04.12.2016, Воскресенье 13:16
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
24 мая 2016 г. 12:55:32

Есть ли жизнь вне волейбола, если твой папа – олимпийский чемпион, а бабушка с дедушкой – заслуженные тренеры России.

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Иван Тетюхин: Отец как отец. Мне нравится!
Иван Тетюхин. Фото Вадима Заблоцкого

19-летний Иван – старший сын Сергея Тетюхина и либеро волейбольной молодёжки. Ваня рассказал «ОнОнасу», как попасть в основной состав «Белогорья», перестать пасовать из-за небольшого (!) роста и накопить 25 пар кроссовок.

— Твоя семья провела майские праздники в Таиланде. А ты почему не поехал?

— Отдыхать пока некогда, с учёбой сложно: я тренируюсь два раза в день и в универ вообще не попадаю. Мне не приходится выбирать: учёба или спорт, я обязан ходить на тренировки. Это моя работа, мне за это платят деньги. У меня есть контракт. Но даже если бы всего этого не было, я всё равно ходил бы на тренировки!

— В молодёжке такие большие нагрузки?

— В молодёжной команде абсолютно всё то же самое: нагрузки, тренировки, расписание. Даже выше, чем в Суперлиге, потому что нам надо расти и набирать форму. Весь год мы работали по графику: три дня по две тренировки, день — одна, баня и выходной. Вечером 2 января мы уже тренировались. С 10 класса у меня по две тренировки в день. В 10–11 классе в школу я вообще не ходил! И ничего, сдал ЕГЭ нормально. Все говорили: «Ваня, ты не сдашь». Но я сдал и поступил.

— А почему на экономфак? (Иван учится по специальности «управление персоналом» – прим. авт.)

— Мама была категорически против спортфака. Многим спортсменам (по разным причинам, например, из‑за травм) лет в 25 приходится заканчивать карьеру. А у мамы бизнес. Есть перспектива работать у неё, в случае чего.

— Но ты надеешься, что не придётся?

— Конечно, я очень хочу играть. С детства на площадке чувствую себя как рыба в воде. Нет других ощущений, похожих на это. Мне очень хочется попасть в первую команду, в сборную, что‑то выиграть — это мировые мечты!

— И насколько ты к ним подобрался?

— В этом году из молодёжки («Белогорье-2») я перехожу в «Технолог-Белогорье» (Высшая лига Б). Если игроку удастся хорошо себя проявить, его могут взять в основную команду. О таких перспективах говорить пока рано, да и не принято у нас с тренерами это обсуждать — нужно просто работать.

— Ты начинал как связующий, а сейчас либеро…

— Из‑за сложностей с ростом пришлось переквалифицироваться. Если посмотреть на все команды Суперлиги, любой игрок стартового состава (кроме либеро) ростом около двух метров. А во мне сейчас 184 см — это очень мало! Были трудности с блоком. Все ребята прыгали высоко, а я не дотягивался. Так что теперь я либеро. Многим ребятам не нравится играть в другом амплуа, но у меня такого не было. Бросить волейбол из‑за этого я бы не смог.

— Ты хотел бы оказаться в одной команде с отцом?

— Если честно, я никогда не думал об этом. Пожалуй, нет, не хочется. Я понимаю, что пока не нужен в «Белогорье», да и отцу тяжело — здоровье даёт о себе знать и возраст. Каждый год думаешь: «Пап, ну всё…». А он говорит: «Нет, ещё сезон». Вслух в семье никто не говорит ему завязывать – папа должен сам до этого дойти. Остаётся только поддерживать его. В этом году снова сборная, Олимпиада. Не знаю, как буду её смотреть, потому что прошлую смотрел на валидоле. В финале после двух партий я выпил полтора литра воды, меня аж трясло!

— Насколько Сергей Юрьевич вникает в твои волейбольные дела?

— Дома мы редко обсуждаем это. Мама может сказать после игры, что я сделал правильно, а где облажался. Отец после матчей в основном хвалит. Вообще, к моим спортивным делам он всегда относился так: сможешь сам — хорошо, а я никогда помогать не буду. Чтобы в случае победы ты знал, что сам это сделал. Я считаю, это правильно. Потому что если тебя кто‑то тянет, это видят все.

