• 66,38 ↓
  • 75,23 ↓
  • 2,42 ↓
25 января 2018 г. 17:51:36

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Из обыденного в живописное. «Мастера Белогорья» открыли выставку «Резцом и кистью»
Фото Владимира Юрченко

Как в бересте распознать массивного гиппопотама или затаившуюся сову? Сколько времени уходит на то, чтобы вырезать из липы шкатулку? Почему у каждого художника должна быть своя знаковая работа? Ответы на эти и другие вопросы знают белгородские мастера, представившие свои работы на групповой выставке «Резцом и кистью».

Её экспонируют в Белгородском государственном центре народного творчества. На выставке – больше ста работ членов региональной общественной организации декоративно-прикладного искусства и народных художественных промыслов «Мастера Белогорья».

Знаковая – одна

Семь из них – картины педагога дополнительного образования Белгородской станции юных натуралистов, члена Союза педагогов-художников Юрия Гусева.

На станции юных натуралистов Юрий Викторович занимается с воспитанниками творческого объединения «Изобразительный мир Белогорья», обучая их рисунку, лепке, востребованным в последнее время резьбе по дереву и художественному выжиганию. Сам художник писать картины тоже начал ещё в детстве.

Сегодня Юрий Гусев отдаёт предпочтение пейзажу, натюрморту и особенно портрету. Рисует животных, признавая их прекрасными не только внешне.

Какое‑то время Юрий Викторович жил в Германии, где тоже писал. Разницу между немецкими и российскими пейзажами с профессиональной точки зрения определяет так:

«Русские пейзажи богаче, красивее, интереснее. Там – пески и сосны кое‑где, а в основном, как говорят художники, открытый горизонт».

Рассказывая о представленных в экспозиции работах, Юрий Гусев отмечает одну, по его мнению, знаковую – «Свят, свят Белогорье».

«Знакова она тем, что подчёркивает любовь к родному краю», – отметил художник.

Можно писать пейзажи, а можно таким образом сообщать зрителю нечто большее, считает он.

 

Юрий Гусев.
Юрий Гусев.
Фото Владимира Юрченко

Деревянное зодчество

Девушку-резчика по дереву встретишь реже, чем занимающегося таким же ремеслом представителя сильной половины человечества. Тамара Джаловян из шебекинского села Муром науку резьбы по дереву осваивает почти восемь лет. После колледжа она заочно учится в Белгородском государственном институте искусств и культуры. В работе использует в основном липу: она мягче и работать с ней легче. Одну шкатулку, говорит мастерица, делает в среднем за неделю.

Работы Игоря Куканова так и хочется назвать деревянным зодчеством в миниатюре. Настолько художественно и подробно сделан им каждый элемент избы-пятистенки, рядом до мельчайших деталей скрупулёзно воспроизводит мастер деревенский быт: мётлы, дровишки, снятые, надо полагать, с телеги колёса, колодец. Не лишены изящества даже скворечники. Лишь человек, близко знакомый с жизнью глубинки, может изобразить её так подробно.

Игорь Куканов – офицер запаса, ему приходилось бывать в крошечных и удалённых от столицы сёлах. Да и корни крестьянские, говорит мастер: родственники живут в Рязанской и Московской областях. Так что всё вот оно, перед глазами.

Работать с деревом Игорь Петрович начал 25 лет назад. Офицерская семья часто переезжала на новые места, вселяясь в общежития или квартиры. Быт приходилось налаживать заново, дополнять интерьер плодами собственного труда – полочками, столиками. Когда вышел на пенсию, своим увлечением занялся вплотную.

«Некоторые говорят, что это по наследству у меня пошло – отец, когда вышел на пенсию, тоже работал с деревом. А может быть, есть такие зачатки у каждого, но сокрыты где‑то глубоко», – рассказал мастер.

 

Игорь Куканов.
Игорь Куканов.
Фото Владимира Юрченко

В 2000 году Игорь Куканов с семьёй переехал в Дубовое. Он говорит, что больше времени уходит на разработку замысла, а не на саму работу. Часто идеи приходят со стороны:

«Советуют, что и как сделать чаще женщины, чем мужчины. У них, я заметил, фантазия больше развита. Я предложения обдумываю и воплощаю».

Чаще всего мастер работает с дубом, сосной, орехом, грушей. Красивая текстура вообще у всех фруктовых деревьев, говорит он. Поделился секретом: готовую работу изнутри покрывает морилкой на водной основе, снаружи – обычной. Так готовое изделие становится устойчивым к перепадам температур и осадкам.

С сучками и задоринками

Когда смотришь на работы народного мастера Белгородской области, члена Творческого Союза художников России Константина Лебедева (их в экспозиции – на минуточку – 65), поражаешься, сколько граней собственного таланта он сумел раскрыть. Лебедев писал картины, занимался флорентийской мозаикой, совмещал первое и второе и, наконец, открыл для себя роспись по бересте.

Принцип работы с берестой объясняет Лебедев просто:

«Каждому сучку, каждой затрещинке даю смысловую нагрузку. Половину работы природа делает, половину – я. Ничего не добавляю. Главная задача – увидеть и обыграть то, что есть».

В Белгород художник переехал с Камчатки, оттуда же привёз бересту. Часть заказал в Белоруссии. Материалы закупает у заготовителей леса, так что при создании работ ни одно дерево не пострадало, шутит он. С белгородской берестой Лебедев не работает. Отличается ли береста тамошняя и здешняя?

«Камчатская намного толще и мощнее. Если бересту неправильно высушить, то она неправильно завернётся и никакими силами её не расправить. Береста белгородская – тоньше, нежнее».

Выставка «Резцом и кистью» продлится до 20 февраля. Время работы: с 10:00 до 17:30 (кроме выходных дней).

  • Константин Лебедев.

  • Резные панно и скульптура Бориса Мухарского.


для комментариев используется HyperComments