• 64,15 ↑
  • 68,47 ↑
  • 2,48 ↓
3 декабря 2015 г. 17:21:21

В Вейделевском районе сегодня с почестями захоронили останки пятерых защитников родины, павших в Великую Отечественную

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
История в трёх письмах

С прошлого года 3 декабря в нашей стране отмечают очень важную памятную дату – День неизвестного солдата. В этот день принято вспоминать всех защитников родины, павших защищая её или выполняя боевые задания за её пределами. Вспоминать тех, кто отдал свои жизни и остался безвестным, тех, на могилах которых нет имён, и тех, кто погребён в лесах, степях и полях.

Именно в этот памятный день в Вейделевском районе, в посёлке Викторополь, в братскую могилу захоронили останки пятерых воинов, погибших в июне 1942 года. Найти захоронение помогло письмо бойца, павшего вместе с ними в этом бою.

Первое письмо

Это удивительное и трогательное событие смогло состояться благодаря уважению людей к родине и её истории, уважению к её защитникам.

В 1942 году рядовой Василий Павлович Басов и ещё 11 бойцов погибли под Викторополем. В кармане военнослужащего оказалось письмо, в котором он писал:

«В случае моей смерти прошу сообщить об этом моей жене Басовой Евдокии Васильевне и моей дочери...»

Был указаны адрес, стояла подпись. Письмо это обнаружил местный житель, который хоронил бойцов на опушке леса Гнилое. Он осмотрел карманы убитых и в нагрудном кармане гимнастёрки Басова нашёл эту записку, залоговую квитанцию, которая была при погибшем, и отправил всё по указанному адресу с рассказом о том, где похоронен глава семьи.

Вначале война, затем тяжелейшие послевоенные годы... Вдовья доля была нелегка, семья переезжала с место на место, и письмо с местом захоронения бойца потерялось. Память человека тоже загадочна: какую-то мелочь она может хранить десятки лет, а что-то важное сотрёт или изменит в считанные дни.

Так случилось и в нашей истории. Вдова бойца запомнила, что её муж погиб у леса Горелого в июне 1942-го. Но нет в тех краях Горелого леса, и не шли бои в этом месяце. Оттого и могилу бойца найти оказалось невозможно.

Второе письмо

В конце 1960-х Евдокия Басова переехала в Орёл. К себе домой она пустила квартирантку. Ей оказалась молодая учительница из Вейделевки. В Орёл она приехала на учёбу.

Женщины разговорились, и вдова рассказала учительнице о том, что муж её погиб как раз в Вейделевском районе. Она попросила свою гостью найти того человека, который хоронил её супруга, который послал ей весточку, чтобы расспросить его о том, как всё было.

Девушка пообещала сделать всё возможное и слово своё сдержала. Вернувшись в Вейделевку, она написала письмо в местную газету «Пламя». Его опубликовали под названием «Откликнись, добрый человек».

В заметке учительница Большелипяговской восьмилетней средней школы В. Суслова писала:

«Услышав слово «Вейделевка» Евгения Васильевна как-то изменилась в лице. Потом поведала о своём горе... Евгения Васильевна со слезами на глазах просила меня разыскать в Вейделевке человека, участвовавшего в похоронах мужа, и сказать ему, чтобы он откликнулся на её зов. Она хочет узнать подробно, как всё было и где та могила, где похоронен В. Н. Басов. К сожалению, мои поиски не увенчались успехом. До сих пор я не нашла адресата. Откликнитесь на зов солдатской вдовы».

И на письмо откликнулись люди. Среди них не было того, кто сообщил о гибели Басова, но они знали многое. Удалось установить, что бой был у леса Гнилого, а не Горелого, и в июне, а не июле 1942-го. Также семья бойца узнала, что его похоронили на опушке Гнилого леса вместе с 11 погибшими, а потом перезахоронили в братской могиле в Викторополе.

Как всё было

Житель села Яропольцы Василий Сергеевич Виниченко прислал письмо, в котором описал всё, что видел в те далёкие дни.

«Перед оккупацией мы эвакуировались со скотом. У Ровенёк нас догнал немец. Мы стали двигаться обратно, и в Олейниках нам сказали, что у Гнилого был бой. Скот мы гнали по опушке леса, и здесь мы увидели 12 красноармейцев», – сообщал Василий Сергеевич в письме.

Далее он написал, что погибшие солдаты лежали рядом, многие были без гимнастёрок, у многих бойцов были страшные раны на головах.

