• 63,87 ↓
  • 68,69 ↑
  • 2,45 ↑
16 декабря 2015 г. 16:55:14

Работавший на матчах МХК «Белгород» инспектор рассказал о работе хоккейных судей и оценил нашу команду

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Трус не судит хоккей
Сергей Карабанов. Фото Игоря Гончарова

Арбитры интересуют прессу только тогда, когда они замешаны в каком-то скандале или плохо отработали. Но приезд легендарного бывшего арбитра Сергея Карабанова на матчи «Белгорода» против ярославского «Локо-Юниора» не прошёл незамеченным. Ещё бы: ведь он один из величайших судей в истории российского хоккея. Как для футбола итальянец Пьерлуиджи Коллина.

19 сезонов на высшем уровне; 682 игры, из которых 76 – плей-офф; чемпионаты мира; приз «Золотой свисток» 2000 года имени Андрея Старовойтова, вручающийся лучшему арбитру чемпионата России – всё это на счету нашего собеседника. Сергей Карабанов первым в России отсудил 500 матчей в качестве главного судьи. А карьеру закончил только в феврале этого года игрой Континентальной хоккейной лиги между магнитогорским «Металлургом» и тольяттинской «Ладой». После чего стал инспектором.

«Шайба разбила визор, визором ему нос разрезало, выбило зуб»

– Сергей Анатольевич, как работается в новом качестве?

– Смотрится всё совсем по-другому. Одно дело, когда ты бегаешь, двигаешься, судишь – это одна тема. А когда следишь, смотришь и оцениваешь работу своих коллег – это совсем другое. В первое время было тяжело перестроиться. Сейчас уже всё нормально.

– Из почти 700 матчей, которые вы отсудили, какой первый всплывает в памяти?

– Запомнился мне матч, когда я с двумя переломанными рёбрами откатал игру. Их мне сломал Сергей Гомоляко. Хотя он этого не помнил, а потом, когда услышал об этой истории, то извинился. Это была серьёзная игра, ещё на старом «Ромазане» (арене во Дворце спорта имени Ивана Ромазана – прим. ред.) в Магнитогорске. Во время матча о том, что такую травму получил, даже не думал: казалось, просто удар какой-то был. Отработал на боли. Потом самое тяжёлое было залезать в машину в аэропорте. На заднее сиденье меня засунули. Потом две повязки наложили, обезболивающее дали. Ну и за месяц всё заросло.

– Какие травмы вообще подстерегают хоккейных арбитров?

– Шайбы влетают, клюшки. Бывает, в лицо попадает. Не хочу говорить о своих травмах. Но вот в позапрошлом году в Екатеринбурге судили с Сергеем Кулаковым. И шайба попала ему в лицо. Разбила визор (защиту на шлеме – прим. ред.), визором ему нос разрезало, выбило зуб. В больницу его увезли. Мне пришлось досуживать одному полтора периода.

У меня была ситуация. Года три назад судил плей-офф, Казань («Ак Барс») играла с Омском («Авангард»). И вот в углу площадки Денис Куляш толкнул Алексея Терещенко, и он упал мне на ногу. Я сделал МРТ, и у меня оказался разрыв передней крестообразной связки и мениска. Надо было делать две операции, но в связи с тем что срок восстановления порядка пяти с половиной месяцев, не успевал. Поэтому в Германии заказал жёсткий металлический наколенник. И вот до сих пор и сужу, и в хоккей играю, но без операции.

Всё бывает. Так, в Челябинске защитник бросил шайбу – и попал точно в меня. Недели три был большой чёрный синяк. На то она и игра, и движение. Непредсказуемо, куда пойдёт игра в тот или иной момент.

Фото Игоря Гончарова

Почти 30 лет в судействе

– Как вы в хоккейное судейство пришли?

– С четвёртого класса занимался в хоккейной школе «Крыльев Советов». У нас был спецкласс довольно высокого уровня. Потом закончил с хоккеем из-за травмы. Мениск вырезали. В 1983-м году поступил в центральный институт физкультуры. Там также играл в хоккей и на третьем курсе небезызвестные Леонид Вайсфельд и Алексей Изместьев предложили мне и Александру Черенкову посудить. Вот так с 1985-го и начал судить.

