• 57,47 ↓
  • 67,56 ↓
  • 2,16 ↓
31 июля 2017 г. 13:52:21

27 июля в бизнес-пространстве «Контакт» рассказывали об ошибках восприятия и когнитивных искажениях

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Как мозг нас обманывает. Выдержки из лекции Аси Казанцевой для белгородцев
Ася Казанцева ведёт лекцию. Фото Анны Бессоновой

Можно ли не заметить, если неожиданно подменили человека, с которым вы разговаривали? Почему люди с шизофренией невосприимчивы к некоторым оптическим иллюзиям? Как нарисованные глаза помогают вести себя приличнее? На лекции научной журналистки «БелПресса» записала интересные аспекты восприятия реальности.

Смотрим, но не видим

«Когнитивные психологи Дэниел Саймонс и Дэниел Левин провели в 1998 году эксперимент в Корнеллском университете. Гости кампуса просили проходящих мимо людей показать, как им попасть в нужное место. Пока чужак разговаривал с местным, между ними бесцеремонно проходили двое мужчин, несущих дверь. Перерыв в беседе длился всего несколько секунд, но за это время один из грузчиков менялся местами с чужаком. Когда дверь проносили, обитатель кампуса оказывался лицом к лицу уже с совсем другим собеседником, который как ни в чём не бывало продолжал разговор.

Когда Саймонс и Левин планировали этот эксперимент, то обратились к студентам-психологам с вопросом, можно ли не заметить, что обратился сначала один человек, а потом вдруг начал разговаривать другой? Большинство студентов были уверены, что это совершенно невозможно.

В итоге подмену заметили только семеро из 15 участников эксперимента. У людей спрашивали: «Вы не заметили ничего странного?». Если человек говорил, что не заметил, его спрашивали: «А вы не заметили, что одного человека заменили на другого?». Интересно, что нашёлся один испытуемый, который вначале сказал, что не заметил ничего странного, а потом добавил, что подмену человека он видел, конечно.

Саймонс и Левин подходили и к пожилым, и к молодым людям. Они подсчитали, что все восемь человек, которые не заметили подмены, были старше 50 лет, а люди, которые спрашивали у них дорогу, выглядели лет на 30. Все, кто был молод, подмену заметили.

 

Эксперимент Саймонса и Левина.
Эксперимент Саймонса и Левина.
Фото с сайта http://scienceblogs.com

Этот факт можно объяснить по‑разному. С одной стороны, можно допустить, что пожилые люди менее внимательны. Однако психологи предположили, что дело может быть в том, что когда к нам подходит человек, мы его относим к какой‑то социальной группе. Если это наша социальная группа, например, студент встречает студента, то у него будет больше шансов обратить внимание на индивидуальные отличия. Если же вы профессор, то для вас все студенты на одно лицо.

Во второй серии эксперимента Саймонс и Левин подходили уже только к молодым прохожим. На этот раз незнакомцы были одеты не в обычную одежду, которую носят студенты, а в спецодежду для дорожных рабочих, с касками на головах. У одного на каске была надпись, у другого – нет. Свитер у одного был чёрный, у другого – голубой. «Дорожников» увидели 12 студентов. Из них только четверо заметили подмену после пронесённой мимо них двери.

В выводах эксперимента учёные отметили, что для нас очень важна категориальность мира. Когда мы относим объект к какой‑то посторонней категории, например к категории дорожных рабочих, то дальше мы видим не человека, не индивидуальность, а некоего представителя группы».

Вогнутая или выпуклая?

«Есть знаменитый эксперимент с оптической иллюзией – вращающейся маской. Это трёхмерная пластиковая маска Чарли Чаплина. Мы смотрим, как она поворачивается, и в какой‑то момент с нашим восприятием происходит нечто довольно странное.

 

 

Многие не могут увидеть эту маску вогнутой. Они продолжают видеть её выпуклой даже в тот момент, когда она повернулась. Обратите внимание, что если бы на месте маски была кастрюля, то с ней у вас не возникло бы никаких проблем. Более того, даже со сложным трёхмерным объектом у вас не было бы проблем. Главное, чтобы это было не лицо, а что‑нибудь более абстрактное.

В норме мы реагируем на распределение света и тени. Мы все привыкли, что если что‑то выступает, то оно должно выглядеть более светлым, и если что‑то находится во впадине, то оно должно выглядеть более тёмным просто в силу того, что так падает солнечный свет. Обычно этого достаточно, чтобы понять, выпуклый объект или вогнутый.

Но в случае с маской на первый план выступает другой аргумент. У нас с вами есть предшествующий опыт, есть много лет наблюдения за человеческими лицами. Мы видели их с разных сторон, и они всегда были выпуклыми. Мозг думает, что вогнутых лиц не может быть никогда.

Иллюзии с тенью и светом довольно активно используют в реальной жизни, например в военном камуфляже. Вы можете все выступающие части, которые должны выглядеть светлее, покрасить в тёмный цвет, а все вогнутые части покрасить в светлые цвета. Тогда, если это танк, который собираются подбить с самолёта, то потенциальному противнику будет сложно угадать, что это вообще танк, потому что это какая‑то очень странной формы фигура.

То же самое используется в косметологии. Если у кого‑то большой нос, и человек от этого комплексует, то нос можно мазать более тёмным тональным кремом, чем остальное лицо, чтобы он казался меньше. Если же у кого‑то морщины, то в их глубине можно нарисовать белую полосу и тогда они не будут казаться вогнутыми».

