• 66,42 ↓
  • 75,22 ↓
  • 2,39 ↓
26 ноября 2018 г. 17:26:44

О жизни и работе на шестом континенте полярник рассказал «БелПрессе»

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Как подружиться с пингвинами. Староосколец Дмитрий Емельянов год прожил в Антарктиде
Дмитрий Емельянов с пингвином. Фото из личного архива

Емельянов точно знает, какое расстояние от станции Новолазаревская до родного города. По прямой – 13 735 км. Указатель на верстовом столбе он прибил сам.

Холодильник Земли

«Люблю путешествовать, поэтому и поступил в Воронежский госуниверситет на геологический факультет, стал геофизиком. Мои путешествия начались с рабочих поездок. Производственную практику проходил на Чукотке, где мы занимались полевыми геофизическими работами.

Однажды к нам на лекцию пришёл сейсмолог Александр Савенков (на тот момент участник двух экспедиций – прим. авт.). Показал презентацию об Антарктиде, о том, что исследованиями полюсов земли занимается Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт, который находится в Санкт-Петербурге. Александр Владимирович рассказал, что есть возможность поработать в качестве геофизика. Меня это заинтересовало, но отправиться сразу после университета не решился. После вуза служил в ВВС в Ростове-на-Дону. Затем на три года отправился на вахту в Западную Сибирь исследовать нефтяные и газовые месторождения.

В 2015-м решил узнать, как попасть в Антарктиду. Геофизиком устроиться, к сожалению, не получилось, так как специалистов уже набрали. Меня направили к человеку, который занимается оптическими исследованиями. Как раз нужен был кандидат в 62-ю антарктическую экспедицию. Раньше я с этой областью науки не сталкивался, поэтому пришлось пройти дистанционное обучение. Позже в Санкт-Петербурге приступил к практическим занятиям. Наблюдения на станции ведутся круглый год, и зимовать туда отправляются на год. В конце марта 2017-го я уже был на месте, а в апреле этого года вернулся домой. С заходами и стоянками в разных портах на судне «Академик Трёшников» до Санкт-Петербурга плыли два месяца».

 

  • В Антарктиде на полярной станции.

  • В Антарктиде на полярной станции.

Потепление идёт

«Основное моё занятие на станции – съёмка пепельного света Луны (свет, отражённый от Земли на неосвещённую Солнцем часть Луны) через специальные светофильтры с помощью телескопа. Наблюдения эти ведутся для определения глобального альбедо Земли (процентное отношение отражённой от поверхности солнечной радиации к поступившей – прим. авт.).

Также снимал полярные сияния разными способами, фиксировал зоревые явления во время закатов и рассветов на спектрорадиометр, делал снимки эффекта гало от Солнца и Луны. Также для определения прозрачности атмосферы перед началом работы с Луной делал пробные снимки Сатурна, Юпитера и двойных звёзд. Не скрою, сначала было тяжело вникнуть, но потом с удовольствием ходил в свою мини-обсерваторию.

О заключениях учёных насчёт глобального потепления ничего сказать не могу. Поделюсь разве что тем, что сам видел. Недалеко от нашей станции на камнях мы нашли метки о расположении континентального ледника в прежние годы, и по ним видно, что со временем в этом месте он становится меньше. В то же время на станции «Мирный» – с другой стороны материка – зафиксирован прирост ледника.

Проблема истончения озонового слоя в атмосфере, думаю, всем известна. Каждый год в августе над Антарктидой появляется озоновая дыра, а в декабре исчезает. В это время солнечная радиация легче проникает в атмосферу, и, если не прикрывать лицо, можно легко обгореть до волдырей за очень короткий промежуток времени».

 

  • В Антарктиде на полярной станции.

  • В Антарктиде на полярной станции.

Жить можно!

