• 59,54 ↑
  • 67,69 ↑
  • 2,28 ↑
16 декабря 2016 г. 15:28:08

Как после 64 лет знакомства белгородцы Евгений Бессонов и Тамара Гузиёва стали молодожёнами

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
История о любви, которая может прийти в любом возрасте
Евгений Бессонов и Тамара Гузиёва. Фото Ольги Алфёровой

Она держит его под руку, он приносит букеты полевых цветов. Она с гордостью показывает картины мужа, он заканчивает последние приготовления к ужину. Она встречает смехом каждую его шутку, а он любуется женой, пока она говорит. Этим летом Евгений Николаевич и Тамара Павловна поженились и отпраздновали свадьбу в Тунисе, а тремя месяцами ранее им исполнилось по 68 лет.

Детдом

Она: С мужем мы познакомились в 4 года – вместе оказались в детском доме для тех, чьи родители погибли на войне или были репрессированы. Я мало что знаю об отце. Он воевал на фронте, попал в плен, спасся, но сразу был репрессирован. Когда его забрали, мне было два месяца. После лагеря отец работал на электроламповом заводе, с бригадой отправился тушить горящие торфяники под Лугой. Там и пропал без вести, кажется, провалился в обвал и сгорел. Мама попала в больницу, когда мне исполнилось 4 года. Так я оказалась в спецдетдоме под Валуйками.

Он: Мой отец – военный, остался в служить Чехословакии после войны и погиб во время какого‑то конфликта. Мама работала проводницей и не вернулась с очередной смены: её сбросили с поезда. Хоть мы и жили в детском доме, это было очень счастливое время, всегда вспоминаем его с любовью. Мы ладили как братья и сёстры, были одной семьёй. Круглый год занимались спортом, вместе учились, трудились. С большинством ребят дружим по сей день. Завуч – воспитанник этого же детского дома, его родителей расстреляли у него на глазах. Он освоил и применил в нашем доме систему Макаренко. А ещё он был великолепный художник, с образованием, и меня научил рисовать. До сих пор это моя большая страсть – пишу картины маслом.

Она: У нас были бригады, в каждой – дети разных возрастов. Каждого малыша опекал наставник – ребёнок на 5 лет старше. Ответственной за меня была Танюша, она живёт рядом, до сих пор моя близкая подруга. Нам некогда было халтурить или заниматься ерундой: мы жили полностью на самообеспечении. Работали посменно – кто на огороде, кто на скотном дворе, кто в столовой или прачечной. Я смертельно боялась коров, но если была моя очередь – вставала и шла доить. Это нужно было сделать перед уроками, а после – кружки и другая общественная работа.

Евгений Николаевич рисует с детства.
Евгений Николаевич рисует с детства.
Фото Ольги Алфёровой

Юность

Она: Мы учились вместе до 8-го класса. Симпатии взаимной не было, знаете, одноклассников всех воспринимали как бесполых друзей. Любовные настроения вообще не одобрялись. Женя сидел сзади меня, у него с математикой хорошо было, а вот с русским… Я всем с сочинениями помогала, изложениями, проверяла работы. Вообще была спокойной, тихой девочкой, отличницей. После школы стала педагогом. Сначала работала воспитателем в детском саду. Выпускников после учёбы распределяли кого в Магадан, а кого в Шебекино. Мне повезло – осталась здесь, рядом с домом. Потом преподавала в педагогическом колледже. Позже у меня был свой бизнес, связанный с косметикой, до сих пор этим занимаюсь.

Он: Я всю жизнь много ездил. Пока служил военным психологом, где только ни побывал: по всей России катался, был в Германии, Прибалтике, Молдавии. Работа заключалась в психологической помощи людям, чьи родные погибли, или солдатам, которые сражались в боях. Честно: не особо хочу вспоминать, это трудное время.

В 45 лет ушёл в отставку в звании майора и отправился в Сибирь. Мы налаживали оборудование для компрессорных станций, добывали газ. Проработал в тайге пять лет в режиме нон-стоп: 45 дней там, потом на 15 дней домой и опять в лес. Места суровые, но прекрасные. Вдоль троп в посёлке были натянуты тросы, а у каждого человека висел карабин на поясе: не пристегнёшься – унесёт в тайгу и заметёт. Но мне там очень нравилось. Природа невероятная, грибы, рыбалка. Медведей встречал не раз. Не понимаю, как человек может прожить жизнь на одном месте, до пенсии ходя на одну и ту же работу, не повидав ни мира, ни людей.

Она: Женя очень любит работу, где виден результат труда. Я это уважаю – мне по душе такой мужской подход. И хоть он всю жизнь работал в сложных условиях, руки у него мягкие и нежные.