— В учёбу отец тоже не вмешивается?

— К учёбе он относится достаточно требовательно. И к моей, и к Пашкиной (Тетюхин-средний. – прим. авт.). В школе мы не были примерными учениками, но с нас всегда требовали, чтобы основы мы знали. Мне легко давалось обществознание. С математикой никогда не было проблем. Сложнее было с историей, химией, физикой, где надо было что‑то зубрить. Этого я никогда не любил. В принципе, был ребёнком, который не может сидеть на одном месте. Брат точно такой же.

— Родителей часто вызывали в школу?

— Маму вызывали много раз, потому что с поведением в детстве были сложности. А отца вызывали скорее на какие‑то мероприятия — не из‑за меня.

— А дома Сергей Юрьевич какой?

Сложно объяснить… У отца ко всем детям одинаковые требования, он всех нас одинаково любит. Понятно, что больше внимания уделяет младшему Сашке. А мы с ним сейчас скорее как друзья общаемся. Отец как отец. Как у всех. Строгий, требовательный, где‑то очень добрый. Мне нравится! (смеётся).

  • Семейство Тетюхиных.

  • В гостях у Тетюхиных – многочисленные родственники.

  • Кроссовки – отдельная любовь Ивана.

— А дедушка? (Юрий Иванович Тетюхин – заслуженный тренер России – прим. авт. — Иван тренировался у него до 16 лет)

— Дедушка он дома, а на тренировке он всегда Юрий Иванович. Хотя и дома его абсолютно все называют по имени-отчеству. И отец, и даже бабушка. Как‑то все привыкли. На тренировках он не даёт мне никаких поблажек. Заслуживаешь играть — играешь, не заслуживаешь — сидишь на замене. Всё! Ну и требования ко мне всегда были большие. Накосячил? Недоработал? Тебе на тренировке на это укажут и дома ещё пару раз. И на следующей тренировке понимаешь, что надо отработать ещё за предыдущую. Так что и дома дедушка держит нас в кулаке.

— Грех не спросить и про бабушку (Любовь Аблякимовна – тоже заслуженный тренер России). Ей‑то каково с шестью внуками? (у Ивана ещё три двоюродных брата – прим. авт.)

— Думаю, они с бабушкой счастливы. Часто бывает, что мы все вшестером ночуем у них несколько дней подряд. Бабушке наоборот грустно, когда никого нет дома.

— Интересно, сколько кроссовок обычно скапливается у вас дома?

— К кроссовкам у меня отдельная любовь! У меня их 25 пар, из них только три-четыре — для тренировок, в остальных я просто ежедневно хожу. Для меня кроссовки как для девушки платье — чем больше, тем лучше! Бывает, покупаю три-четыре одинаковые пары, но разных расцветок. Кажется, я знаю всё об этой индустрии: когда выходят новые модели, по какой цене… Кроме того, что я их постоянно покупаю, нам их ещё и выдают. Как экипировку. И мне, и отцу. Мама тоже обувь любит. Поэтому гардеробная дома полностью забита коробками из‑под обуви. С размерами сложно бывает: у отца 49-й, у меня 45–46-й.

— Кроме кроссовок, «страстей» больше нет?

— Пожалуй, что нет. Разве что поиграть в футбол на приставке. С братом, друзьями или с отцом. Отец может спокойно молодым класс показать, он следит за футболом. Я тоже слежу, может, даже больше, чем за волейболом. Болею за «Боруссию» и «Барселону».

— Недавно у тебя был день рождения. Как отметил?

— С друзьями-волейболистами выехали на дачу: шашлыки, речка, пляжный волейбол — куда ж без него! Футбол, баскетбол. Девушка подарила сертификат на прыжок с парашютом. Я вообще‑то не очень люблю высоту и раньше никогда не прыгал. Но теперь придётся. С инструктором. И страшно, и попробовать хочется.

— Твоя девушка тоже спортсменка?

— Нет. Многие ребята начинают встречаться со спортсменками, а в итоге это оборачивается тем, что они видятся раз в неделю или пару раз в месяц. Я так не хочу и не могу. Мы встречаемся уже четыре года, постоянно рядом, и меня это полностью устраивает.


для комментариев используется HyperComments