• 58,71 ↓
  • 69,40 ↓
  • 2,14 ↓
27 февраля 2017 г. 18:03:23

Белгородец Евгений Дроботов хотел взять на работе отпуск по уходу за ребёнком, а его за это уволили

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Как рабочий научил руководителей предприятия уважать закон
Фото с сайта hydrologic.ru

Между тем, в соответствии со статьёй 256 Трудового кодекса РФ, он имел право на такой отпуск. Вот как развивалась дальше эта история с незаконным увольнением.

Уйду в декрет

Дочке Дроботовых было 2,5 года, когда на семейном совете решили, что в декретный отпуск должен уйти папа.

«До этого времени с дочкой сидела жена, но ей предложили повышение по службе и увеличение зарплаты, – рассказывает Евгений Дроботов. – Мы решили, что для семейного бюджета выгоднее будет заработная плата жены, нежели моя».

К тому времени отец семейства уже полтора года работал наладчиком оборудования в ЗАО «Аэробел».

«За пару дней до того, как пойти в отдел кадров предприятия с заявлением на отпуск, я предупредил своего мастера. Посчитал, что будет правильно, если руководство заранее узнает о моих намерениях».

Однако Дроботов и не предполагал, во что выльется его законное требование об отпуске по уходу за ребёнком.

Приказано уволить

По словам Дроботова, когда он в сентябре 2016 года пришёл в отдел кадров с просьбой оформить отпуск, то получил решительный отказ. Кадровики объяснили, что директор производства Дмитрий Зимин распорядился вместо отпуска по уходу за ребёнком найти любые причины, чтобы уволить его по статье.

В тот день, кстати, Дроботов договорился со знакомыми, чтобы те пару часов присмотрели за дочерью, пока он решит на работе вопросы. Но вернулся Евгений Климович за ребёнком лишь поздним вечером.

Фото с сайта sskemekli.com

«В отделе кадров меня послали к мастеру, у которого я якобы должен получить разрешение. Потом ещё по разным кабинетам, которые при моём появлении оказывались запертыми. Сотрудники администрации явно игнорировали мои просьбы об оформлении необходимых документов на отпуск, – вспоминает Дроботов. – А рабочий день заканчивался».

На это, по словам Евгения, и рассчитывали кадровики:

«Так как законно уволить меня по статье не могли, хотя директор этого требовал, сотрудники отдела кадров решили бойкотировать мои требования до конца рабочего дня. А после со спокойной душой уволить меня за прогул. На рабочем месте не был да и бумаги на отпуск, мол, не оформил».

Понимая, что стучаться в запертые двери бессмысленно, Дроботов пошёл к директору Зимину.

Жалуйся кому угодно

«Зимин потребовал отдать ему заявление на отпуск и убираться восвояси. Но и я не лыком шит: сперва, мол, зарегистрируйте, как положено, заявление. В ответ директор заявил, что меня уволят по статье, а жаловаться я могу кому угодно. Мне это надоело, и я ушёл», – рассказал Евгений Дроботов.

Разговор с директором, кстати, он записал на мобильник. Заметив это, Зимин попытался вернуть рабочего, чтобы уладить конфликт.

«На улице меня догнала заместитель директора и предложила написать заявление об увольнении по собственному желанию. Если честно, то у меня уже не было моральных сил сопротивляться учинённому администрацией предприятия беззаконию. Тем более что всё чаще названивали знакомые с просьбой забрать от них дочку, оставленную с утра на «два часа».

Фото с сайта idpo12.ru

На следующий день, как рассказал Евгений Климович, он успокоился, проанализировал ситуацию и решил отстаивать свои права в суде.

«Закон един для всех. Будь ты директор или рабочий», – в сердцах вспоминает Дроботов.

Сам уволился

В исковом заявлении Дроботов просил признать увольнение незаконным, восстановить его на работе в прежней должности и взыскать с ответчика 57 тыс. 536 рублей – заработок за время вынужденного прогула, а также компенсацию морального вреда 15 тысяч и столько же – расходы на представителя в суде.

