• 63,92 ↓
  • 67,77 ↓
  • 2,44 ↓
19 ноября 2015 г. 19:33:12

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
История про Бима
Рисунок Анны Заярной

Однажды мама Саши, Славы и Антона сошла с ума. И зачем-то решила пригласить домой кролика. Чтоб он пришёл навеки поселиться. В поисках подходящего ушастика мама Саши, Славы и Антона обратилась к Интернету. Посмотреть фотографии, умилиться и узнать, что эти очаровашки пьют, едят и какую пользу наносят домашнему хозяйству.

Интернет рассказал, что милые создания чрезвычайно много жрут, долго спят, требуют нечеловеческих запасов травы и терпения, а также очень любят плодиться и размножаться. Мама приуныла. Щёлкнула мышкой и очутилась на страничке любителей кошек. Но и кошки маму не порадовали. Они обещали нестерильный лоток, обильную шерсть, мартовский вой и откровенное презрение к хозяевам. Мама возмутилась и перешла к собакам.

Собак Интернет горячо одобрял и всячески хвалил. Проживание в доме самого завалящего пса обещало массу нечеловеческих радостей. И один-единственный минус. С питомцем нужно было гулять. Представив поводок с преданным другом на одном конце и с замёрзшей, промокшей или невыспавшейся собой на другом, мама задумалась. Картина выходила печальная. И маму осенило: а пусть это будет маленькая собака! И в качестве довеска к ней – кошачий лоток! С наполнителем! Конечно, перспектива возни с лотком не вдохновляет, но зато гулять в снег и дождь никакая собака меня не выгонит. Так рассудила мама и полезла искать информацию о местных продажных собаках карманного размера.

В это время вирус маминого безумия незаметно распространился по всему дому. Потому что ознакомленный с планами по немедленному вселению в дом четвероногого друга папа не задал никаких адекватных вопросов, вроде: «Ты что, спятила; какая собака; почему именно сегодня и что, вообще, происходит?» Вместо этого папа отодвинул маму от компьютера и с энтузиазмом включился в поиски. В итоге было найдено многообещающее объявление: «Отдам в добрые руки щенка, помесь, рост маленький (20 см), цвет светло-коричневый, звоните…» И папа немедленно позвонил. Он уже заранее проникся тёплыми чувствами к помеси маленького роста и светло-коричневого цвета. Трубку взяли сразу. Адрес тоже дали быстро. Немного настораживало, что на вопрос о возрасте щенка хозяйка отвечала слегка уклончиво. И про рост тоже как-то неконкретно.

– Ладно! – решил папа. – Поехали, посмотрим. Если не подойдёт, брать не будем.

И дружно обезумевшие родители сообщили Саше, Славе и Антону о том, что «мы сейчас едем смотреть щенка. И может быть…» Дальнейшую речь о размерах, лотках и строгом естественном отборе возможных собак в небольшой квартире перекрыл рёв восторга.

Семья погрузилась в машину. Светло-коричневая мечта ждала в селе под Белгородом, и время в пути решили скоротать, выбирая достойное имя будущему члену семьи.

– Мам, а это мальчик? – первым делом уточнила опытная Саша.

– Да.

– Точно мальчик? Вы уже знаете?

– Да, папа специально спросил, к девочке мы пока не готовы.

– Ага, потому что мальчики лучше, – радостно съехидничал Слава.

– Слава! – призвал к порядку папа, и Саша удовлетворённо показала брату язык.

– Давайте подумаем, как можно назвать щенка, – быстро сменила тему гендерных преимуществ мама.

– Я об этом и думала, – проворчала Саша. – Я думаю, Шарик. Или Дружок.

– Саша, ну это банальные имена. Надо поинтересней. Например… Атос! Вы же любите трёх мушкетёров. Хорошее имя. Необычное.

– Нееет! – дружно забраковали необычное имя Слава и Антон.

– Пуск! – Антон, проиграв «крысиные выборы» пару лет назад, всё ещё лелеял мечту использовать такое красивое и элегантное имя.

– Нет, – взбунтовался папа. – Никакого Пуска! Для крысы ещё ладно. Но для собаки – нет!

– Почему? – возмутился Антон.

– Потому что, – подробно объяснил папа.

