• 58,46 ↓
  • 69,18 ↓
  • 2,18 ↓
4 ноября 2017 г. 11:45:36

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Из свидетелей в потерпевшие. Белгородец обвинил московских полицейских  в жестоких избиениях и пытках
Дмитрий Михайлов. Фото из личного архива

История, случившаяся в начале месяца, уже наделала много шума. Белгородец Дмитрий Михайлов, привлечённый в качестве свидетеля и увезённый полицейскими в Московскую область, с тяжёлыми травмами попал в больницу, где сейчас проходит лечение.

Кроме множества гематом и обожжённых ушей у белгородца повреждены нервы на руках. Правая рука практически не работает. Левая не работает на треть. Михайлов сообщил, что подвергся пыткам и избиению в Бронницком отделе полиции Московской области. Что случилось с Дмитрием и почему он оказался в столь плачевном состоянии, теперь разбираются следователи Следственного комитета.

Увезли в неизвестном направлении

Мама избитого белгородца Татьяна Михайлова рассказала о том, как забирали её сына московские полицейские:

«Ко мне приехали три человека. Один из них представился старшим группы и назвал свою фамилию – Блохин. Когда я попросила документы у остальных, Блохин сказал, что этого не требуется и хватит его документов как старшего группы. Он сразу спросил про мою машину, на которой ездил сын. Я ответила, что машина продана была ещё в июне. Блохин ответил, что машина до сих пор на меня числится. Я была удивлена. Потом уже узнала, что мне соврали и машина была переоформлена сразу после купли-продажи. Потом мне сказали, что на моей машине было совершено преступление. Я ответила, что такого не может быть, и сказала, что на машине ездил старший сын Дима. Вместе мы поехали к нам. Они сказали, что Диму опросят в качестве свидетеля. Сидели у нас. Пили кофе. Блохин шутил постоянно. Говорил, что бить не будут. Это, мол, у вас в Белгороде бьют, а там не бьют. Потом забрали Диму и увезли. После чего сын пропал».

Дмитрий Михайлов.
Дмитрий Михайлов.
Фото предоставлено семьёй Михайловых

Не было больше суток

О дальнейших событиях рассказал председатель совета БРОО «Ассамблея народов России» Набигулла Багамаев:

«5 октября в правовой центр содействия защите прав и свобод человека и гражданина «Родина и честь» обратилась мама Дмитрия. Она рассказала, что дома у них провели обыск. Показали им протокол привлечения в качестве свидетеля её сына и забрали его в Москву. Я как раз был в Москве. И с утра вместе с адвокатом мы приехали в Раменский отдел, куда в 6.00 должен был быть привезён Михайлов. Ждём с шести до девяти. Нет Михайлова. Обед. После обеда. Следователь, к которому его должны были привезти, говорит: нету его, пока ждём. Проходят сутки – нету. Пропал человек. Идут вторые сутки. Мы уже начали паниковать. Стали в отделе возмущаться и требовать ответа. Меня и адвокатов стали выгонять. Я начал звонить в управление собственной безопасности, в ФСБ, в дежурные части. И только после этого Михайлова привезли. Как позже оказалось, привезли его из Бронницкого УВД, уже избитым. В ужасном состоянии. Он левой рукой расписался под каким‑то протоколом, потому что правая не работала. Ему дали тысячу рублей на дорогу и вышвырнули на улицу».

Состояние Дмитрия было действительно ужасающим. Всё тело в гематомах. Обездвижены руки. Ожоги на ушах и по всему телу. Адвокату Михайлов рассказал, что его подвешивали, надевали на голову пакет и противогаз. Избивали. Жгли уши. Пытки, по словам потерпевшего, прекратились только тогда, когда он согласился подписать протокол. Что в этом протоколе, избитый, искалеченный мужчина не знает до сих пор. Но что самое странное, от Дмитрия требовали не признания его вины, а оговорить… родного брата Александра!

Дмитрий Михайлов.
Дмитрий Михайлов.
Фото предоставлено семьёй Михайловых

Проверка

Сейчас Дмитрий находится на лечении во второй городской больнице. По словам его матери, правая рука так и не работает из‑за повреждённых нервов. И восстановится ли она – не может сказать никто из врачей.

«Правая рука висит как плеть. И врачи пока никаких прогнозов не дают. Защемление нервов. Его когда подвесили на швабре, то били по локтям. А когда со швабры сняли, он упал и сразу не смог руки поднять. Его стали пинать и заставляли встать. Но он уже не мог этого сделать. И тогда ему разрешили руки, закованные в наручники, вперёд перевести. Руки к тому моменту уже не работали», – рассказала Татьяна Михайлова.

Набигулла Багамаев помог пострадавшему Михайлову обратиться в Следственный комитет, прокуратуру и службу собственной безопасности. В пресс-службе Следственного управления СК России по Московской области нам пояснили, что сейчас по обращению Михайлова проводится доследственная проверка.

А вот в пресс-службе УМВД России по Московской области комментировать ситуацию отказались и потребовали письменного запроса.

Дмитрий Михайлов.
Дмитрий Михайлов.
Фото предоставлено семьёй Михайловых

Странности и несостыковки

Что самое удивительное в этой ситуации, в деле Михайлова изначально огромное количество несостыковок и странностей. Уже после того как Дмитрий обратился в Следственный комитет и стали смотреть видео на камерах наблюдения, выяснили, что полицейские приехали с замазанными номерами на автомобиле. А перед въездом в Московскую область номера вообще сняли. Ещё одна странность – брата Дмитрия, которого и требовали оговорить полицейские, даже в качестве свидетеля не привлекли. Теперь с этими странностями будут разбираться следователи Следственного комитета.

«С нами семь часов следователь разговаривал, – вспоминает Татьяна Михайлова. – Сын всё подробно рассказал. Про то, как его били, как истязали. Что за швабра, кто во что был одет. Следователь сказал, что каждая мелочь важна. Правда, мы их даже по именам не знаем. Только одного сын знает, звали Ярославом».


для комментариев используется HyperComments