«Каждому члену экспедиции предоставляют отдельную комнату в одном из домов. Зимой на станции живёт около 30 человек, летом – 50. Обогревается всё обычными электроотопительными приборами, у меня в комнате их было три. Сильные морозы здесь редкость, в основном дуют мощные ветра, бывало, порывы достигали 40 м/с. Поэтому даже при –20 °C и ветре 20 м/с приходилось спать под двумя одеялами и с включёнными обогревателями. Ещё одна сложность – очень сухой климат. Влажность воздуха –всего 15–20 %. Вешали мокрые покрывала, чтобы легче было дышать.

Продукты для полярников привозят суда, а с корабля на станцию доставляют вертолётом вместе со сменой состава. Кое‑что везут из Санкт-Петербурга, кое‑что – из Германии, часть товаров закупают в Кейптауне (ЮАР). Продуктов хватает. Свежие фрукты и овощи, как правило, съедали в начале зимовки, чтобы они не успели испортиться. Остальное время мы ели только замороженное и консервированное, исключение – картошка, капуста, лук (они долго хранятся). Немного фруктов доставляли самолётом во время антарктического лета – с ноября по март, когда работает аэродром. Знаете, что в Антарктиде считают деликатесом? Яичницу или омлет, их готовили только по воскресеньям.

В свободное время мы посещали спортзал, играли в настольный теннис. Суббота и воскресенье – банно-прачечные дни. Раз в месяц выпадало дежурство по камбузу. При хорошей погоде я с друзьями путешествовал по оазису (участки, свободные от снега и льда – прим. авт.). Маленький клочок земли, где можно увидеть всегда что‑то новое: реки, озёра, водопады, ледяные пещеры, красивые камушки. Как‑то вдвоём с магнитологом Фёдором Мохнаткиным отправились в поход в оазис Ширмахера, почти за сутки прошли 50 км. Устали, но получили массу новых впечатлений».

 

  • В Антарктиде.

  • Полярное сияние.

Пингвины в гости к нам

«Что заставляет пингвинов отправляться вглубь материка неизвестно. От побережья наша станция находится в 80 км, но некоторые пингвины Адели доходят и до нашего аэродрома, а это ещё плюс 12 км. Высотой эти удивительные птицы в чёрных фраках сантиметров 35–40. И вот они, по одному, по двое, идут к людям. С одним из них мы, можно сказать, подружились. Правда, сначала он бегал от нас, боялся, потом мы догадались присесть, чтобы быть вровень с ним, и он успокоился. Трогать и гладить себя не даёт, рычит, клюётся, сразу перья дыбом. Эти птицы так забавно бегают, неуклюже прыгают по камням, по снегу на животе катаются. Наблюдать за ними можно целый день, и не надоест.

Полярное сияние – самое красивое природное явление, которое я видел. Нам повезло, в начале сентября зафиксировали крупнейшую за 12 лет вспышку на Солнце. А через два дня у нас тут такое началось. Всё небо сверкало невообразимыми красками: зелёными, жёлтыми, фиолетовыми, белыми, бордовыми. Такую богатую гамму цветов никаким фотоаппаратом не снимешь. Картинки настолько быстро менялись: вспыхнет и здесь же погаснет, тут же опять загорится.

Дух захватывает от купания в ледяных озерах и водопадах, когда заскакиваешь под струи водопада или в озеро. Вода +2 °C. Кругом снег, лёд, камни, а мы ныряем! Выскочишь быстренько, вытрешься полотенцем, побегаешь вокруг – и ты в норме. Не всегда удавалось искупаться: когда уровень воды падал, водопад превращался в маленький ручеек, затем вовсе замерзал».

Что дальше?

«Побывав в Антарктиде, я понял, насколько многообразен мир, как много я ещё не видел. Просто сидеть дома и ежедневно ходить на работу – не для меня. В жизни мне повезло с профессией. Я могу совмещать работу и путешествия. Туристы десятки тысяч долларов платят, чтобы съездить в Антарктиду. Там для них построены специальные гостевые домики, русская баня. А мне ещё и зарплату платят. А в промежутках между экспедициями – новая, 64-я, намечена на март 2019-го – я ещё успеваю поработать геофизиком на Игнялинском нефтегазоконденсатном месторождении в Иркутской области».


для комментариев используется HyperComments