Мама подождала, не скажет ли папа ещё чего-нибудь. Убедилась, что папа закончил с аргументацией. И, вздохнув, добавила:

– Я думаю, что несколько неудобно ходить и кричать на всю улицу «Пуск», если наш щенок далеко убежит.

– Пуск! Пуск! – попробовала на вкус Саша и все, кроме Антона, хихикнули, представив маму, бредущую по улице и время от времени оглашающую окрестности унылым криком «Пуск!»

– Только прохожих пугать, – решительно отвергла предложение мама.

– Или смешить, – фыркнул папа.

– Не важно! Пуск отменяется. Ещё версии?

– Серёжа, – предложил Слава имя лучшего друга.

– Нет! – мама снова зарубила идею на корню.

– Я не буду придумывать, – активизировался Антон. – Раз не хотите Пуск, сами думайте.

– И я не буду, – обиделся Слава. – Серёжа – хорошее имя.

– Оно человеческое, собаке не подойдёт. Некрасиво будет. И перед Серёжей неудобно.

– Перед каким? – сердито поинтересовался Слава.

– Перед всеми! – отрубила мама. – У нас шесть знакомых Серёж! Думайте! Нужны другие варианты.

– Волосатик? – робко предложила Саша.

Мама застонала и обратилась к папе:

– Долго ещё ехать?

– Уже подъезжаем, – бодро сообщил папа.

И машина въехала на заснеженную улицу села, где на Красноармейской улице в ожидании добрых рук смотрел в окно светло-коричневый щенок. Впрочем, до Красноармейской улицы было ещё далеко. Навигатором пока не обзавелись, и папа просканировал местность на предмет аборигенов. Несмотря на мороз, а может в связи с праздничным настроением (собачье-семейное безумие обуяло всех ровно 23 февраля) на лавочке у ближайших ворот беседовала компания местных жителей.

– Здравствуйте, – вежливо обратился к ним папа. – Подскажите, пожалуйста, как проехать на Красноармейскую?

– А вам зачем? – неожиданно заинтересовались старожилы.

– Нам ни за чем, – растерялся папа. – Мы туда по делу едем.

– А по какому? – продолжал светский допрос старичок в ватнике.

– По личному, – папа начал нервничать. – По объявлению.

– Ааа, – сидящие на лавочке глубокомысленно покивали друг другу. – Мы такую улицу не знаем. Здесь рядом нет. Ехайте вон туда, к магазину, может, там кто подскажет.

На площади у магазина прогуливались разные весёлые люди. Увидев микроавтобус, все подтянулись поближе. Папа, стоя на подножке, неожиданно стал походить на Ленина, выступающего с броневичка перед революционными селянами. Мама тихо хихикнула.

– Здравствуйте, – вежливо обратился к народным массам папа. – Подскажите, пожалуйста, как проехать на Красноармейскую?

Самый пожилой дедушка ответил:

– А вам зачем?

– Надо.

– Надо, значит, – задумчиво протянул дедушка. – Ага. А кто у вас там?

– Никто! – папа быстро терял остатки самообладания. – Где у вас улица Красноармейская? Хоть направление обозначьте!

– Ага, – так же задумчиво продолжил дедушка. – А вы из Белгорода?

– Да! – папа глубоко вдохнул и медленно выдохнул. Потом по слогам произнёс – Крас-но-ар-мей-ска-я у-ли-ца! Есть тут такая?

– Вот по этой дороге прямо, потом направо и ещё раз направо, – сжалился над папой мужчина с трёхлитровой банкой огурцов в руках.

– Спасибо! – папа чуть не добавил «добрый человек», но вовремя прикусил язык.

Через пять минут машина каталась туда-сюда по Красноармейской улице, а папа звонил по телефону хозяйке щенка. Ещё через пять минут выяснилось, что по какой-то неведомой причине, в селе ДВЕ Красноармейских улицы. Ещё через пять минут папа подъехал к очередной лавочке, широко улыбнулся и заговорил:

– Здравствуйте. Подскажите, пожалуйста, как проехать на Красноармейскую улицу, мы из Белгорода, туда едем щенка забрать, по объявлению.