«...Видимо головы были проломлены прикладами, из чего я заключил, что они были ранены, а потом добиты. Два из 12 лежали поодаль. Они, я думаю, были убиты, – пояснял мужчина. – Когда мы приехали домой, то оказалось, что в Яропольцах ночевал один красноармеец, которому удалось убежать. У него был прострелен нос, и он рассказал, как было дело».

Часть попала в окружение и скрывалась в лесу. Возле леса шло шоссе. По нему двигались немцы, их было много. Бойцам приказали не стрелять, затаиться. Один боец всё же выстрелил. Враги оцепили лес, красноармейцы оказались на опушке...

Там же их и похоронили местные жители, когда фашисты ушли.

  • Вещи красноармейцев, найденные в Гнилом лесу.

  • Вещи красноармейцев, найденные в Гнилом лесу.

  • Вещи красноармейцев, найденные в Гнилом лесу.

Третье письмо

Это письмо пришло главе администрации Вейделевского района Анатолию Тарасенко в этом году от жителя города Орла Игоря Аблова, внука Василия Басова. По рассказам мамы и бабушки, а также по архивным документам он частично восстановил, как проходили военные годы его деда. К этому письму мужчина приложил копии всех найденных им документов и писем, которые хранили его родные.

Игорь Аблов рассказал, что его дедушка ушёл защищать родину в 1941 году.

«Мой дед после призыва в составе команды сопровождал какие-то ценности в тыл страны. Какие – не знаю. Учитывая, что он работал бухгалтером в системе сберегательных касс, возможно, он сопровождал денежные ценности, – говорит в письме Игорь Аблов. – В какой-то момент связь с командой была утеряна, и извещение о том, что дед пропал без вести в декабре 1941 года, пришло бабушке после освобождения Орловской области от фашистов».

Но всё же, судя по архивным документам, бойцы выжили и доставили ценности. Второй раз на службу Василий Павлович Басов поступил 26 мая 1942-го. В декабре 1942 года военный вновь пропал без вести.

«После освобождения Орловской области на имя бабушки пришло письмо, в котором сообщалось, что дедушка погиб в бою в районе Гнилого леса около села Викторополь Вейделевского района Воронежской (ныне Белгородской) области 10 или 12 июня 1942 года», – сообщал внук героя.

Вот это письмо как раз и отправил солдатской вдове вместе с документами неизвестный доброжелатель.

Внук героя просил увековечить память деда и отметить имя рядового Басова Василия Павловича, 1901 года рождения, уроженца села Гуторово Орловской области на плите братской могилы села Викторополь.

Анатолий Тарасенко – человек неравнодушный, живо интересующийся историей. Он решил не просто выполнить просьбу внука защитника Вейделевской земли, но и постараться узнать больше о тех страшных днях, о захоронении на опушке Гнилого леса.

  • Раскопки.

  • Раскопки.

Огненная дуга

Администрация района связалась с Вейделевским краеведческим музеем. Сообща сотрудники администрации и музейщики начали поиски. Они вышли на Белгородский региональный историко-поисковый клуб «Огненная дуга». Под руководством Алексея Шевченко поисковики начали основную работу.

«27 и 28 октября этого года в районе леса Гнилого Викторопольского сельского поселения члены историко-поисковый клуб «Огненная дуга» провели эксгумацию останков пяти неизвестных военнослужащих, погибших в годы Великой Отечественной войны, – рассказывает старший научный сотрудник Вейделевского краеведческого музея Наталья Кублик. – Поисковики прошли лес со специальными приборами. Нашли патроны, гильзы, мужскую расчёску-однорядку, химический карандаш. Эта находка их натолкнула на то, что именно в этом месте могут быть захоронены тела, и они начали раскопки».

В работе сотрудникам музея и отряду поисковиков помогали старожилы посёлка Викторополь, учитель истории местной школы и жители соседнего хутора Орлова.

Установить имена павших воинов пока не удалось, но надежду никто не теряет.



Сегодня же в село Хмелевка Омской области отправили останки красноармейца Филиппа Тимофеевича Соснина. Их нашёл член клуба «Огненная дуга» Сергей Куценко в Шебекинском районе в сентябре. Семь энтузиастов из Белгорода, Киева, Минска, Москвы, Омской области и Харькова сумели разобрать еле различимые надписи на смертном медальоне и установить личность солдата, погибшего в мае 1942 года в ходе Харьковской операции. Также они выяснили, что прямых родственников у бойца не осталось.


для комментариев используется HyperComments