«В Свердловский районный суд Белгорода, который рассматривал мой иск, я предоставил видеозапись моего общения с работниками отдела кадров и с директором, – говорит Дроботов. – Потому что искренне считал, что суд признает их содержание психологическим давлением и принуждением меня уволиться по собственному желанию».

Однако районный суд отказал Дроботову в удовлетворении иска и вот как обосновал это решение:

«Материалы дела не содержат доказательств относительно обстоятельств, подтверждающих факт психологического воздействия на истца с целью его увольнения по собственному желанию. Попытка избежать увольнения по порочащим основаниям путём использования права на подачу заявления об увольнении по собственному желанию и последующее расторжение трудового договора само по себе не может являться подтверждением оказания давления на работника со стороны работодателя. В совокупности исследованные доказательства свидетельствуют о совершении истцом последовательных действий с намерением расторгнуть трудовой договор по собственному желанию».

Проще говоря, никто, по мнению суда первой инстанции, на Дроботова не давил и уволился тот добровольно. А следовательно, ни о каком нарушении закона со стороны администрации предприятия речи быть не может.

Апелляция

«Как же так? – думал я. – Мало того что нарушили моё законное право, обругали, истрепали нервы, так ещё и суд встал на сторону работодателя, – вспоминает Евгений Дроботов. – Хоть и тяжело было, но я принял решение идти до конца и добиться справедливости».

Он подал жалобу в областной суд. Изучив материалы дела, судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда пришла к иному выводу:

«Судом не было учтено, что истец не мог передать заявление на отпуск по уходу за ребёнком в связи с отказом работодателя оформить принятие данного заявления (т. е. расписаться в получении). Таким образом, вопреки требованиям закона работодатель необоснованно уклонился от принятия у истца заявления о предоставлении отпуска по уходу за ребёнком. Указанное обстоятельство с очевидностью свидетельствует о нежелании работодателя в конечном итоге предоставлять такой отпуск отцу ребёнка».

Таким образом, увольнение Дроботова было не добровольным и обусловливалось неправомерными действиями работодателя. То есть законных оснований для его увольнения по собственному желанию не имелось.

Апелляционная инстанция отменила решение Свердловского районного суда, Дроботов был восстановлен на работе, и в его пользу надлежало взыскать 134 тыс. 527 рублей заработной платы за вынужденный прогул, 5 тысяч компенсации морального вреда и 8 тыс. судебных расходов. Кроме того, администрация предприятия обязана выплатить 4 тыс.и 490 рублей 54 копейки пошлины в бюджет муниципального образования «Город Белгород».

«Буквально на следующий день после рассмотрения апелляции меня пригласили на «Аэробел» и выплатили все деньги, – рассказал Евгений Дроботов. – Сейчас, естественно, я там не работаю, но мои бывшие коллеги рассказывали, что администрация стала намного вежливее вести себя с работниками предприятия».


Что говорит законодательство

Согласно ст. 256 Трудового кодекса РФ, по заявлению женщины ей предоставляется отпуск по уходу за ребёнком до достижения им возраста трёх лет. Порядок и сроки выплаты пособия по государственному социальному страхованию в период указанного отпуска определяются федеральными законами.

Отпуск по уходу за ребёнком может быть использован полностью или по частям также отцом ребёнка, бабушкой, дедом, другим родственником или опекуном, фактически осуществляющим уход за ребёнком.
По заявлению женщины или лиц, указанных в ч. 2 настоящей статьи, во время нахождения в отпуске по уходу за ребёнком они могут работать на условиях неполного рабочего времени или на дому с сохранением права на получение пособия по государственному социальному страхованию.

На период отпуска по уходу за ребёнком за работником сохраняется место работы (должность).

Отпуск по уходу за ребёнком засчитывается в общий и непрерывный трудовой стаж, а также в стаж работы по специальности (за исключением случаев досрочного назначения трудовой пенсии по старости).


для комментариев используется HyperComments