Папа явно прогрессировал, быстро усваивая правила общения с местными жителями. На этот раз дополнительных вопросов не возникло. Парень в лохматой шапке долго указывал папе направление, размахивая руками туда и сюда, папа сосредоточенно внимал. И ещё через десять минут кружения и блуждания на ближайшем доме обнаружилась заветная табличка. Из-за забора донёсся громкий и дружный лай. Похоже было, что внутри располагается филиал местной псарни. Папа снова позвонил – сообщить, что мы, наконец, приехали. Ещё что-то уточнил. Развернулся и торжественно объявил:

– Сейчас вынесут щенка!

А потом предложил всем выйти из машины. Впрочем, Саша, Слава и Антон без папиных инструкций уже ломились к выходу, топча друг друга по ногам, пинаясь и тихо переругиваясь. Громко ссориться в такой важный момент было чревато.

– Не забудьте, – настойчивым шёпотом внушала мама, – нам нужен маленький щенок! Маленький! И чтобы он не сильно вырос! Если он будет крупный, мы его не берём. Поищем другого! МАЛЕНЬКИЙ!

Мама ещё раз воззвала к коллективному разуму и замерла, потому что где-то во дворе хлопнула дверь, а через минуту в отворившуюся калитку вышла женщина, неся на руках объёмистую светло-коричневую тушку, завёрнутую в остатки одеяла. По своим габаритам тушка уже в юном щенячьем возрасте превосходила все допустимые размеры. Мама тихо ахнула и с последней надеждой уточнила:

– А это точно он? Мы же, вроде, про маленького договаривались.

– Так он и есть маленький. Куда ж ещё меньше-то? – добродушно сказала хозяйка и, окинув взглядом детей, выбрала самую старшую и устойчивую.

– Вытяни-ка руки, – попросила она и водрузила «щеночка» на руки обалдевшей Саше.

Несколько секунд царила тишина, нарушаемая только лаем собак за воротами. В щелях мелькали морды немецких овчарок. На их фоне щенок у Саши на руках действительно казался трогательным крошкой.

Потом все очнулись. Саша прижала растерянное светло-коричневое существо к груди, Слава и Антон принялись его гладить и пищать несолидными для пяти– и восьмилетних мужчин голосами. Папа напряжённо обдумывал сложившуюся ситуацию. А мама тщетно пыталась прекратить этот балаган, напоминая о размерах предполагаемого щенка.

Лицо Саши вскоре приобрело решительное выражение. И становилось всё решительней по мере того, как уставали руки, прижимавшие пса к груди.

– Давайте его возьмём! – в конце концов, хором взвыли Саша, Слава и Антон.

Папа посмотрел на Сашу, прижимавшую к себе увесистый комок светло-коричневой шерсти, на Славу и Антона, на сам комок, печально свисающий со всех сторон неуклюжими лапами и толстым пушистым хвостом, и обречённо махнул рукой.

– Ладно, забираем.

– Надо денег дать сколько-нибудь, примета, – пискнула мама, вспомнив поверье, слышанное в туманной юности.

– Да, да, – обрадовано поддержала маму хозяйка щенка.

– Вот. – Папа вручил ей 50 рублей.

– Если какие-то вопросы, звоните, – весело прощалась дама. – Я сама биолог, преподаю и собак развожу, всегда помогу советом. Телефон у вас есть.

– Спасибо, до свидания.

– До свидания, – радостно прощались Саша, Слава и Антон, до конца не веря свалившемуся на них счастью.

– Саша, дай теперь я подержу, – послышалось из машины.

– Нет! Ты уронишь, я сама! И, вообще, мне его дали!

– Его дорогой может стошнить, не пугайтесь, одеялом прикройте, он ещё маленький, такое случается, – простодушно информировала напоследок женщина-биолог и проворно захлопнула калитку.

В машине воцарилась тишина. Потом раздались голоса:

– Ну ладно, держи!

– Нет, тебе дали – ты и держи!

– Антон, возьмёшь?

– Не-ет. Я боюсь, его тошнить может.

Саша на секунду замерла. Подумала. И быстро передала драгоценный свёрток севшей в машину маме.

– Он тяжёлый, – жалобно заявила дочь. – А дома я вам буду с ним помогать. Просто сейчас руки устали.

Папа заботливо поправил одеяло, сползавшее с испуганного темноглазого щенка. И сел за руль.

Темнело. В окно машины бился мелкий снег. Пёс тихо сопел в мамин рукав. Саша, Слава и Антон умильно посматривали на него и шёпотом радовались найденному имени: «Бим».
Счастливая семья возвращалась домой.


для комментариев используется HyperComments