Сначала это были «снегурочки», потом «дутыши», которые привязывались к валенкам кожаными ремешками. Но, конечно же, я, как и каждый мальчишка, мечтал о так называемых канадских коньках, лезвия которых впереди и сзади были чуть выгнуты вверх, и чтобы они были приделаны к ботинкам.

Дедушка купил мне такие коньки, когда я учился в шестом классе. Купили и спортивный костюм тёмно-синего цвета. Тёплый, как тогда говорили, с начёсом. Тётя Галя отдала свою спортивную шерстяную шапочку бирюзового цвета с бордовыми полосами. Одним словом, я был экипирован как настоящий хоккеист (тогда мы играли в хоккей с мячом), не хватало только настоящей клюшки, а со сделанной из проволоки, которыми мы играли во дворе, на катке было стыдно появляться.

Выручил опять-таки дедушка. Он взял широкую и длинную берёзовую доску, долго пилил, строгал и сделал из неё клюшку. Конечно, она была далеко не такой, какими играли настоящие спортсмены, и всё-таки, когда я показал дедушкину поделку дружкам, они позавидовали. Просили: «Дай, Валерка, поиграть». Я иногда давал, но, так сказать, скрепя сердце.

Однажды я решился-таки взять клюшку на каток. Её крюк для крепости, но больше для красивости обмотал чёрной изоляционной лентой, верх рукоятки тоже. Если особо не приглядываться, клюшку вполне можно было принять за фабричное изделие. Надел под пальто спортивный костюм, взял коньки и шапочку и отправился в Первомайский парк.

Я сдал пальто и валенки в раздевалку и выкатился на лёд. Было здорово! Новенькая клюшка в руках, резиновый мячик, который я то катал, то ударял по нему. Мяч летел далеко, я его догонял, разворачивался на коньках и вновь поддавал. Так я играл, пока не устал. Вошёл в раздевалку. Немного отдохнул, не выпуская клюшку из рук, – и вновь на лёд.

Было воскресенье. Вечер. Катающихся много, особенно мальчишек. Стало темнеть, зажглись фонари, и я, вдосталь наигравшись, решил отправиться домой. Другие мальчишки  тоже уже уходили, и чтобы переодеться и переобуться, в раздевалке на лавочках места не было. Тогда я вышел наружу, и так как было не очень холодно, присел на бордюр стадиона, прислонив к нему клюшку.

И тут случилось непредвиденное. Из темноты ко мне метнулись две пацанячих фигуры. Лиц нападавших не было видно. Один схватил клюшку, а второй, когда я встал с бордюра, чтобы остановить вора, толкнул меня в грудь, сшиб с ног, и я полетел в сугроб. Вероятно, напавшие  давно следили за мной и, выбрав подходящий момент, отняли клюшку.

Когда я вылез из сугроба, рядом уже никого не было. И я заплакал от беспомощности, но больше от обиды, от того, что у меня отняли мечту – клюшку, любовно сделанную дедушкой.

Я долго не рассказывал ему о случившемся. Когда же однажды дедушка спросил, где моя клюшка, я, хлюпая носом, поведал о беде. «Ничего, внук, я куплю тебе фабричную клюшку, как только увижу в магазине», – сказал дед.

Потом наступила весна, за ней лето. Дедушка заболел, ему сделали операцию. А в декабре он умер, так и не успев  выполнить своё обещание.

Больше в хоккей я никогда не играл. Видимо, печальная история с клюшкой сделала своё недоброе дело. А вот друг детства Толька Иванов потом играл в настоящей команде «Амурский металлист», которая выступала в первенстве Благовещенска и однажды даже завое­вала кубок города.


для комментариев используется HyperComments