 

Фото Анны Бессоновой

Мозговой диалог

«В мозге есть некоторые аналитические области, которые сопоставляют интенсивность сигналов в пользу одного или другого решения и на основании этого выносят итоговое решение. Этот процесс интенсивно изучают специалисты по нейроэкономике – науке о том, как мозг принимает решения (необязательно финансовые, но и их том числе, потому что их удобнее всего изучать).

Положим людей в томограф и будем предлагать им путём нажатия на кнопки покупать разные вещи: выгодные, которые стоят недорого и приносят пользу, или невыгодные, которые стоят недёшево. При этом будем наблюдать, что у людей происходит в мозге, и узнаем, что во время принятия решения о любой покупке у нас на одном плече сидит чёртик, а на другом – ангелочек. Один говорит: «Давай купим!», другой наоборот.

Чёртика зовут прилежащее ядро. Это наш центр удовольствия, расположенная глубоко в мозге зона. Если в неё вживить электрод, то вы будете счастливы всю оставшуюся жизнь, но, к сожалению, не захотите делать больше ничего, кроме как нажимать на кнопку, стимулирующую этот электрод. В остальном прилежащее ядро нужно для того, чтобы мы получали радость от тех решений, которые мы приняли или собираемся принять. Чем активнее ядро, тем сильнее мы довольны.

И вот вы лежите в томографе и видите, например, фотографию кофточки. Кофточка красивая, вы её хотите, и ваше прилежащее ядро посылает сигналы вышерасположенным отделам мозга, в частности прифронтальной коре, которая должна принять решение о покупке.

С другой стороны у вас есть ангелочек – амигдала. Это ещё один подкорковый центр, который занимается отрицательными эмоциями: страхом, тревожностью, предвкушением проблем. Она тоже подаёт импульсы с разной частотой, в зависимости от того, сколько проблем предвкушает. Если, например, кофточка стоит 5 000 рублей, а у вас зарплата через две недели и осталось 6 000, то амигдала вам сообщит, что вообще‑то покупать кофточку – это плохая идея, потому что вы останетесь без еды. Чем более это плохая идея, тем интенсивнее амигдала посылает сигналы

Прифронтальная кора взвешивает, откуда пришло больше импульсов. И в конечном итоге, например, покупает кофточку.

 

Фото Анны Бессоновой

Амигдала и прилежащее ядро не умеют думать в долгосрочной перспективе. Они могут оценивать только конкретную кофточку, но не способны оценить привычку покупать кофточки. Зато прифронтальная кора может это оценить. Со своей стороны она может обратиться обратно вниз. Если она думает, что всё время покупать кофточки – это плохо, то может прислушаться к сигналам от амигдалы. Если кора считает, что вам ничего не угрожает, потому что родители вам помогут с кофточкой и со всем остальным, то она больше обращается к прилежащему ядру.

В мозге постоянно происходит двусторонний диалог между нижерасположенными отделами, которые собирают какую‑то информацию о мире, и вышерасположенными отделами, которые имеют какое‑то мнение по поводу происходящих событий и сообщают вниз, какое решение принимать.

Это касается и восприятия. Воспринимаем что‑либо мы тоже с учётом предшествующего опыта. Здесь я возвращаюсь к истории про вогнутую маску. Если кто‑то может увидеть лицо вогнутым, то имеет смысл сходить к психотерапевту, потому что это симптом, который довольно часто проявляется при шизофрении».

Большой брат смотрит на тебя

«Есть феномен того, что мы начинаем вести себя приличнее, когда на нас смотрят. Это стремление настолько глубоко, что распространяется даже на те ситуации, когда на нас смотрят нарисованные глаза. Один из экспериментов на эту тему провела психолог из университета Ньюкасла. На кухне университета лежали чайные пакетики, стояли молоко и кофе, а также висело объявление: «Если вы взяли что‑то из этого, положите деньги в коробочку». Люди часто денег не оставляли.

Психолог повесила картинку с цветочками рядом с объявлением. На следующей неделе она распечатала картинку с глазами, повесила там же. Потом меняла по очереди картинки. Эксперимент показал, что когда висят глаза, люди оставляют больше денег в коробочке.

 

Как менялось количество денег за молоко в зависимости от картинки в кухне.
Как менялось количество денег за молоко в зависимости от картинки в кухне.
Фото с сайта http://rsbl.royalsocietypublishing.org

Это широко используется в повседневной практике, в местах, где нужно, чтобы люди вели себя прилично. Там вешают, например, зеркала, чтобы хотя бы ваши собственные глаза на вас смотрели, или рисуют большое граффити с глазами. Если на велопарковке нарисовать глаза, то там начинают меньше воровать велосипеды».



Справка. 30-летняя Ася Казанцева – нейробиолог по профессии, научный журналист, популяризатор науки и блогер. Написала книги «Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости» и «В интернете кто‑то не прав! Научные исследования спорных вопросов».

В 2008 году Ася начала работать в научно-популярной программе «Прогресс» на «Пятом канале», где вместе с коллегами создавала видеосюжеты об актуальных проблемах биологии и медицины. После работала на сайте Strf.ru, в «Программе на будущее» на канале «Наука 2.0», писала для различных изданий, работала шеф-редактором журнала «Здоровье».

Несколько лет Казанцева выступает в разных городах и странах бывшего СССР. На своих лекциях сложные научные факты и теории она излагает простым и понятным языком.

В 2014 году получила премию «Просветитель» в номинации «Естественные и точные науки» и победила в народном голосовании за лучшую научно-популярную книгу.


для комментариев используется HyperComments