Сначала первенство города, мальчики... Тогда дворцов особо не было. Играли на улице. Сугробы, вьюга... И вот почти 30 лет я в этой теме. Судил разного уровня соревнования. Шесть лет был помощником, а в 92-м лайнсменом поехал в Норвегию на молодёжный чемпионат Европы. Главным был Вайсфельд. В 93-м судил чемпионат мира в Германии, где наша сборная победила. Я дошёл до четвертьфинала, а в 94-м на чемпионате мира в Италии дошёл уже до финала. Играли Финляндия и Канада. Матч был долгим, финны выиграли по буллитам. И после этого Валентин Иванович Козин сказал, что хватит тебе шайбу подавать, пора главным становиться. К тому времени я уже два года в первой лиге главным был. И вот на высшем уровне дебютировал в матче «Металлург» (Магнитогорск) – «Салават Юлаев» (Уфа). Помогали мне Сергей Шлярин и Артём Захаров, который сейчас работает начальником команды в «Красной армии». И вот так потихоньку-потихоньку стал главным.

На этом поприще отсудил две Евролиги, три финала Кубка европейских чемпионов и ещё три молодёжных чемпионата мира и четыре – главным у мужчин. И вот время прошло, стал инспектором. Сейчас это Молодёжная хоккейная лига, Высшая лига, на следующий год надеюсь стать инспектором КХЛ. Также я в Москве главный арбитр Объединённой хоккейной лиги. Черенков занимается другой подобной лигой, и вот мы сидим напротив друг друга в одном кабинете.

«Страсти надо гасить сразу»

– Хоккей – агрессивная игра. Как усмирять страсти на площадке?

– Это зависит от характера судьи. Потому что если ты будешь мягкий и лояльный, то игроки начинают кипеть, поэтому надо принимать какие-то решения. Если ты будешь такие моменты упускать, то всё это может перейти в потасовку, в драку. И желательно это усмирять заблаговременно. Применение правил позволяет держать нить игры в руках. Если ты упускаешь её, то теряешь и контроль над игроками. Это может привести к глобальной потасовке, даже команда на команду.

– У вас такое было?

– Команда на команду нет, а вот 10 на 10, 15 на 15 было. Это в юниорском чемпионате. Там ребята молодые, горячие петушки. Недавно судил в Подольске открытое первенство Москвы. Вот там 14-летние ребята, ЦСКА играл. Пришлось побегать, применить рычаги воздействия, чтобы удержать игру в нормальном русле. Молодым судьям, конечно, тяжеловато. Они начинают волноваться, «плыть». И вот это самое опасное. И тренеры, бывает, кричат друг на друга, игроки заводятся. Всё это может привести к плохим последствиям.

Судьи разнимают хоккеистов на матче Белгорода и Ярославля.
Судьи разнимают хоккеистов на матче Белгорода и Ярославля.
Фото Владимира Юрченко

О белгородцах

– Можете оценить белгородских судей Евгения Пронских и Алексея Майтака?

– Я их достаточно давно знаю по работе в КХЛ. Это очень хорошие лайнсмены, которые имеют определённый авторитет в КХЛ. 7 декабря они отработали на высоком уровне, вопросов к ним не возникло.

– Как вам уровень «Белгорода» по сравнению с другими молодёжными командами?

– Достаточно нормальный, быстро играют. Но «Локомотив» – это «Локомотив». Если бы другая команда была, то была бы совсем другая игра. Ярославцы поменьше, у них и подготовительная работа, и тренировочный процесс по-другому происходят. Игроки знают, что в дальнейшем они будут играть в клубах КХЛ, а возможно и в НХЛ. Поэтому они и готовятся так же. Уровень ваших игроков я бы оценил на четвёрку.

– Вы отсудили сотни игр. Кто из хоккеистов на вас произвёл самое больше впечатление?

– Мне нравятся и работа, и профессионализм Сергея Мозякина, Даниса Зарипова, Алексея Терещенко. Они настоящие профессионалы. Спокойные, уверенные. В своё время мне нравился Сергей Гомоляко. Про Павла Дацюка все знают прекрасно. Я судил матчи с его участием. И очень давно – Вячеслава Фетисова. Это разносторонние, эрудированные хоккеисты, которые могут внести неразбериху в рядах игроков своими нестандартными действиями. С такими, как правило, персонально играют один-два игрока.


для комментариев используется HyperComments