Любящие супруги.
Любящие супруги.
Фото Ольги Алфёровой

Любовь

Она: Когда я оборачиваюсь назад, вижу, что наша история красной нитью проходит через всю мою жизнь, как будто судьба вела нас друг к другу, а мы не обращали на это внимания. Но иначе быть не могло. Мы одногодки, с разницей в рождении в один день. Женя появлялся в моей жизни в трудные моменты и выручал меня, даже когда жили в разных городах.

В школе я случайно разбила окно. Женя встал и при всех сказал, что это сделал он. В Харькове нас с подругой ограбили на рынке. Стоим, плачем – домой ехать не на что. Откуда не возьмись – на платформе Женя. Купил обратные билеты и мешок сладостей в придачу. Спустя время проводила парня в армию, а сама безутешно рыдаю. Женя появился из‑за угла, утешил, помог справиться с тоской. Через несколько лет я поехала к подруге в Москву и заблудилась там. Опять он, в военной форме, встречает меня, всю в слезах и растерянную. Успокоил, проводил. Потом много ещё всего было. Когда дочь тяжело болела, Женя приходил в больницу, приносил продукты и цветы.

А когда умер мой муж – я вообще не знала, как жить, куда идти и что делать. И опять Женя оказался рядом. Он тогда здорово поддержал меня.

Он: Моя жена в последние годы жизни много болела. Мы переехали поближе к родным, в Белгород, купили дом. Она умерла почти в то же время, что и муж Тамары. Мы прожили в одиночестве почти 10 лет.

А потом стали общаться, приходить в гости – и влюбились. Однажды я сказал ей: забери меня к себе вместе с домом, хе-хе. Ты одна, я один. Хочется жить нормально, а человеку одному – никак.

Она: «Ты была моя недосягаемая мечта», – так он признался мне в любви. Сразу начались испытания отношений. Женя перенёс операцию, началась тяжёлая аллергия, я его как дитя выхаживала. Потом я слегла со спиной – и он за мной ходил.

Свадебное путешествие в Тунис.
Свадебное путешествие в Тунис.
Фото из личного архива Евгения Бессонова и Тамары Гузиёвой

Свадьба

Он: Родные отреагировали хорошо, поддержали нас. А наш общий друг Ваня всё время давил – женитесь, не по‑христиански это жить вместе и не в браке. Но мы вообще не думали об этом – просто было хорошо вместе.

Ох, какая у нас спонтанная свадьба была! Решили съездить отдохнуть, дети помогли купить путёвку в Тунис. А в агентстве посоветовали – сделайте себе свадебное путешествие.

И вот вылет через три дня, а нас нигде не расписывают – везде нужно ждать месяц. Позвонили наудачу в загс в Строителе, а там чудесный директор Наталья Журбенко выслушала нас и сказала: «Ну что ж, ситуация особенная, конечно приезжайте, всё сделаем. К 11 успеете?» А на часах 10:00.

Она: Мы похватали паспорта, по‑быстрому что‑то на себя надели, Женя где‑то умудрился купить цветов, и помчались расписываться. Едем, а нас сотрудники ГАИ останавливают. Я говорю: «Ребята, мы молодожёны, на свадьбу едем». А инспектор так умилился и говорит: «Так поспешите же!»

В Тунис мы прилетели уже женатыми. Там всё было безумно романтично – море, розы, праздничный ужин – свадебное путешествие удалось.

Одна из картин Евгения Бессонова.
Одна из картин Евгения Бессонова.
Фото Ольги Алфёровой

Мудрость

Она: Отношения сложно строить, но мне кажется, что в молодости это даётся тяжелее. В зрелом возрасте уже есть мудрость и опыт, они помогают понимать друг друга.

У Жени характер особенный: у него все люди хорошие, ни о ком не скажет плохого. Что не делается – хорошо. Любой конфликт обойдёт, переведёт в шутку, снимет напряжение. И внуков своих так учит – между собой научитесь находить компромисс, а не противостояние.

Он очень добрый, заботится о каждом, даже о животных на улице. Мой муж так готовит, что я, остерегаясь за фигуру, запретила ему делать это часто. Да и вообще всё умеет по хозяйству. Внуки наши просто обожают приезжать в загородный дом, там всё обустроено: сад, огород, цветы. Говорят: там можно делать всё, что хочешь, и тебе за это ничего не будет.

Мы уважаем бывших наших супругов. А ещё ценим момент: неважно, что было раньше – главное, что происходит сейчас.

Он: Главное – находить компромиссы. Конечно, у каждого свои привычки и порядки. Здесь нужно решить, что тебе важнее – свои прихоти или мир в семье.

В обществе ты можешь быть генералом и начальником, но дома нужно быть любящим и заботливым человеком. Важно жить полной жизнью в любом возрасте, использовать силы по максимуму. Я продолжаю работать, а Тамара ходит в бассейн и ведёт женский клуб. И это правильно, потому что жизнь закончится, как только ты перестанешь двигаться и что‑то делать.


для комментариев используется HyperComments