• 63,91 ↑
  • 68,50 ↓
  • 2,46 ↑
7 мая 2015 г. 14:59:04

Пограничник Михаил Марченко отдал Родине 40 лет и 4 месяца

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Кавалер ордена Серебряной звезды
Кавалер ордена Серебряной звезды Михаил Андреевич Марченко

На берегах Иссык-Куля

– Ну, мать, спасибо тебе, что ты мне хлопца подарила! – это были первые слова Андрея Акимовича, когда он вошёл в свой дом после долгого трудового дня. Хотя и ждали они рождения очередного ребёнка, но жена чувствовала себя с утра прекрасно, вот и полагали, что это произойдёт позже.

Андрей Акимович наклонился к жене и только теперь разглядел розовое личико сына, которого жена, Александра Михайловна, крепко прижимала к себе. Ребёнок спал.

– Спи, сынок! Мы с тобой позже познакомимся.

– Спасибо, родная! – он крепко поцеловал жену. Губами он слегка-слегка коснулся розовой щёчки сына.

– Ты, Акимыч, к ребёнку-то не лезь, да и к жене тоже. Только с улицы, а туда же, обниматься-целоваться. Им сейчас покой нужен, а главное – стерильность, – вмешалась повитуха Лукерья Петровна, искусная помощница при родах.

Всё это происходило на берегу киргизского Иссык-Куля, в селе Ананьево. В те годы мало кто ещё слышал об этом удивительном озере, воды которого насыщены радоном, после купания в нём человек исцелялся от многих недугов. И только в 60-е годы его освоили туристы. А пока новорождённого назвали Мишей, в честь дедушки по материнской линии. И рос Мишка Марченко вольготно и счастливо на берегах чудного озера. Бегал с ребятами на рыбалку, купался, загорал, собирал в горах ближе к осени барбарис и боярышник. Но и по дому помогал: помимо него в семье было ещё пять братьев и две сестрёнки.

В школу Миша пошёл в 1934 году. Учился старательно, но в числе лучших учеников не значился. С пятого класса школьники работали в поле: помогали в посевную, на прополке и уборке урожая. Позже со старшим братом Егором и другими колхозниками ловили рыбу в озере. А рыба там знатная: громадные османы, маринка, чебаки. Сдавали в приёмный пункт, а деньги за неё перечислялись в колхозную кассу. Вот так и жили в далёком горном киргизском селе.

Прибалтийские дни

Известие о начале войны в Ананьево докатилось только через 3-4 дня. Ещё через пару дней приехал представитель областного военкомата, вручил повестки мужчинам. Ушли на фронт отец Михаила и старшие братья – Егор и Григорий. Егор воевал в авиационном полку, погиб в воздушном бою над Кёнигсбергом, а Григорий, работавший до войны трактористом, сражался с гитлеровцами в танковых войсках. В первом бою под Москвой его танк был подбит и горел. Григория спасли наши санитары. С тяжёлыми ожогами он попал в госпиталь, а потом долго лечился. В октябре 1943 года призвали на службу и Михаила.

Попал он в пехоту. Их подразделение первоначально дислоцировалось в Фергане. Одели молодых бойцов в форму, вместо сапог дали им обмотки и ботинки. Приняли присягу и до мая проходили боевую подготовку, причём весьма продолжительную. А потом отправили их в Прибалтику. Немцы там ещё пытались удержаться изо всех сил. В сентябре – ноябре 1944 года войска трёх Прибалтийских и Ленинградского фронтов очистили от фашистов почти всю территорию Прибалтики, разгромив 26 и уничтожив 3 вражеские дивизии, а также блокировав в Курляндии около 38 дивизий противника. Вот и довелось ещё не обстрелянным солдатам дожимать этот самый курляндский котёл.

В сентябре 1944 года Михаилу пришлось освобождать от немцев небольшой хуторок Неглянка. Стоял он на возвышенности, отсюда хорошо просматривались дороги, по которым перемещался противник. Пехотный батальон ещё до рассвета занял лесок неподалёку, чтобы немцы не догадывались об их присутствии на этом участке. Ожидали подхода миномётной роты, которая должна была нанести удар по вражеским позициям. Но миномётчики всё не подходили. Командир не раз пытался связаться со штабом полка, но связи не было. Наконец к ним дозвонился заместитель командира полка майор Сычёв:

– Почему не наступаете?! Из-за вас не можем ввести в бой другие батальоны! Хватит топтаться на месте! Наступайте! – кричал он в трубку. А потом добавил:

– Как пойдёте на штурм, поможем артиллерией!

Старший лейтенант принял решение: идти на штурм хутора тремя волнами, одна за другой, интенсивно обстреливая немцев из автоматов. И вот прозвучала команда: «Вперёд!» Пошла первая волна, в которую попал и Михаил. Бойцы по отделениям выбегали из лесочка и устремлялись вверх по склону.

И здесь немцы открыли такой огонь из миномётов и пулемётов, что наша атака вмиг захлебнулась. Молодые ребята падали на землю и расползались в разные стороны, прячась за бугорки и кустарник. На глазах у Михаила находившийся рядом за небольшим бугорком Петя Степанов вдруг поднялся, бросил автомат и во весь дух помчался вниз по склону, вскинул руки и со всего размаха рухнул на землю. И ещё несколько бойцов попытались скрыться от обстрела в лесу, но не добежали.

В это время ударила наша артиллерия. Огонь был мощный, ураганный. Бойцы хорошо видели, как вверх летели огромные комья земли, стволы изломанных деревьев, брёвна от разбитых укреплений и тела фашистов. Канонада смолкла. Бойцы стали выглядывать из своих укрытий, кто-то поднимался, и здесь опять прозвучала команда: «Вперёд!»

Бойцы опять рванулись вверх по склону, но странно – немцы огонь по ним не открывали. Когда добежали до немецких укреплений, то увидели, что они почти разрушены. Навстречу им с поднятыми руками вышли несколько немецких солдат.

– Это было наше первое боевое крещение, – вспоминал позже Михаил Андреевич.

Обыкновенный пограничник

Наши войска выбили немцев из Прибалтики. Но на этом участие молодых пехотинцев в войне не закончилось. Теперь им предстояла борьба с «лесными братьями», или как они ещё себя называли – борцами за свободу. Эти «борцы» нападали на мирные селения, убивали семьи красных командиров, зверски убивали жителей, сжигали дома.

Пехотный батальон перебросили в район латвийского городка Елгава. Вокруг леса, спокойная и убаюкивающая природа. Но под любым кустом может находиться схрон, в котором скрываются «борцы за свободу». Этих укрытий и сегодня много в тех лесах. Многие соединялись ходами. Выкурить «лесных братьев» из этих укреплений ой как было трудно. Наши части постоянно прочёсывали леса, устраивали засады, выявляли пособников бандитов, но борьба продолжалась ещё и в пятидесятых годах прошлого столетия.

Закончилась война, но сверстники Михаила продолжали службу: её срок в те годы был определён в семь лет. А вот героя этой истории направили для дальнейшего прохождения службы в 43-й пограничный кавалерийский полк МВД. После месячной подготовки солдат отправился в город Термез на юге Узбекистана, рядом с афганской границей. В Термезе он и встретил свою любовь – Катю, работавшую в одной из больниц города. Екатерина Григорьевна во всём помогала своему супругу, значительно облегчая его сложную и беспокойную жизнь. С ней он объехал много гарнизонов, и везде она умела обжиться на новом месте, наладить быт.

Много различных событий происходило на границе в те годы. Из Афганистана часто шли караваны с товарами, вместе с которыми караванщики пытались провезти наркотики, оружие, драгоценности. Многое удавалось пограничникам обнаружить и изъять. Не раз пограничники вступали в схватки с бандитами, пытавшимися прорваться на нашу территорию, да и вражеские агенты-нелегалы под видом простых дехкан стремились просочиться через границу.

Время бежало быстро. Михаил закончил школу сержантского состава в Ташкенте и продолжил службу уже телефонистом, а затем – мастером телеграфно-телефонной службы, начальником телефонной станции. Потом был Таджикистан, 71-й Бахарденский пограничный отряд – уже в Туркмении – и должность замначальника политотдела отряда. А через три года его перевели в Среднеазиатский военный округ. А в 1975 году был восстановлен Прибалтийский пограничный округ, и Михаила с несколькими товарищами направили в Ригу для формирования погранотряда. Он опять был назначен на новую должность – подбирать политсостав округа.

Но и у железных людей в определённое время возникает желание отдохнуть, уделить внимание своему здоровью, семье, пообщаться с внуками, прочитать то, что всегда откладывалось на потом. Вот он в 1980 году и написал рапорт на увольнение. Кадровик долго вертел рапорт в руках, а потом изрёк: «Да ты ещё юнец для пенсии! Всего-то 54 года. Тебе ещё служить и служить как медному котелку. Забирай и никому не говори, что ты его писал. Ведь засмеют!»

Забрал Михаил Андреевич рапорт и продолжил службу. И всё же в 1984 году полковник Марченко Михаил Андреевич вышел на пенсию, проносив погоны 40 лет и 4 месяца. А в 1993 году решил переселиться в Белгород.

Хороший пример

Белгородский совет ветеранов погранвойск с удовольствием принял в свои ряды солдата Великой Отечественной, заслуженного пограничника. Ну а Михаил Андреевич сразу же включился в работу по патриотическому воспитанию молодёжи. Он постоянно бывает в 43-й и 46-й школах, устраивает смотры кадетских классов, рассказывает школьникам о своей непростой, но достойной жизни. А в 2013 году Михаила Марченко наградили Почётным гражданским орденом Серебряной звезды «Общественное признание». А вручил ему этот орден в Москве Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Сын Михаила Андреевича Юрий пошёл по стопам отца, закончил Высшее пограничное командное училище, дослужился до звания подполковника и вышел в запас. А вот старший сын, Владимир, пошёл по иной стезе: до недавнего времени он преподавал математику в Таджикском государственном университете. Да и внук у Михаила Андреевича уже работает в Белгородском технологическом университете имени В.Г. Шухова. Так что хороший пример в нашей жизни многое значит.


для комментариев используется HyperComments